Новости

2021.07.20 11:30

Литовский фильтр. Как чешское и немецкое оборудование для электростанций попало в Крым

Рута Юкнявичюте, отдел расследований LRT, Михаил Маглов, «Scanner project», Иванна Трутненко, «Радио Свобода»2021.07.20 11:30

После аннексии Крыма российские власти столкнулись с двумя серьезными проблемами — дефицитом воды и электричества на полуострове. Собственных технологий для решения этих задач у России не было, а установить импортное оборудование мешали введенные из-за аннексии санкции. Однако новые электростанции были построены и запущены. Scanner project и отдел расследований Литовского национального радио и телевидения выяснили, как компаниям, связанным с Игорем Сечиным, удалось это сделать.

РАССЛЕДОВАНИЕ КОРОТКО

• 17 декабря 2018 года у литовского предприятия Run Engineering, работающего в Каунасе, отозвали лицензию на экспорт товаров двойного назначения — возникло подозрение, что продукция компании может оказаться в аннексированном Крыму. За несколько дней до отзыва лицензии в Россию через Литву были вывезены немецкие мембраны производства Inge GmbH, которые ранее задерживала литовская таможня.

• После отзыва лицензии Run Engineering успешно экспортировало оборудование в Россию на предприятие «Воронеж-Аква», которое с 2016 года участвовало в строительстве Таврической и Балаклавской электростанций в Крыму.

• Чешская компания Lavimont Brno, принадлежащая литовской Run Engineering, участвовала в строительстве Белорусской АЭС недалеко от города Островец. Также компании поставляют оборудование для других российских энергетических проектов, реализуемые российскими госкорпорациями.

• Run Engineering через кипрскую Nestan LTD принадлежит загадочному акционеру — Марине Кармышевой. «Воронеж-Аква» декларирует, что литовское предприятие — это ее проектное бюро.

• Акционеры Run Engineering тесно связаны с президентом «Роснефти» Игорем Сечиным, попавшего под санкции Запада, а также с российскими бизнесменами братьями Дмитрием и Андреем Котенко, группой компаний «Регион» миллиардера Сергея Сударикова.

После аннексии Крыма российские власти столкнулись с двумя серьезными проблемами — дефицитом воды и электричества на полуострове. Собственных технологий для решения этих задач у России не было, а установить импортное оборудование мешали введенные из-за аннексии санкции. Однако новые электростанции были построены и запущены. Scanner project и отдел расследований Литовского национального радио и телевидения выяснили, как компаниям, связанным с Игорем Сечиным, удалось это сделать.

В марте 2019 года Путин прибыл в Крым, чтобы отметить очередную годовщину аннексии и лично поучаствовать в решении одной из главных проблем Крыма — отсутствия электричества, запустив новые блоки на двух электростанциях, Балаклавской и Таврической.

На открытие Путин прибыл с министром энергетики России Александром Новаком и Дмитрием Козаком, на тот момент — вице-премьером правительства. Сопровождал делегацию Сергей Чемезов — генеральный директор государственной корпорации «Ростех», отвечавшей за строительство энергоблоков. Сергей Чемезов дружит с Путиным еще с советских времен, они вместе работали в дрезденской резидентуре КГБ и жили в одном доме.

«Сегодня сделан еще один шаг в укреплении безопасности Крымского полуострова, да и всего юга Российской Федерации», — сказал Путин перед запуском вторых энергоблоков.

На станциях установлены четыре турбины Siemens. Об их поставках в Крым через «дочку» «Ростеха», компанию «Технопромэкспорт», стало известно в 2017 году. Установка произведенных в Европе турбин в Крыму прямо нарушает введенные после аннексии санкции. Немецкий холдинг Siemens тогда объяснял, что менеджеров компании обманули — турбины закупались для установки в Краснодарском крае.

