Антон Орехъ: "За пропаганду не сажают"

Обозреватель радиостанции "Эхо Москвы" - о деле директора "РИА Новости Украина".
Фото - Facebook
Фото - Facebook

Готов морально к швырянию вами в меня отвратительных какашек, мои либеральные единомышленники, но все-таки вступлюсь и поддержу коллег из РИА, которых прессуют в Киеве. Не думал, конечно, что буду называть их «коллегами», но формально это так и есть. И мы делаем с виду одну и ту же работу, хотя совершенно по-разному ее понимаем.

То, чем занимается государственные СМИ в России и чем занимаются их филиалы в той же Украине – это пропаганда. Но пропагандой может заниматься и журналист. Журналист – это не синоним честности, это запись в трудовой книжке. А дальше уже от тебя зависит, пишется твоя профессия с большой буквы или мелким шрифтом.

Пропаганда отвратительна, она убивает личность, она загаживает мозги, она превращает некогда нормальных людей в зомбяков. Но с пропагандой нельзя бороться полицейскими методами. Украинские власти обвиняют сотрудников РИА в государственной измене. Какими бы гадкими не были репортажи и сообщения, как бы противно не было то, что говорят и пишут о вашей стране – это не может считаться изменой. Любую идею вы можете победить только другой идеей. Запретом победить идею невозможно. В конце концов, если вы полагаете, что РИА, а также российское телевидение заняты подрывной деятельностью и что-то у вас расшатывают, вы отказываете неприятелям в аккредитации. Это тоже скверное решение, но это не уголовка.

Просто представим себе зеркальную ситуацию. Когда наше ФСБ врывается в офис любого СМИ, тем более иностранного, и вяжет там журналистов, обвиняя их в измене — мы что скажем? Мы завопим про полицейское государство, про 37-й год и тому подобное. И будем правы! Потому что так поступать с журналистами нельзя. А в чем разница с Украиной? В том, что одни журналисты – честные, профессиональные и просто хорошие, а на других клейма ставить негде? А кто это решает? Это сугубо моральная оценка. Одни считают Киселева, Соловьева и всю эту компанию мерзавцами, а другие не могут от экрана оторваться. Это вопрос из разряда «нравится – не нравится», но это не вопрос государственной измены.

Именно поэтому, когда в нашей стране наступят светлые времена и к власти придут хорошие люди, которым ненавистна пропаганда, я буду категорически против того, чтобы Соловьева или Киселева репрессировали. Пусть говорят, а наша задача будет в том, чтобы говорить более убедительно. А не в том, чтобы тут же посадить их на цепь и назвать изменниками.

Эхо Москвы

Komentarai

Spausdami siųsti mygtuką sutinkate su Taisyklėmis ir atsakomybe

Novosti