Новости

2021.03.10 12:35

«Мой карантин». Глава музея в Вильнюсе Надежда Петраускене: Пушкин был хулиган, он бы и сейчас не растерялся

Наталия Зверко, LRT.lt2021.03.10 12:35

Литературный музей им. А. С. Пушкина в Вильнюсе, как и другие музеи в Литве, в данный момент закрыт. Однако жизнь здесь по-своему кипит - работники борются с последствиями зимних снегопадов, снимают ролики для социальных сетей, а еще - готовятся к реставрации здания.

"Из-за того, что снегопад был как никогда обильным и выпало очень много снега, мы действительно ощутили, что живем, как в горах, в Альпах. Не зря в свое время Лев Николаевич Павлищев называл усадьбу Маркутье вильнюсской Швейцарией", - рассказала в интервью LRT.lt руководитель музея Надежда Петраускене.

Портал LRT.lt продолжает цикл статей «Мой карантин», в котором представляет истории русскоязычных представителей различных социальных слоев и профессий - их опыт по «выживанию» в условиях пандемии.


– Надежда, как зима и снегопады повлияли на вашу работу?

– Зима у нас в этом году выдалась как никогда снежная, поэтому немало хлопот у нас было как раз с хозяйственной частью, с обеспечением подъезда транспорта спецобслуживания к зданию, с чисткой дорожек в парке совместно с городскими коммунальными службами.

И, конечно, из-за того, что снегопад был как никогда обильным и выпало очень много снега, мы действительно ощутили, что живем, как в горах, в Альпах. Не зря в свое время Лев Николаевич Павлищев называл усадьбу Маркутье вильнюсской Швейцарией. В прямом смысле было опасно находиться под деревьями и даже громко говорить. И, конечно, наша дворник должна была напоминать приходящим в парк, что это небезопасно, чтобы они не кричали. Даже когда ребенок бежал, кричал, сходили небольшие «лавины» снега с макушек и ветвей деревьев.

В эти дни многие ветки, макушки деревьев не выдержали, сломались, поэтому очень много работы было и еще будет у наших техников.

А люди в парк приходили, парк был очень посещаем даже в эти снежные дни. Последние пять лет я наблюдаю за территорией парка каждый день и ежедневно в парке немало людей – молодежь, семьи, молодые мамы с детками, пожилые пары. Люди гуляют, занимаются спортом, выгуливают домашних питомцев. Интересно отметить, что это не только местные жители района Маркучяй, но и люди, который приезжают в парк.

У нас есть парковка внизу, у самой автобусной остановки. Парковка рассчитана на 37 – 40 автомобилей, сейчас она бывает полностью заполнена.

– А каким в целом был прошлый, карантинный, год для вашего музея?

– В целом 2020 год был вызовом не только для нас, но и для всех людей планеты, таким он и остается.

А ведь планы у нас были на весь год, все партнерские соглашения, а партнеров у нас немало, из разных стран. Например, мы готовились продолжать наш проект «Платформа добрососедства», в котором участвуют шесть музеев из пяти соседних стран. Этот проект был начат еще в 2018 году, в год Европейского культурного наследия. Мы очень активно общаемся со всеми партнерами, друзьями, коллегами, продолжаем сотрудничество. К сожалению, у нас не состоялась выставка ни в Совете Европы, ни в Чехии.

– А какая выставка планировалась?

– Выставка о культурных ценностям в целом и о самих музеях, о представляющих их личностях. А главный принцип предыдущей и новой выставки – это предъявлять те экспонаты, которые обычно хранятся закрытыми в хранилищах. Мы открываем наши хранилища, коллекции и рассказываем, как в нескольких странах на языке той страны о музеях, о сотрудничестве. Таким образом, укрепляем наши культурные связи и работаем в сфере просвещения, чтобы люди знали, что такие музеи существуют. Так сложилось, что наши музеи – это музеи «личности» – людей, которые связаны с историей своего края.

– Насколько мне известно, летом вы показывали спектакли, в том числе иммерсивный спектакль «Дядя Ваня». Расскажите пожалуйста о сотрудничестве с режиссером Тадасом Монтримасом.

