Новости

2020.06.22 16:23

Донатас Пуслис. Танцующие медведи, гражданское общество и речь президента

комментарий
Donatas Puslys, LRT.lt2020.06.22 16:23

Британский посланник в Речи Посполитой как-то написал письмо в Лондон, в котором говорится, что лучшая академия во всей стране находится в Литве, в Сморгони, где медведей учат танцевать. Таким образом, в XVIII веке он пытался высмеять ситуацию с образованием в Речи Посполитой.

На самом деле, принц Кароль Радзивилл предоставил участок земли в Сморгони цыганам, где те разместили академию для танцующих медведей. Любой, у кого был медведь и кто хотел, чтобы он научился всем видам трюков, мог отдать его в академию, где, как говорят, работали лучшие дрессировщики медведей.

Танцующие медведи

«Молодые медведи, специально отловленные в княжеских лесах, доставлялись в академию в Сморгони, иногда там находилась целая дюжина медведей. Десятки цыган постоянно ухаживали за животными и их дрессировали. С королевского разрешения лидеры общины ромов отправлялись в мир со своими учениками», - написал Ежи Фицовский, известный польский исследователь цыганской культуры, в своей книге.

Его цитирует в своей книге «Танцующие медведи. Реальные истории о людях, которые испытывают ностальгию по жизни в тирании» журналист Витольд Шабловский. Правда, сам В. Шабловский отправился на поиски танцующих медведей не в Сморгонь в современной Беларуси, а в Болгарию, где после краха коммунизма был создан специальный резерв возле города Белица для размещения танцующих медведей.

В своей книге журналист рассказывает, как эти медведи с раннего возраста, когда их покупали в зоопарках или у охотников, обучались танцевать через жестокое обращение. У медведей вырвались зубы, чтобы чтобы они не кусались. В их нос было вставлено металлическое кольцо, самый чувствительный орган, так что, таким образом, прикрепив к кольцу цепь, животное можно было контролировать, причиняя ему боль. Пленные медведи страдали от зависимости от алкоголя, который они пили, или сладостей, которые они получали за уловки, которые выполняли. Большинство обитавших в заповеднике медведей страдали от различных серьезных заболеваний.

Освобожденные медведи, дух которых был сломлен дрессировкой, должны были научиться жить в условиях свободы. Они учились свободно передвигаться, самостоятельно искать пищу, накапливать достаточное количество жира до наступления сильных морозов и засыпать в зимней спячке. Искать и находить медведицу для спаривания. Другими словами, узнавать все, что для свободных медведей является естественными от природы. Медведи учились, становились свободными, но очень часто, как только видели или чувствовали запах человека, они поднимались на задние лапы и танцевали. Все это свидетельствует о том, что свобода - это не только отсутствие внешних препятствий, ограничений, угнетения, но и способность избавляться от внутренних сдерживающих факторов, страхов, привычек, навязанных тираническими тренировками.

Таким образом, книга В. Шабловского становится для него возможностью рассказать не только об освобожденных медведях, но и о людях, которые были освобождены от коммунистического ига. Последние также учатся, что значит жить на свободе. Тирания научила людей танцевать под свою дудку, так сколько же эту тиранию мы еще будем носить с собой? Что иногда заставляет нас, сталкиваясь с проблемами жизни на свободе, начинать танцевать, как те медведи, помнящие старые навыки, которые могут быть болезненными, но все же дающими знать, что хозяин позаботится о тебе?

Гражданское общество

Я вспомнил книгу В. Шабловского, когда читал исследование касательно гражданской власти литовского общества, проведенное Институтом гражданского общества. Оно показывает, что сила нашего общества была на пике в прошлом году с момента начала исследования в 2007 году. Это можно приветствовать, особенно если учесть, что, по словам директора института Евы Петроните-Урбонавичене, усиление гражданского влияния больше всего ощущается в тех группах, которые можно назвать наиболее социально уязвимыми.

Однако, приветствуя растущую гражданскую мощь общества, также стоит отметить, что, по крайней мере, половина опрошенных граждан считает гражданскую активность риском. 57% респондентов указали, что гражданская активность может привести к обвинениям в эгоистичных стимулах. 52% опрошенных считают, что им грозит публичная клевета или нападение. 50% считают, что они могут столкнуться с угрозами расправы, а 48% связывают гражданскую активность с риском потерять работу.

