Новости

2017.08.16 10:45

Мир забытых вещей

Нина Мацкевич, Радио LRT2017.08.16 10:45

Русская служба Радио LRT продолжает серию встреч с представителями новой российской эмиграции. На сей раз в рубрике «Новые русские» журналист Нина Мацкевич встретилась с историком искусств и коллекционером Ольгой Прокофьевой.

Весь прошлый сезон, то есть с осени до весны, в вильнюсский Литературный музей имени А. Пушкина приходили послушать Ольгу Прокофьеву. Свои рассказы она лекциями не называет. У нее, как и у каждого человека с высшим образованием, это слово вызывает в памяти аудиторию, кафедру и седовласого профессора.

На него молодая изящная блондинка Ольга Прокофьева совсем не похожа, хотя знает она по-профессорски много. И в той области, которая вызывает все больший интерес современников – в знании обычаев, нравов и повседневной жизни прошлых столетий. Наверное, поэтому сайт  www.olgaprokofeva.com посещают самые разные люди, что, впрочем, хозяйку не удивляет. 

О.П. Пик посещений приходится на рабочие часы, причем несколько месяцев подряд США почему-то лидировали. Людям всегда   интересно, как жили в прошлые эпохи.

Время всегда быстро течет, а сейчас просто со скоростью света. Не так давно интернет был в новинку, а сейчас люди в нем живут: работают, переписываются, по скайпу общаются с друзьями и родными на другом конце света. Эта скорость, к сожалению, разрушает культурные традиции и семейный уклад. Мы шлем друг другу коротенькие электронные письма, смайлики, эсэмэски. А как приятно взять в руки старинные письма на многих страницах! Это целый пласт истории, который рассказывает о повседневной жизни: куда пошел человек, что видел, что купил, что кому подарил, как отпраздновали праздники. Я уж не говорю о дневниках…

Сколько я себя помню, и мама это подтверждает, я все время спрашивала: «А как, мама, было раньше? Если не было телевизора, как люди смотрели мультики?» И мама мне объясняла, что не было мультиков, дети по-другому себя занимали, игрушки у них тоже были другие. И потом меня очень много водили по музеям. Вплотную же я занялась стариной, когда уехала в Великобританию. Вот там я стала ходить по рынкам, аукционам... 

Н.М. К разговору о «блошиных рынках» мы еще вернемся, а сейчас о личном: вы где с будущим  мужем познакомились? 

О.П. В России. 

Н.М. Бывали до этого в Литве? 

О.П. Я впервые приехала в Литву, когда надо было посетить родителей мужа, познакомиться. Он тогда решил свадьбу справлять тут. Это был 2004 год. 

Н.М. Какой вам Литва показалась? 

О.П. Маленькой, уютной, я думала: как хорошо будет приезжать сюда на лето! Но никогда не думала, что моя жизнь так сложится, что я здесь поселюсь. 

Ольга Прокофьева участвовала не в одной нашей передаче, ее снимало телевидение LRT, послушать ее рассказы (в чем я самолично убедилась) приходят люди разных возрастов (от бабушек до внуков), разных национальностей, так как даже в  рассказе о русских традициях всегда будет упомянут и более широкий, европейский контекст.

Трудно поверить, что Ольга Прокофьева, знакомая, считай, уже почти всей Литве, обосновалась здесь… год назад!  13 лет она, россиянка по рождению, провела в Англии. Что же заставило ее покинуть эту страну, куда эмигрировало больше всего наших cоотечественников?

О.П. Мне кажется, люди руководствуются стереотипами: вот уеду за границу, и все проблемы сразу решатся. Для нас традиционно Франция, Германия, Англия ассоциируются со стабильной, зажиточной жизнью, с чистотой, комфортом. Но это далеко не так.

В Литве мне, действительно, иногда говорят: зачем вы вернулись, все же едут отсюда! Но я вижу и знаю людей из разных европейских стран, которые перебрались в Литву: я встретила тут и португальцев, и немцев, и французов, и англичан, и итальянцев, которые продали на родине недвижимость и купили ее в Литве, им здесь больше нравится!

Так было и у нас. Пожив в Англии, муж сказал: «Я давно уже не жил в Литве, может, стоит попробовать?». К тому же, у нас подрастал ребенок. Все, кто живет в Великобритании, знают, что дать там достойное образование ребенку очень непросто. Если у вас есть средства на престижную частную школу, то тогда это возможно, хотя и тогда неизвестно, получит ли он багаж нужных знаний. 

Н.М. Вы хотите сказать, что там образование менее качественное, чем в Литве? 

О.П. Однозначно. Конечно, я встречала людей, которые говорят, что в Англии школы лучше, чем здесь. У каждого – свое мнение, но нам тут нравится. Мы можем отдать ребенка в кружки, в которые хотим, ведь ребенок должен развиваться всесторонне: изучать музыку, живопись, заниматься спортом.  

Этим летом в жизни моей собеседницы произошло большое и долгожданное событие – вышла в свет ее книга "Мир забытых вещей".