– Спектакль «Дядя Ваня» – проект национального уровня, проект театральный, осуществляется совместно с Русским драматическим театром Литвы и режиссером Тадасом Монтримасом. Второй год подряд у нас «на Пушкиновке» идет живой, иммерсивный спектакль «Дядя Ваня», когда зрители не сидят в зале, а являются участниками театрального действа, безмолвными свидетелями сцен из усадебной жизни.

Этот период мы называли «К нам приехал дядя Ваня». В прямом смысле дядя Ваня приезжал, как и водилось раньше, на дачу со всей мебелью и вещами, аксессуарами, полностью перевоплощая дом Пушкиных – Мельниковых в дом дяди Вани.

Спектакль пользовался и пользуется большим интересом. 2020 год был полностью запланирован; подписан договор, намечены показы с конкретными датами, но пандемия внесла свои поправки – пришлось перенести часть спектаклей.

Если говорить о работе нашего музея, следует отметить не только привычные экскурсии, но и наши мероприятия – лекторий для взрослых и образовательные программы для детей. Программы очень популярны, к нам приезжают со всей Литвы. И если по рабочим дням основные посетители музея до пандемии и карантина – это как раз школьники и активные пожилые люди, университет Третьего возраста, то в выходные дни это семьи с детьми, взрослая аудитория. Посетители лектория по субботам – очень содержательные люди, интересные собеседники. Они не отпускают нас и сейчас, активно следят за новостями музея на наших медиаканалах, звонят, пишут и с каждым мы нашим «онлайн-посетителем» мы общаемся.

Наши мероприятия и занятия проходили регулярно и их проведение «вживую» как раз из-за пандемии пришлось переносить и переводить в новый формат – формат онлайн работы.

Сотрудники музея активно включились в поиск новых форм и уже к концу прошлого года у нас заработали новые каналы коммуникации, медиаканалы – мы теперь так смело и гордо говорим, что у нас есть медиаканалы, кроме Инстаграма, Фейсбук– страницы, у нас еще появился наш You Тube канал. Количество просмотров уже впечатляет. Социальные сети, конечно, творят чудеса. Наши сотрудники пишут истории и снимают сюжеты, «творят» анимацию, пишут музыку, сами монтируют, готовят программы новой серии «#ПушкинУчителям», сюжеты для семейного чтения и просмотра с дошколятами «А.РАДИОновна», открывают новые подробности «фондовой жизни» в разделе «#ЗнакомствоСЭкспонатами».

Было бы замечательно, если бы получилось поговорить с сотрудниками музея, с руководителем экскурсионных и образовательных программ и детально рассказать о «внутренней жизни», работе музея. Так в разное время года, кроме плановых мероприятий и программ, мы участвуем в национальных проектах, предлагаем нашим посетителям, зрителям, читателям, слушателям все новые и новые сюжеты.

Например, сейчас с 16 февраля по 11 марта проходит дни, посвященные литовскому языку, мы ведем новую рубрику «#ОтрыбакаДоОнегина», представляя пушкинские переводы на литовский язык, выкладывая в цифровом формате книжные раритеты из коллекции музея.

– В конце концов это также возможность привлечь впоследствии новых реальных посетителей.

– Да, конечно, поэтому всех приглашаем посетить нашу страницу в Фейсбуке – Literatūrinis A. Puškino muziejus | Facebook, и нашу новую интернет– страницу, которая загружается с разных носителей – www.puskinas.lt, посетить наш YouТube канал.

Надо напомнить, что нас – работников культуры – в музее очень немного и сочетать работу онлайн и офлайн в таком объеме было бы невозможно. Можно «поблагодарить» пандемию за новые возможности и реализацию своего творческого потенциала.

Кроме онлайн работы, мы смогли больше времени и сил уделить национальной программе оцифровки музейных коллекций в интегральной системе LIMIS, продолжать программу переоценки музейных ценностей, снять с молодыми литовскими кинематографистами фильм о Варваре Алексеевне и Григории Александровиче Пушкиных в Вильне, закончить два издательских проекта.