Как удалось установить Scanner project и отделу расследований LRT (Литовское национальное радио и телевидение), Siemens — не единственная компания, чья техника поставлялась для строительства электростанций в Крыму в обход санкций.

Брно-Каунас-Воронеж-Крым

Одним из четырех подрядчиков строительства станций стала компания «Воронеж-Аква». По публичным госконтрактам она получила 5,7 млрд рублей (€62 млн). Выбор именно этой компании логичен: дефицит воды на полуострове вынудил использовать для охлаждения оборудования технологию «сухой градирни» с замкнутым циклом циркуляции жидкости. Воде при этом требуется регулярная очистка и фильтрация, именно на этом специализируется «Воронеж-Аква». На крымских электростанциях «Воронеж-Аква» отвечала за оборудование для водоподготовки, очистки сточных вод и внутренние трубопроводы.

Оборудование для фильтрации и подготовки воды проектируется и производится на предприятиях в Литве и Чехии, а после экспортируется в Россию на «Воронеж-Аква». Об этом свидетельствуют данные об экспорте, полученные LTR и Scanner project. «Воронеж-Аква» указывает, что ее производственная база находится именно в Литве, на каунасском заводе.

Компания «Воронеж-Аква» через «Группу Воронеж-Аква» принадлежит Андрею Котенко. Братья Андрей и Дмитрий Котенко с конца 1990-х владеют химическим трейдером «Группы Нитол». Группа, в свою очередь, с 2004 года контролировала завод «Усольехимпром» — источник экологическое катастрофы в Усолье-Сибирском.

Среди проектов «Воронеж-Аква» есть работы на Сызранском и Новокуйбышевском нефтеперерабатывающих заводах, предприятиях «Роснефти». В 2017 году Дмитрий Котенко объявил себя банкротом с задолженностью 2,4 миллиарда рублей (€26,4 миллиона).

Значительную часть оборудования, которое «Воронеж-Аква» ввозит в Россию и монтирует на своих объектах, имеет европейское происхождение. Градирни, центрифуги, системы очистки и осветления воды поставляют литовская компания RUN Engineering и чешская компания Lavimont Brno.

Чешская компания Lavimont Brno производит системы очистки воды и работает в том числе на атомных станциях. В 2016 году Леош Томичек, вице-президент компании Rusatom Overseas, заявил, что чешская компания Lavimont Brno поставляла трубопроводы для строительства Белорусской атомной станции (Островец), которую Литва называет угрозой национальной безопасности.

Владельцем Lavimont Brno до марта 2016 года был Милослав Вимр, который участвовал в финансировании Чешской Социал-демократической партии (ČSSD). ČSSD сейчас занимает всего 14 мест в парламенте Чехии, но входит в правящую коалицию с популистской партией ANO премьера Андрея Бабиша.

В декабре 2015 года в совет директоров Lavimont Brno, кроме Милослава Вимра, входят директор литовской Run Engineering Повилас Мядякша (Povilas Medekša) и Дмитрий Котенко, председатель совета директоров «Воронеж-Аква». В течение двух лет Run Engineering постепенно выкупает акции у Вимра, и к 2017 году становится непосредственным владельцем Lavimont Brno.

В Брно находится реальное производство систем очистки воды, а литовская Run Engineering выступает лишь посредником для продажи. Это выгодно: Run Engineering зарегистрирована в свободной экономической зоне Каунаса, что помогает значительно снижать налоги на прибыль и возвращать НДС.

Run Engineering в 2014 году учредила сотрудница «Воронеж-Аква» Алия Алиакбярова. Директором литовского юрлица становится Повилас Мядякша (Povilas Medekša).

В 2017 году доля Алиакбяровой снижается до 30%, собственником 70% становится кипрская компания RLA-Aviation LTD. В 2019 году Run Engineering полностью переходит к кипрской Nestan Ltd. Владелица этих офшоров — уроженка Москвы с кипрским гражданством Марина Кармышева.