Это, скорее, альбом. Такую книгу надо и читать, и рассматривать, благо, тут есть и описания предметов, их изображения на полотнах великих мастеров, в рисунках, чертежах, фотографиях. Это и посуда, и предметы гардероба, и аксессуары, и многое другое с причудливыми  названиями «зиббелино», «промплей», «фероньерка», шатлен», «пладеменаж», «аргайл». А между тем, это были самые что ни на есть обыденные предметы, но со временем они выходили из обихода, забывались. Но не всеми. Ольга Прокофьева как раз из числа тех, кто их знает, помнит и ценит, но пришло это не сразу. Пришло время мысленно вернуться в Лондон, на «блошиные рынки»...  

О.П. Многие предметы, которые я там видела, я уже знала, по крайней мере, читала о них, о каких-то приходилось догадываться, потом искать в каталогах их изображения, описания. Кстати, тут мне очень помогали мемуары, где люди часто описывали предметы, которыми пользовалась аристократия. 

Н.М. Такие описания или хотя бы упоминания можно встретить и в художественной литературе, - например, в романах Дюма… 

О.П. Да. Мы знаем их из произведений классиков, воспоминаний, стихов. В книге я привожу строки А. Ахматовой и М. Цветаевой. Многие из нас, читая произведения и наталкиваясь на незнакомое название старинного предмета быта, пропускают его второпях, не интересуются – что же это? Как предмет выглядел, для чего использовался?

Мне показалось, что надо поместить в качестве иллюстраций и живопись, и гравюры, даже карикатуры! Людям будет тогда и понятнее, и интереснее.  Глядя на всем известные полотна, они смогут увидеть на них больше мелких деталей, например, аксессуаров.

Это особенно касается живописи «Малых голландцев», где немало предметов прошлых эпох. Например, часто изображена грелка для постели. А люди думают: что это за кастрюля с ручкой? 

Когда ты видишь больше деталей, они рассказывают тебе, как жили люди в прошлом, из чего состоял их быт. Он очень быстро меняется, предметы уходят, забываются. Возьмите, например, пейджеры. Как быстро они вышли из обихода! Сейчас молодежь и не знает, что это такое. А что говорить о предметах столетней, трехсотлетней давности! Я поместила в книгу описания и изображения 100 предметов, но это крупицы всего того, что создало за минувшие эпохи человечество. 

Н.М. А есть ли в книге предметы из вашей собственной коллекции? 

О.П. Да, есть, например, «блохоловка» 18 века, которую я нашла на «блошином рынке». 

Н.М. Есть тут и прекрасные вещи, царские, королевские, изящной работы, очень дорогие... 

О.П. Я бы сказала – редкие, потому что для меня ценность вещей – не в их рыночной стоимости, а в том, насколько они редкие и какую информацию несут. Когда в руки попадает старинный предмет, для кого-то это безделушка, вилочка какая-то… А для меня она говорит очень многое об эпохе, этикете, обычаях, укладе жизни. Так и открывается быт. Каждый предмет имел свое место, свое назначение...  

Н.М. Подставка для ножей, например...

О.П. Да, они были очень изящные. Кстати, ведь и сейчас в ресторанах высокой кухни, на званых обедах они есть! И это показатель знания вами этикета: знаете ли вы, чем, как и когда пользоваться.   

Н.М. Многое из нашей жизни ушло безвозвратно: «карне», «ловец слез» – бутылочка, куда безутешная вдова, оплакивая супруга, должна была собирать слезы, чтобы через год вылить их на его могилу... Это были очень изящные предметы, глядя на них, можно восхищаться работой мастеров прошлого. 

О.П. Было немало прекрасно выполненных предметов и из крестьянского быта. И сам быт был иным: люди больше общались друг с другом, садились за стол представители разных поколений: дедушки, бабушки, дети, внуки, соблюдали определенные ритуалы... 

Н.М. Кто должен и как разливать, например, суп из суповой вазы или супницы, которая из нашего современного быта уже, пожалуй, ушла...  

О.П. Да, дети росли, наблюдая действия отцов и матерей, учились. Сейчас все на бегу, второпях… В Лондоне в метро я часто видела людей, которые глотают суп из пластиковой упаковки. Темп другой, обычаи другие. А потом люди говорят: у меня ребенок растет оболтусом, не знает ни правил поведения, ни этикета.  

Н.М. Полагаю, у вас хватит материала на другие издания? 

О.П. Да, хватит. Если будет заинтересованность читателей и издателей, конечно, мне  приятно будет поработать над другими книгами..  

Книгу Ольги Прокофьевой "Мир забытых вещей" предваряет цитата из трудов выдающегося русского археолога и историка Ивана Забелина: «Домашний быт человека есть среда, в которой лежат зародыши и зачатки всех так называемых великих событий». Это значит, что все начинается в семье, в повседневной нашей жизни, в которой предметы и вещи играют такую же большую роль, как и 100, и 200, и 300 лет назад.

А осенью снова по воскресеньям вильнюсцы потянутся в Литературный музей имени А. Пушкина, чтобы узнать, как обставляли дома, как выдавали замуж, что носили, что ели, как выясняли отношения наши предки и какие следы прошлого можно и сейчас обнаружить в нашей с вами жизни.

Радио LRT