Святой Папа Иоанн Павел II прославился своим призывом не бояться, обращенным к людям своей родной Польши, страдающим от коммунистической диктатуры. Сегодня, когда мы празднуем тридцатую годовщину независимости, мы, жители Литвы, по-прежнему не свободны от страха. Страх искажает наше гражданское чувство и побуждает закрывать наше личное пространство для публики, оставляя его другим. Разве это не говорит о том, что мы живем в обществе, где по-прежнему сильна тренировка молчать, повиноваться, знать свое место?

Мы можем пользоваться огромным потенциалом гражданского участия, когда речь идет о местных проблемах или, например, о проблемах безопасности. Аж 27,8% респондентов указали, что они начнут организовывать акции в случае возникновения проблемы местного значения, например, после объявления планов строительства завода по переработке опасных отходов по соседству. Еще 40,4% респондентов внести бы свой вклад в такую ​​деятельность.

Однако, если мы говорим о политической проблеме, когда, например, президент вводит свое прямое правление, распустив Сейм, то только 8,4% готовы возглавить гражданское неповиновение, а 30,7% готовы внести свой вклад в акцию. Целых 41,9% респондентов сказали, что останутся в стороне и не будут ничего делать. Что это за страх, все еще восприятие политики как грязного вопроса или, может быть, старые привычки, которые еще не исчезли, которые побуждают жаждать сильной руки и танцевать, как эти медведи, как только они видят тень человека?

Речь президента

В своем ежегодном послании президент Гитанас Науседа обратил внимание на еще одну проблему, которая актуальна не только в контексте обучения медведей, но и в контексте обучения граждан. По его словам, мы не можем решить давние проблемы, потому что мы оцениваем не сами решения, а то, кто их предлагает. «Глубинное упрямство политиков сопротивляться инициативам, которые не они придумали, хотя выгодны гражданам Литвы», - констатировал Г. Науседа. Другими словами, идет борьба за то, кто будет управлять кнутом и пряником, дрессируя общество. Не дай бог, пряник даст не тот, кто нужно, и все сбегутся к нему. Не дай Бог, кто-то другой взмахнет палкой, и они будут бояться его, а не меня, и слушаться его, а не меня.

В этот момент я вспомнил, как Рамунас Карбаускис пытался донести до публики, что единовременные выплаты для детей, изобретенные из-за пандемии COVID-19, были придуманы не президентом, а правящим большинством. На что похожи такие споры? Раввин Джонатан Сакс в своей книге «Исправить повреждённый мир. Этика ответственности» выделяет восемь принципов благотворительности в еврейской философии. Высочайшие принципы говорят о помощи другому, чтобы тому не приходилось просить поддержки протянутой рукой, и о поддержке таким образом, что тот, кто дает, не знает, кому он дает, а тот, кто получает, не знает, от кого он получает. Цель состоит в том, чтобы защитить достоинство получателя, чтобы он или она не чувствовали себя хуже и не развивали зависимость от дающего. В то же время на самом низком уровне существуют формы помощи, которые направлены на то, чтобы сделать противоположное: связать дающего и получателя через зависимость, развивать смирение и рабство получателя, чтобы тот подчинялся воле дающего, тем самым подрывая достоинство получателя.

Дрессировщик, который постоянно напоминает публике, что не следует забывать, кому она должна быть благодарна, и в чьей команде должна танцевать, чтобы другие, которыми запугивают, не отняли эти конфеты. В этом контексте разовые выплаты пенсионерам также можно вспомнить, подвинув их выплаты как можно ближе к выборам. Таким образом, самое важное в раздаче - это не те, кто хочет помочь, а те, кто видит разделение в качестве инструмента для удовлетворения своих интересов.

В. Шабловский пишет, что последнего танцующего медведя в Болгарии забрали у хозяев 14 июня 2007 года. Для защитников прав животных этот день стал триумфом, а для медведей, переведенных в заповедник, - началом долгого процесса обучения свободе. Ситуация после краха коммунизма была аналогично описана одним бывшим чешским диссидентом. Он сказал, что демократические институты были созданы довольно быстро, но потребуется гораздо больше времени для укрепления ключевого атрибута любой демократии: свободного гражданина.

Долнатас Пуслис, Руководитель программы «Медиа и демократия» Вильнюсского института политического анализа

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt.
Фёдор Крашенинников
"Русская улица" 10