Предприятие Run Engineering, работающее в Каунасской свободной экономической зоне, невелико, там работают всего 16 человек. Компания указывает, что выпускает оборудование для подготовки и фильтрации воды, которое используется в российской ядерной энергетике.

Глава предприятия Повилас Мядякша в разговоре с LRT объяснил, почему завод расположен именно в Каунасе: «Может, потому что мы являемся транзитной страной, которая пользуется своими преимуществами, находясь между Востоком и Западом?».

Run Engineering привлекл внимание чиновников еще летом 2018 года, когда предприятие пыталось вывезти из Литвы оборудование двойного назначения, которое предположительно могло оказаться в Крыму.

К товарам двойного назначения относятся те, которые можно использовать как в гражданских, так и в военных целях, поэтому для их экспорта требуется специальная лицензия. В Литве ее выдает Комиссия по вопросам выдачи лицензий на стратегические товары, находящаяся в структуре министерства экономики и инноваций.

Летом 2018 года Run Engineering попыталась вывезти из Литвы две установки для ультрафильтрации, следует из дела, которое рассматривалось в Каунасском районном суде в июне 2019 года. Представителя таможенного посредника обвиняли в том, что он не предоставил экспортную лицензию на товары двойного назначения, а при заполнении документов указал, что эти документы необязательны.

Департамент государственной безопасности Литвы в своем отчете за 2018 год сообщил, что Run Engineering было отказано в получении экспортной лицензии «из-за возможного риска отправки оборудования в оккупированный Россией Крым». В лицензии было отказано 17 декабря 2018 года.

Несмотря на это, предприятие все же продолжило поставлять оборудование в Россию, следует из экспортных данных, имеющихся в распоряжении LRT и Scanner project.

Из дела, рассматривавшегося Каунасским апилинковым судом, видно, что после того, как экспорт был приостановлен, Run Engineering пыталось вывезти оборудование с фильтрующими мембранами dizzler. В соответствии с положениями регламента Совета по экспорту товаров двойного назначения, к экспорту таких деталей применяется особый режим.

Мембраны dizzler прибыли на «Воронеж-Аква» 17 декабря 2018 года, то есть в тот же день, когда Run Engineering, свидетельствуют данные, имеющиеся в распоряжении LRT и Scanner project, то есть были высланы за несколько дней до отзыва экспортной лицензии. Фильтры предназначались для установок Run Aqua-UF, их производителем было указано немецкое Inge GMBH.

Вот само предприятие «Воронеж-Аква» на ютубе делится клипом о работе, проделанной на крымских электростанциях. В кадре можно увидеть оборудование с логотипом немецкой компании Inge GMBH и оборудование для ультрафильтрации того же производителя.

Директор Run Engineering Повилас Мядякша утверждает, что после отзыва лицензии товары двойного назначения ни в Россию, ни в Крым не вывозились.

Решение об отзыве лицензии он называет политическим.

«Мы экспортируем устройство, но не мембраны, на которые нужны лицензии. Можно сказать, что мы экспортируем автомобиль, но не двигатель», — сказал Повилас Мядякша.

Необходимые мембраны приобретались в других местах, говорил он: «Объект сам покупает их где угодно: есть немцы, китайцы, японцы, голландцы. Ограничения, накладываемые Европейским Союзом, всего лишь сузили рынок».

С 17 декабря 2018 года, когда у Run Engineering отозвали лицензию, различное водофильтрующее и водоподготовительное оборудование экспортировалось в Россию 59 раз. В том числе — шесть раз и уже упоминавшаяся модель Run Aqua-UF, которую литовская таможня задерживала ранее.

LRT отправило предприятию вопросы в письменном виде. В ответном письме предприятие Run Engineering заявило: «По имеющимся у нас сведениям, ни на какие объекты, упомянутые в запросе, никакое оборудование, произведенное нашим предприятием, не поставлялось».

«У них были определенные дела в Крыму»

В 2017 году предприятие Run Engineering приобрело 100% акций чешского предприятия Lavimont Brno. Они были приобретены у гражданина Чехии Милослава Вимра. После продажи акций Вимр также входил в совет директоров вместе с главой Run Engineering Повиласом Мядякшей и председателем совета директоров предприятия «Воронеж-Аква» Дмитрием Котенко.

«Я подписал договор в Москве, в рублях. И тогда началась война — вы, скорее всего, это и спросите — рубль упал, и я бы обанкротился. Поэтому я решил продать предприятие литовцам», — сказал в разговоре с «Радио Свобода» бывший владелец Lavimont Brno.

Сейчас чешское подразделение возглавляет гражданин Франции Вадим Зайцев, а с 2019 года он владеет 50% акций Lavimont Brno.

По имеющимся данным, экспорт чешского предприятия прекратился в декабре 2018 года, за несколько месяцев до пуска крымских электростанций.

Номер, указанный на сайте предприятия, отключен. Коллеги из «Радио Свобода» отправились в город Брно, в офис, по которому зарегистрировано предприятие Lavimont Brno, но по этому адресу никого не нашли.

«Я работаю здесь около года, но я не слышала о таком предприятии», — сказала сотрудница, работающая в здании.

Журналисты «Радио Свобода» посетили еще четыре связанных предприятия, но ни в одном из них не удалось пообщаться с нынешним главой Lavimont Brno Вадимом Зайцевым. На вопросы, отправленные письменно, он также не ответил.

Бывший акционер и член правления чешской компании Мирослав Вимр несколько раз говорил, что у Lavimont Brno были проекты в Крыму.

«Я сам этого не делал, но они уже продавали в Крыму, да. Я точно знаю, что у них были определенные дела в Крыму», — сказал он журналистке «Радио Свобода».

«Послушайте, это было нормальное предприятие, без проблем. Налоги платили, бухгалтерию вели старательно — все было как положено, без проблем. Единственная проблема, насколько я понимаю, заключалась в том, что они повернули в сторону Крыма», — добавил он.

Сейчас предприятие не работает, добавляет бывший владелец Lavimont Brno: «Насколько мне известно, они уволили секретаршу. Возможно, они перенесли свой бизнес в Украину, Литву или Россию. Я не знаю. Сейчас они трудоустраивают людей в других местах. Скорее всего, они просто сохранили чешский адрес. Когда они увидели, что вести бизнес в Чехии невозможно, они обанкротились или покинули чешский рынок. Это мое мнение».

Отвечая на вопрос о клиентах, Вимр ответил: «Точно не в Украине. Но в Крыму у них действительно кто-то был, да».

Предприятие Lavimont Brno выполняло работы по подведению трубопроводов к Белорусской атомной электростанции близ Островца. О работе на белорусской станции в 2016 году говорил вице-президент «Русатом Оверсиз» Леош Томичек.

Литовская таможня отказалась комментировать ситуацию, связанную с Run Engineering.

Начальник отдела профилактики нарушений Каунасской территориальной таможни Аста Кряучялюнайте пояснила, что таможня проверяет товары, руководствуясь установленными критериями анализа рисков, но делает это выборочно.

Кто такая Марина Кармышева

Как говорилось выше, Run Engineering формально принадлежит кипрской компании, а та записана на россиянку Марину Кармышеву. Она, в свою очередь, связана с бизнесменом, входящим в российский список Forbes.

В базах данных российских ведомств, утекших в сеть, говорится, что с 2003 года Кармышева работает в структурах группы компаний «Регион». С 2009 по 2016 год Кармышева была директором кипрской Region Group (ранее называлась WHPA Ltd), ключевой компанией в структуре ГК «Регион» бизнесмена Сергея Сударикова.

По данным российского коммерческого реестра, 100% компании «Группа Воронеж-Аква» находится в залоге у ГК «Регион».

