Новости

2015.03.20 21:08

Был ли приказ применять оружие в Крыму?

BBC 2015.03.20 21:08

В фильме об аннексии Крыма президент РФ Владимир Путин утверждает: украинские военные части в Крыму не получили приказ о применении оружия против так называемой «самообороны», потому что российские силовики перерезали линии специальной связи.

В фильме об аннексии Крыма президент РФ Владимир Путин утверждает: украинские военные части в Крыму не получили приказ о применении оружия против так называемой «самообороны», потому что российские силовики перерезали линии специальной связи.

В документальной ленте речь идет о том, что якобы этот приказ вез в Ялту генерал-полковник Михаил Коваль, однако был задержан «самообороной».

Действительно ли генштаб потерял спецсвязь с крымскими частями в марте 2014 года, нужен ли вообще был приказ командирам частей на применение оружия при обороне объектов, ВВС Украина рассказал Сергей Галушко, заместитель начальника Управления информационных технологий министерства обороны Украины.

Часть этой информации объявляется минобороны впервые.
 

Связь не теряли

В фильме «Крым. Путь на родину» утверждается, что якобы украинские военные части на полуострове не могли получить из Киева приказ о вооруженном противостоянии аннексии из-за того, что специальные линии военной связи были перерезаны диверсантами. Действительно спецсвязь с частями в Крыму была прервана? Как поддерживали коммуникацию с командирами?

Г-н Путин вводит мировое сообщество в заблуждение, так как его подчиненные не владеют достоверной информацией и предоставили ему ложные сведения относительного реального положения дел.
Сергей Галушко: «подвиги» российских спецназовцев в вопросе прерывания коммуникаций преувеличены

Действительно, специальные линии проводной связи были повреждены.

Но еще примерно 28 февраля, когда в Крыму начались эти события и мы поняли, что будет с нашей связью, министерство обороны обратилось к руководству Государственной службы по специальной связи и защиты информации — это структура, которая отвечает в Украине за защиту правительственной связи.

Еще раньше были закуплены терминалы защищенного мобильного правительственной связи. Для пользователей это обычные мобильные телефоны, но они способны обеспечивать закрытую связь гарантированной устойчивости.

Служба отреагировала очень быстро и определенное количество этих терминалов передали министерству обороны. Мы смогли оперативно довезти эти средства связи командирам частей в Крыму и руководству военно-морских сил.

Россияне думают, что лишили нас связи, но на самом деле до последнего дня руководство министерства обороны и генштаба имело защищенную связь с командирами частей. «Подвиги» сил российских сил специальных операций в данном случае преувеличены.

Где они сейчас? Удалось ли их потом вывезти?

Об этом мы не можем говорить — все, что касается правительственной связи, — вопрос не публичный.

Но даже если теоретически такой терминал попадет в чужие руки, то повлиять на работу телекоммуникационной сети с его помощью невозможно. Мероприятия в таких случаях также были предусмотрены.

Алгоритм на случай нападения

Получали ли украинские части приказ применять оружие в Крыму?

В любой стране военные формирования действуют на основании закона и выполняют политические решения руководства государства. В Украине применение Вооруженных сил во время кризисов регламентируется законами о правовом режиме военного положения, о правовом режиме чрезвычайного положения, о борьбе с терроризмом и рядом других.

С началом кризиса в Крыму правовой режим военного положения или специальный режим антитеррористической операции не был введен, несмотря на целесообразность этого. Соответственно, Вооруженные силы Украины по своему назначению по защите территориальной целостности и суверенитета государства не были применены.

Но это не снимает ответственности с тогдашних руководителей органов военного управления всех уровней по выполнению обязанностей, прописанных в военных уставах. Например, командиру воинской части закон дает достаточно полномочий для защиты территории военного объекта от нападения, диверсий и попыток захвата оружия. Это прописано и в уставах, и в закрытых документах министерства обороны.

Какой приказ нужен командиру части, когда есть факт вооруженного нападения на его часть и у него есть план охраны и обороны его военного объекта? Есть ли четкий алгоритм на случай вооруженного нападения на часть — как обеспечивать безопасность людей, защиту боеприпасов и тому подобное. Для таких действий командирам частей никаких команд не требуется.

К сожалению, не все командиры частей и подразделений воспользовались своим законным правом в той ситуации.

Хотя мы знаем, что были отдельные случаи (фамилии мы пока не называем — пусть Генпрокуратура скажет), когда часть руководства военно-морских сил, которая затем перешла на сторону РФ и изменила своему государству, отдавала команды подчиненным не применять оружие и технику. То есть, говорили держаться, но активных действий не проводить.

Учитывая это, министерство обороны в конце 2014 года создало комиссию по изучению вопроса о возможной неготовности Вооруженных сил Украины реагировать на кризис, который возник в Крыму, а также на действия органов военного управления и конкретных должностных лиц. Выводы комиссии ожидаются примерно в конце апреля этого года.

Как только министерство обороны получит материалы комиссии, мы опубликуем данные о том, кто и как действовал. Правовая оценка этих действий — вопрос времени.

Есть ли факты применения оружия украинскими военнослужащими?

Все видели кадры, когда россияне попытались вывезти с территории учебного центра оружие, а бронетранспортер Центра информационно-психологических операций, который дислоцировался на территории военного городка, преградил путь грузовику.

Тогда оружие удалось вернуть благодаря решению командира. К счастью, обошлось без стрельбы.
Коваль не находился в структуре минобороны

В фильме также говорится, что приказ о применении оружия вез в Ялту генерал-полковник Михаил Коваль, но его задержали по дороге. Что случилось с ним тогда?

Генерал-полковник Михаил Коваль в то время был заместителем руководителя Государственной пограничной службы Украины. То есть, в тот момент он не был министром обороны и не имел никакого отношения к министерству обороны и Вооруженным Силам Украины.

Факт его задержания действительно имел место. Но говорить о деталях той ситуации Минобороны не может — это не наша компетенция.

То есть, он не мог везти приказ о применении оружия от министерства обороны?

Как он мог это делать? Он был должностным лицом пограничной службы. Эта структура не подчиняется министерству обороны.