Конечно, мы скучаем по нашей жизни в реальном режиме, грустим без живого общения с нашими посетителями, туристами, коллегами по музейному сообществу.

Дом. Наш милый дом. Как он переживает пандемию? Напомню, дом – это памятник культурного наследия, памятник деревянной архитектуры, охраняемый государством. Он находится в лесу, поэтому нельзя просто так взять и закрыть дверь на ключ. Нет, ни в коем случае этого позволить нельзя.

– То есть работа внутри здания продолжается?

– Да, технический отдел работал в своем режиме. Следует отметить, что работники между собой практически не встречаются. Все средства безопасности предусмотрены.

Отдел культуры переходил на удаленную работу, но тоже были дежурные, которые находились в музее.

– Наступила весна и власти уже намекают, что через некоторое время смогут открыться и музеи и призывают их работников активно тестироваться. Вы к этому готовитесь?

– Наши работники уже начали тестироваться. И в принципе мы готовы принимать посетителей в обычном режиме. Но я думаю, что обычный режим – это будет режим мая месяца 2020 года, когда будет возможно живое посещение музея с определенными ограничениями. Очевидно, что никаких экскурсий в старом объеме проводить пока нет возможности.

Радует и печалит одновременно, что школьники уже усвоили новый онлайн– формат образовательных программ. Если еще осенью образовательные программы онлайн шли несмело, то сейчас у наших экскурсоводов заполненность полная.

Осенью 2020 года был повод порадоваться за интерес к музею, его посещению в реальном режиме – запись на экскурсии велась с первых дней сентября, как только школьники вернулись в школы и время экскурсий было расписано до середины декабря.

Мы чувствовали, что музей востребован.

– То есть интерес к Пушкину и его семье есть. Но вот если провести параллель с его временем и нашим, можно вспомнить Болдинскую осень, которая для него была очень продуктивной, и пофантазировать на тему, как Пушкин бы отреагировал на нынешнюю пандемию. Была бы для него вдохновляющей или нет? А может быть, она бы породила нескончаемые эпиграммы?

– Я думаю, Пушкин бы не растерялся. Он был человек находчивый, по сути своей хулиган. За словом он в карман не лез, за что часто и страдал. Хотелось бы отметить, что часто мы вспоминаем о Болдинской осени, где его в прямом смысле настиг карантин. Но ведь у него были и ссылки, заключения на определенной территории и Болдино не было его единственным «карантином», «изоляцией». Например, в семейном Михайловском он провел немало дней, был полностью погружен и сосредоточен на работе, круг его общения был очень узок, включал только ближайшие усадьбы.

Полагаю, что каждое заключение в неком ограниченном пространстве для человека пишущего только во благо. Каждый раз он выходил из этого заключения и ограничения с новыми произведениями, которые таким образом вызревали.

– Давайте поговорим о будущей реставрации вашего музея. Насколько мне известно, самому зданию более ста пятидесяти лет. Последняя реставрация проводилась в середине восьмидесятых. Какие у вас планы на этот год, на ближайшие 5 – 10 лет?

– Мы можем ориентироваться на 2023 год, когда, по нашим планам, будут закончены все наши проектные работы по реставрации здания музея. А они должны начаться в этом году, так как музей выиграл один из европейских проектов.

Те, кто знают, что такое европейский проекты, поймут, насколько это трудоемкая и энергозатратная работа.

Это проект трансграничного сотрудничества, и в нашей программе принимают участие Литва, Латвия, Беларусь. Мы понимаем, что после августовских событий у наших соседей есть приостановка подписания и участия в проектах. Программа работает, ее никто не отменял, но мы находимся в некотором режиме ожидания.

– Что конкретно планируется?

– Планируется полная реставрация дома. Проект подготовлен в 2014 году. По проекту будет реставрирован центральный дом усадьбы Маркутья и еще две дорожки в парке.

Вы совершенно верно заметили, что дом деревянный, он был построен в 1867 году, то есть более 150-ти лет назад, а деревянному дому необходим последовательный присмотр. Специалисты по деревянному зодчеству говорят, что при правильном уходе и присмотре деревянные дома живут и 300, и 400 лет.