Сергей Судариков — бизнесмен, довольно близкий к руководителю «Роснефти» Игорю Сечину, а у «Региона» есть несколько совместных проектов с «Роснефтью». К примеру, ГК «Регион» через «Московский кредитный банк» и «Бизнесконцепт» владеет долей в сервисе быстрых платежей «Элекснет», ее совладелец — «Сибирская Интернет Компания», которая контролируется «Роснефтью». В 2017 году совладельцем «Элекснета» также была кипрская компания RLA-Aviation Кармышевой.

Британская компания QHG Trading в 2017 году получила пятилетний контракт на продажу продукции «Роснефти». Учредителем трейдинговой фирмы были Glencore и катарский фонд, в 2019 году основным бенефициаром стал нефтетрейдер Сергей Невский. QHG Trading Невский владел через российскую «Инвестнефтетрейд», доли которой находятся в залоге у «Московского кредитного банка» (входит в ГК «Регион»). 10 ноября 2020 года Невский пропал, а спустя десять дней стало известно, что суд арестовал его по обвинению в даче взятки.

Уже спустя два дня после исчезновения Невского бенефициарным владельцем QHG Trading стала Марина Кармышева, а управление QHG Trading перевели на кипрские компании Кармышевой — Inversos Ltd и Nestan Ltd. В ГК «Регион» тогда заявили изданию «Коммерсант», что Марина Кармышева не имеет к ним отношения.

В 2020 году российское издание Forbes включило QHG Trading в топ-20 торговцев российской нефтью: британский трейдер оказался на седьмом месте с контрактами на $3,7 млрд. Согласно последней опубликованной отчетности за 2019 год, выручка компании составила £5,4 млрд. При таких оборотах Марина Кармышева неизбежно должна была оказаться в списке крупнейших бизнесменов России — но размер ее состояния неизвестен, а деловая пресса не знает, как она выглядит.

C 2013 года кипрская RLA-Aviation владеет «Николаем Трубячинским», одним из шести исследовательских судов компании «Морская Арктическая Геологоразведочная Экспедиция», 37% которой с сентября 2020 года принадлежит Андрею Патрушеву, сыну Николая Патрушева, секретаря Совета безопасности России, давнего соратника Путина и автора термина «новое дворянство» в отношении выходцев из КГБ и ФСБ.

В январе 2021 года собственником RLA-Aviation стала мальтийская компании RLA Group. На сайте RLA Group говорится, что компании QHG Trading, Nestan Ltd, Nestan Trading AG, Run Engineering и Lavimont Brno входят в единую группу.

Швейцарская Nestan Trading AG также занимается торговлей нефтепродуктами. Согласно таможенным данным, Nestan Trading продает продукцию Новошахтинского нефтезавода, который до недавнего времени находился под контролем российско-украинского политика Виктора Медведчука — в Украине его называют «кумом Путина». Подробнее о том, как Медведчук обходит санкции США и торгует своими нефтепродуктами недавно рассказывали наши коллеги из передачи «Схемы» «Радио Свобода». В 2019 году Nestan Trading поставила восемь морских судов снабжения для «Морская Арктическая Геологоразведочная Экспедиция».

С 2008 по 2014 год Марина Кармышева была директором кипрской C.P.V. Mercason Investment, а с 2014 года — ее номинальным владельцем. До 2014 года C.P.V. Mercason Investment принадлежала Сергею Сударикову через Matelot Group (Британские Виргинские острова). В России C.P.V. Mercason Investment владела 12,3% акций АО «НК “Роснефть-Ямалнефтепродукт”» и 24% акций АО «Калининградский морской торговый порт».

«Я видел ее [Кармышеву] пару раз в жизни и абсолютно не знаю. Я рядовой сотрудник и не обязан знать. Я не представляю, что она за человек», — так на вопрос о Марии Кармышевой ответил руководитель Run Engineering Повилас Мядякша.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt