Радослав Сикорский: Россия - единственно возможная реальная угроза для Польши

Экс-глава польского МИД Радослав Сикорский поддержал планы властей страны разместить на ее территории военную базу США и объяснил, почему Россия является угрозой для Польши.
Cнимок: DW
Cнимок: DW

Польский политик Радослав Сикорский, в прошлом министр иностранных дел (2007-2014 годы), министр обороны (2005-2007 годы) и маршал Сейма (2014-2015 годы), ответил на вопросы "Немцова.Интервью". Сегодня у власти находятся его политические оппоненты из консервативной партии "Закон и справедливость", которых упрекают в увлечении популистскими лозунгами. В отличие от многих правопопулистских движений в Европе, правящая партия не заигрывает с Владимиром Путиным. В ходе беседы Сикорский объяснил, почему нынешнее правительство Польши, которое проводит национал-консервативную политику, настроено против Кремля. Сам Сикорский горячо поддерживает планы Варшавы по размещению в Польше американской военной базы, которую президент Дуда уже предложил назвать "Форт Трамп".

Жанна Немцова: Действующее правительство Польши демонстрирует жесткую антикремлевскую линию и обвиняет своих предшественников в том, что они недооценивали угрозы, исходящие из России. Вы с этим согласны?

Радослав Сикорский: Я работал ради установления прагматичных отношений с Россией. И у меня были успехи. Мы установили безвизовый режим между Калининградской областью и близлежащей территорией Польши. Это результат трехлетней совместной работы с Сергеем Лавровым и европейскими коллегами.

Президент Путин приезжал в Гданьск на семидесятилетнюю годовщину начала Второй мировой войны, и это было важным сигналом, что он не поддерживает сталинские взгляды на историю, согласно которым война началась только в 1941 году. Президент Путин был первым российским лидером, который посетил Катынь - место ужасного преступления, где советский НКВД расстрелял 20 000 польских военнопленных.

Мы думали, что мы нормализуем наши отношения. Но вмешались три факта: первое - это захват Крыма и вторжение в Украину. Второе - то, что сама Москва больше не хочет сближаться с Западом. До 2011-2012 годов Россия обсуждала соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом. Но потом решила, что хочет выстраивать альтернативный полюс интеграции с Беларусью, Казахстаном, Арменией и Украиной. И третий факт - это, естественно, трагическая авиакатастрофа польского президентского самолета Ту-154 под Смоленском.

- Вы можете назвать нынешнее польское правительство русофобским?

- Когда Россия проводит военные учения "Запад", в ходе которых Польшу называют целью ядерного удара, она поддерживает фобию. Меня больше волнует, что сейчас, кажется, у нас вообще нет никаких отношений. Мы общаемся через СМИ, что создает пространство для недопонимания. Важно также понимать, что нынешняя правящая партия в Польше, идеологически говоря, неотличима от "Единой России".

- Это важное замечание. Действительно, по опыту других популистских партий Центральной и Восточной Европы видно, что в основном популисты любят Путина. Они разделяют общие ценности. Но это не касается польских популистов.

- Потому что есть фундаментальные различия. У других стран нет границы с Россией, а у нас есть. Россия - единственно возможная реальная угроза для Польши. Мы не думаем, что это актуальная угроза, но Россия проводит военные учения по таким сценариям.

- Это означает, что подход действующего правительства можно назвать прагматичным?

- Нет, я думаю, они преувеличивают. Я думаю, что страх не должен парализовать вас. Я думаю, что Польша достаточно велика, чтобы игнорировать некоторые безумные заявления, например, товарища Жириновского.

- А что он говорит, кстати?

- С одной стороны, он говорит, что, согласно российским военным планам, Польша будет уничтожена. А с другой - в разгар украинского кризиса он написал мне письмо, в котором предложил Польше забрать пять областей Западной Украины.

- Что вы ответили?

- Ничего не ответил.

- Правильно ли вас цитировали: на вопрос, если вдруг Россия попробует завоевать Польшу, вы действительно ответили, что польская армия "расквасит им лицо"?

- Я думаю, что Украина оказалась довольно сложной целью для российской агрессии. Польша, конечно, боролась бы. У нас сейчас 18-й по размеру в мире военный бюджет. Я не думаю, что Россия смогла бы выиграть войну с Польшей без мобилизации. Мы - часть сильнейшего военного альянса в мире. Поэтому, знаете, России лучше не пробовать.

- Польша хочет разместить на своей территории американскую военную базу. Каковы "за" и "против" такого решения?

- Я очень много работал, чтобы довести это решение до реализации. Мы хотим, чтобы в Польше были размещены союзные силы, которые сдерживали бы Россию, но не угрожали ей. Две бригады, а именно столько американских войск планируется разместить, - это тот масштаб военного присутствия, который обсуждался между американскими и российскими военными во время вступления Польши в НАТО (в 1999 году. - Ред.). И я считаю это разумным. Вы не можете вторгнуться в Россию с двумя бригадами. Так ведь? Вермахт попробовал со 100 дивизиями и потерпел неудачу. Так что две бригады не угрожают России, но придают уверенность Польше.

- Какую реакцию России вы ожидаете на появление в Польше постоянной военной базы США?

- Есть постоянное присутствие войск НАТО в странах Балтии. Есть две американские базы в Румынии. Россия вышла из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который ограничивал присутствие обычных войск, с тем, чтобы иметь возможность перемещать свои войска по своему усмотрению. Также может действовать и НАТО.

- Польское правительство инициировало новое расследование авиакатастрофы под Смоленском, в которой погиб  президент Качиньский и высокопоставленные чиновники страны. Руководство Польши не убедили результаты расследования, проведенного совместно российскими и польскими специалистами. Почему власти в Варшаве не верят следствию?

- Это новое расследование - чепуха. Это пропаганда и теория заговора, которая цинично используется для внутренней политики так же, как президент Трамп использовал конспирологическую теорию против Обамы, убеждая, что Обама - не настоящий американец. У всех популистов в основе идеологии лежит какая-то ложь. Но Россия, не возвращая обломки самолета, поддерживает эту теорию.

- У вас очень интересная личная история. Вы начали свою карьеру в качестве журналиста в Афганистане, где в то время шла прокси-война между США и Советским Союзом. Когда я пишу запрос на ваше имя в Яндексе, русской поисковой системе, там сразу выпадают ссылки на статьи, где вас называют русофобом. Я попыталась выяснить, отчего так происходит, и узнала, что, согласно российским СМИ, ваши симпатии были на стороне афганских моджахедов.

- Мне нравятся россияне в России. Но когда русские приходят незваными с оружием в мою или чужую страну, тогда я сопротивляюсь этому. И афганцы сопротивлялись навязыванию им советского строя, как мы сопротивлялись в Польше. Таким образом, в этом смысле это была глобальная война.

- Вы на самом деле сражались на той стороне (на стороне моджахедов. - Ред.), или вы были просто журналистом?

- Как я уже упоминал, в основном с ручкой и фотообъективом.

- В основном, но в какой-то степени?

- Когда вы ночью в пустыне должны пересечь шоссе Кабул-Джелалабад-Кандагар и понимаете, что вокруг вас патрули спецназа, вы слышите российские вертолеты. В этот момент мы пытались добраться на пикапе из Пакистана в Герат и двигались все время вдоль иранской и советской границ. Эта поездка заняла у меня шесть недель только в одну сторону. И каждую ночь нам угрожали засады русских. В такой ситуации вам не поможет журналистская карта.

- Так что были случаи использования оружия?

- Я был с военными подразделениями. И я делил с ними, в том числе и опасность.

- Господин Сикорский, большое спасибо за интервью.

Deutsche Welle

Komentarai

Spausdami siųsti mygtuką sutinkate su Taisyklėmis ir atsakomybe

Novosti