Дом находится на холме в сухом и защищенном месте, однако не надо забывать, что вокруг зона лесопарка, кругом деревья. С этим связано немало эксплуатационных хлопот.

– Музей будет закрыт или же некоторые комнаты будут открыты для посещения?

– Музей будет закрыт. Как только пройдут закупочные работы, мы сможем уже детально говорить о графике и осуществлении работ. Возможны разные варианты. Например, в 2019 году была проведена полная замена электропроводки и практически мы не закрывались, за исключением нескольких дней, никуда не отселялись. Но сейчас музей придется закрыть.

Реставрация такого масштаба – работа кропотливая. Мы работаем рука об руку с архитекторами, со специалистами в области культурного наследия. Специалисты говорят, что каждый раз на таком объекте открывается много нового и интересного, когда исторический объект раскрывает свою историю слой за слоем.

У нас уже есть некоторые предположения, что нас может ждать.

– Поделитесь, пожалуйста, своими предположениями.

– Например, возможно, потолки второго этажа здания были такими же, как потолки первого этажа и порядка сантиметров на двадцать выше, чем сейчас. Есть предположение, чтов 30-е – 40-е годы была изменена высота потолков в спальнях мансарды.

По словам специалистов, архитекторов, мы не знаем, что нас ждет под слоем внешней отделки, в каком состоянии сейчас каркас дома. И от этого будет зависеть, будут ли у нас форс-мажорные обстоятельства и это все затянется или мы будем работать по графику, который планируем сейчас.

Позвольте, я также поделюсь радостной вестью нашей карантинной работы – это один из наших издательских проектов, осуществленный при поддержке городского вильнюсского самоуправления подготовлено издание – история постройки господского дома имения Маркутье (Маркуце, Маркучяй) в Вильнюсе на двух языках.

Подробная переписка архитектора, который строил дом, с хозяином имения Алексеем Петровичем Мельниковым позволили восстановить историю строительства дома. Письма очень подробные, с картинками, с обсуждением деталей интерьера, с указанием мест, где заказывали те или иные материалы. В переписке обсуждается обустройство винного погреба.

История дома Мельниковых – Пушкиных очень интересна, как в целом история Вильнюса и Литвы. Сохранилось много аутентичных документов, оригинальных строений. Примером может служить и наш дом. Его деревянная часть никогда не перестраивалась, не было даже перепланировок.

У нас в Маркучяй много оригинального, аутентичного материала для всестороннего исследования. К нам приходят реставраторы, специалисты усадебной жизни, истории мебели, специалисты по обоям – и все для себя находят здесь что-то интересное.

Кроме истории строительства дома имения Маркутье (Маркуце), готово второе издание путевых дневников Льва Николаевича Павлищева. Изучения этого источника и подготовка его к печати помог нам атрибутировать многие фотографии из нашей коллекции. На страницах дневника детально описывается пребывание Л. Н. Павлищева в усадьбе; кто у кого был в гостях, что стояло на столе, как и где фотографировались, что слушали, читали, обсуждали. С одной стороны, детали мало содержательны в плане философии и большой литературы, но очень детально прописывают картину быта усадьбы. Мы очень надеемся, что сможем в реальном режиме представить нашим читателям обе эти книги.

– В последнее время в Литве много говорится об открытии парикмахерских и магазинов, но очень мало - об эстетических нуждах населения. В социальных сетях даже появился лозунг «Нет культуры – нет будущего». Вы согласны с этим?

– Совершенно согласна, без культуры нет будущего. Только очень поверхностный человек может сказать, что магазин важнее театра, консерватории, музея. Сошлюсь на наших британских коллег, которые проводили исследование, в результате которого было установлено, что культурная составляющая жизни обязательна. На этот счет есть рекомендация выписывать посещение «учреждений культуры» как средство для реабилитации после психологических перегрузок. А так как мы уже год находимся в зоне психологического дискомфорта нам всем просто необходимо посещать живые концерты, спектакли, музеи. От этого зависит наше индивидуальное благополучие и благополучие общества.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt