Новости

2015.02.09 11:45

Игорь Чубайс: Читая Ивана Ильина

Про лучших русских писателей второй половины ХХ века – В.Шукшина, В. Распутина, В. Астафьева… - литературоведы пишут: они чрезвычайно талантливы и глубоки, но до уровня великой русской литературы рубежа ХIХ – ХХ веков подняться не могли, слишком велики духовные и интеллектуальные потери, вызванные большевизацией страны.

Про лучших русских писателей второй половины ХХ века – В.Шукшина, В. Распутина, В. Астафьева… - литературоведы пишут: они чрезвычайно талантливы и глубоки, но до уровня великой русской литературы рубежа ХIХ – ХХ веков подняться не могли, слишком велики духовные и интеллектуальные потери, вызванные большевизацией страны. По аналогии хочется сказать, что и современное Россиеведение пытается решить проблемы, ответить на вопросы о Русской Катастрофе ХХ века, но по тем же причинам, оно не поднялось до уровня Россиеведения послеоктябрьской эмиграции…

…Больше 20 лет занимаюсь изучением России, но время от времени нахожу старые тексты, в которых глубоко и точно описано то, к чему нынешнее Россиеведение только начало подходить.

… В 1947 году Иван Ильин написал статью «Советский Союз – не Россия». (Вся официальная ЭрЭфовская социальная наука и концепция «единого учебника» утверждают «непрерывность нашей истории».

Приведу несколько мыслей и цитат из статьи И. Ильина.

… Кто вторгается в чужие пределы, пожирает чужие права, разрушает чужую целостность… потеряет свою.

… При агрессии советчики всегда прикрываются Россией.

… Большевики превратили русский народ в орудие своей экспансии.

… Если большевики победят, соседним народам уготована та же участь.

… Мера преданности Родине – в доносительстве спецслужбам.

… Мера пресмыкания перед властью – как мера преданности стране.

Несколько прямых цитат про историческую Россию (как считалось в СССР и считается нынче рядом либералов, страну «убогую, невежественную, дремучую, отсталую»…).

В 1911 году немецкое Общество для изучения Восточной Европы испросило согласие министра Кривошеина посетить Россию и ознакомиться на местах с ходом великой аграрной реформы П. А. Столыпина. Кривошеин сделал непростительную ошибку и разрешил немцам эту глубокую тыловую разведку. Она состоялась. Комиссия Общества во главе с выдающимися немецкими учеными Зерингом и Аухагеном объездила главные очаги разверстания общины и переселения в Сибирь, вернулась в Германию и доложила правительству Вильгельма ІІ, что реформа производится чрезвычайно успешно и что если дела в России пойдут в таком порядке, то через 10 лет всякая война с Россией будет безнадежна. Россия станет великой крестьянской демократией и всякая революция и войны будут ей неопасны. Тогда в Германии было решено готовить превентивное нападение на Россию к 1914 году, о чем Государственная Дума была предупреждена одним из ее членов в конце 1912 года. В своих докладах берлинский профессор Зеринг (один из лучших знатоков аграрного вопроса в Европе) писал и говорил между прочим: «Реформа Столыпина проводится таким кадром чиновничества (пусть оппоненты, наконец, запомнят, что «Ревизор» - это первая половина ХIХ века, - И.Ч.), которому могла бы позавидовать любая европейская держава, это все люди честные (может уже хватит долдонить про «воруют», - И.Ч.), неподкупные, убежденные в пользе реформы, опытные и знающие»... (К таким же выводам пришел направленный французским правительством в Россию в 1913 году ведущий экономист Э. Тери).

Нам нечего идеализировать. Нам не к чему хвастать. Но мы можем спокойно утверждать, что русское государственное право было прекрасно и зрело продумано, что русский Устав Уголовного Судопроизводства может потягаться с любым европейским уставом; что русский суд был на очень большой высоте — и по кадру судей, и по уровню адвокатуры, и по своей скорости, и по своим творческим тенденциям; что кассационные решения русского Сената представляют собой замечательный в истории человечества многотомный памятник юридически утонченного, христиански настроенного и справедливого правотворчества; что русские города и земства имеют огромные культурные заслуги; что русские университеты являлись во многих отношениях европейски образцовыми академиями; что русская медицина с ее вчувствующимся, индивидуализирующим диагнозом, «органическим» лечением и материальным бескорыстием была русской национальной гордостью;что русский солдат совмещал свою образцовую храбрость с личной инициативой в бою; что русское искусство (народная песня, доселе неизвестная Западу во всей ее оригинальности, русская музыка, оперное пение, живопись, скульптура, архитектура, театр, танец, поэзия и вообще изящная словесность) — что все это шло свободными и самобытными путями и достигало истинной художественной высоты; что русская общественная благотворительность может быть сравнена только с американской. И все это росло и выросло органически, вместе с самим русским народом как его собственная культура, как его собственная жизненная форма, подсказанная ему духом его религиозной веры (православие) и его национальным самочувствием .. (Поясню, что тогдашние «русские» - сегодня называются «россияне», сегодня «русские» тогда назывались «великороссы» И.Ч.)

Есть предрассудок, будто Россия исторически строилась из государственного центра, его приказами, запретами и произволением. С этим предрассудком давно пора покончить. В действительности русский государственный центр всегда отставал от народного исторически-инстинктивного «разлива», оформляя уже состоявшиеся процессы. Государство собирало то, что народ самочинно намечал, начинал, осуществлял и строил. Народ «растекался» (слово, употребленное и Ключевским, и Шмурло) — государство закрепляло. Народ творил — государство организовывало.

Историческая Россия росла народным почином: крестьянскими заимками, предприимчивым промыслом, непоседливостью новгородской и псковской вольницы, миссионерским и монастырским подвигом, свободным расселением и переселением, вольнолюбием людей беглых (они поощрялись государством. И.Ч.), скитанием «людей вольных и гулящих» (термин летописи), казачьими походами и поселениями, торгово-купеческими караванами по рекам и дорогам.

Две силы строили Россию: даровитый инициативный народ и собирающее государство. Кто заселил пространства русско-европейского Севера? Кто первый двинулся в сибирскую тайгу? … Кто первый начал борьбу с турками за выход к Черному морю? Борьбу за Азов? За Предкавказье?

Закончу словами И. Бродского «За нечтение книг нация расплачивается своей историей».

"Эхо Москвы"