Новости

2021.09.26 11:35

«Просто нужна любовь». Как многодетная московская семья прижилась в литовской деревне

Лилия Копач, телепрограмма LRT «Русская улица», LRT.lt2021.09.26 11:35

Константин Дерюгин – дитя асфальта, москвич. Но его тринадцать детей растут в деревне. Когда в 2013 году семья решилась на переезд из Москвы в Игналинский район, в семье было восемь детей. Ещё пятеро родились в Литве. Как сказал Константин в интервью программе «Русская улица», в начале совместной жизни они с женой Татьяной загадывали семью ещё больше!

«Мы планировали двадцать пять: двадцать своих и пять приёмных, – улыбается Константин. – Но я не совсем понимал, о чем идёт речь, потому что я один рос в семье. А Таня из другой семьи – у них шестнадцать детей, она четвёртая. Когда ты не знаешь, тебе легко этого хотеть. Но она знала, и ей тоже этого хотелось».

Татьяна вспоминает, как увеличивалась их с Константином семья:

«Первых троих мы взяли, потому что нам стало их жалко. У нас родилась девятая. Сёстры лежали в больнице. Приехали домой и говорят: «Там бедненькие детки, у них нет ни мамы, ни папы. Мам, давай возьмём их себе?» – «Так у нас же Олечка маленькая только что родилась». – «Мы тебе будем помогать!». Вот так мы их и взяли».

Константин и Татьяна доказывают своей жизнью, что можно в такой большой семье любить, развивать и слышать каждого ребёнка. Не скрывают, что им помогает вера.

«Есть один фактор, – подчёркивает глава семейства. – Я христианин, хотя был атеистом. Моя семья была атеистической. Бабушка – директор школы, дедушка – парторг на секретном военном предприятии. Они были до мозга костей безбожники, и я таким был. С детства я хотел быть и космонавтом, и разведчиком, и учёным. Собирался в МГУ поступать, учился на подготовительных курсах. Но как раз в те годы у меня поменялось мировоззрение – на пороге 15-ти лет я уверовал в Бога. Тогда была перестройка, материально плохая жизнь – мы продавали вещи, у мамы не было работы, я был один ребёнок у неё. Тяжелые годы, 90-ые. Это послужило толчком, чтобы вначале мама стала искать Бога, а потом она меня тащила. И когда я сделал сознательный шаг к Богу, то я расхотел быть учёным. Но склад ума и тяга к исследованиям до сих пор определяет мою жизнь».

«Во-первых, мы всегда молимся, – дополняет мужа Татьяна Дерюгина. – Всегда читаем Библию. В Библии Господь учит друг другу помогать, мы так и учим детей. С Богом все возможно».

Константин рассказывает, что в Москве семья неоднократно сталкивалась с проявлениями религиозной нетерпимости. Баптистам – представителям одного из направлений протестантского христианства – было очень непросто в советское время, нелегко и сейчас. Это была первая причина эмиграции.

Вторая – желание жить на земле. Когда Константин впервые попал в Литву, его поразила красота природы.

«Я впервые оказался в Литве у Жеймяны, в сорока километрах отсюда, как от Игналины ехать на Швенчёнис. Тогда был конец августа, бабье лето. Это вот здесь мне очень нравится, – но там я просто онемел от восторга! Это не передать словами, особенно для городского жителя. Возле Дома отдыха – огромное озеро, я каждое утро делал там зарядку, купался. А когда мы сняли лодку и заплыли за угол озера – вообще цивилизация исчезла! Как будто свет в кинотеатре гаснет, и ты в 3D-экране: утка под лодкой выныривает и машет крыльями, птицы поют, рыбы плещутся. Я головой вертел: «Таня, смотри!» И мы стали искать, сколько теперь стоит жильё, как получить вид на жительство… Это заняло ещё полгода, и полгода – переезд. Всего год решались вопросы».

Так юрист Константин и бухгалтер Татьяна со своими детьми оказались в литовской глубинке.

«Цель была такая… Я читал форумы, готовился. Знал, что в том районе, куда мы едем, есть русскоязычный город – это плюс. Но работы нет – это минус. Тем более, я не знаю языка, и мое юридическое образование здесь никому не нужно. Мог быть посредником для приезжающих из России. Но это я сейчас могу помочь, – а тогда ещё ничего не знал. Поэтому ставка была сделана на сельское хозяйство. Мы хотели этим заниматься, мы начали этим заниматься, единственная проблема – мы не умели этим заниматься. Моя жена из сельской местности, а я абсолютно городской человек. Мы бросились с обрыва, потому что выбора другого не было».

Супруги развивали хозяйство, рождались дети. В семье Дерюгиных – девять девочек и четыре мальчика. Всех детей родители учат музыке. И дома, и в музыкальной школе Висагинаса.

Но в декабре 2020 года случился страшный пожар, сгорел дом. Мама Татьяна с семью детьми была в отъезде, в России. Константин и шестеро детей не пострадали, но семья в одночасье лишилась всего имущества – зимой остались голы-босы.

«Вот эти два года для меня были… Это просто такая Божья любовь, – вспоминает Константин. – Но сначала было испытание. Знаете, я улыбаюсь – но не могу об этом спокойно говорить».

Семье бросились помогать все, кто мог. Самоуправление выделило социальную квартиру в деревне Канюкай. Местный предприниматель подарил микроавтобус. Люди несли всё необходимое. Литовское отделение международной благотворительной организации «Gelbėkit vaikus» («Спасайте детей») начало сбор средств на строительство дома для семьи. А пока Дерюгины трудятся не покладая рук – каждый по возможностям.

«Люди спрашивают: «А где ты работаешь?» Своё предприятие, стадо коров, земли восемь гектаров, – и всё равно спрашивают: «А где ты работаешь?» Если я ухожу из дома, то Галя (она старшая, ей 18 лет) уже берёт на себя ответственность. Или надо было бы трёх-четырёх служанок нанимать. Но на это нет средств», – говорит глава семейства.

В этой семье, как и во всякой другой, были свои кризисы. И общий язык с детьми не всегда было легко найти. Но сегодня семейный хор Дерюгиных звучит слаженно.

«Просто нужна взаимная любовь, – делится рецептом Константин. – Я раскрываю для детей свою душу полностью. И первый вопрос к ним: «Дети, какие у вас есть ко мне претензии?» С этого мы начинаем, когда собираемся. «Я открыт перед вами, давайте – что я не так делаю?» И я это в первую очередь выслушиваю в свой адрес. А вот потом я начинаю рассуждать, как мы прожили, как они прожили... Это все в уважительном ключе, ласковыми словами. Это единственный способ действующий».

«Мы друг другу даём любовь, уважение, и слова соответствующие говорим, – продолжает Константин. – Я пробовал их строго воспитывать: «Почему вы так не делаете, всё не так, да сколько можно?!» Результат – огорчённые дети; ты сам понимаешь, что что-то не то происходит. Ты хочешь ребёнку что-то сказать хорошее, а он тебя уже побаивается. Вы сами понимаете: своими же руками, своими словами можно создать рай на земле, а можно – ад. Вот я решил, что рай – это хорошо, а остальное неприемлемо».

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt