Новости

2015.01.18 12:42

Тайна двух литовских гербов

Олег Курдюков, телевидение LRT Kultūra, программа "Русская улица"2015.01.18 12:42

Два художника русского происхождения - отец и сын - имели непосредственное отношение к созданию литовских гербов.

В начале 1925 года выдающийся русский художник Мстислав Добужинский оптировался в литовское гражданство и прибыл в Каунас. Литва для него была не чужой страной.

В детстве Мстислав учился во второй Виленской мужской гимназии. Его отец, Валериан Добужинский, был генералом русской армии и считал себя потомком старинного литовского дворянского рода, который ведет начало с 16-го века и происходит из местечка Дабужяй Паневежского уезда. Отец много рассказывал сыну о литовских корнях их рода, об истории Литвы и геральдике этой страны. Впоследствии на многих своих картинах Мстислав Валерианович изображал Вильнюс, Каунас. В его эскизных тетрадях сохранилось много пейзажей литовских деревень, зарисовок старинных литовских этнографических крестов, а также геральдических рисунков, выполненных в разной технике и манере.

По приезде в Литву художник с удивлением обнаружил, что в стране отсутствует эталонное изображение герба. Министерства, ведомства, организации и высшие учебные заведения использовали разные рисунки герба, созданные разными художниками, - а единого эталона не было. Мстислав Валерианович первым поставил этот вопрос на государственный уровень.

Свидетельствует Эдмундас Римша, член Совета института истории Литвы и председатель литовской комиссии по геральдике:

- Мстислав Добужинский, прибыв в Литву, подключился к работе Комиссии по установлению государственного знака, которая была создана в 1929 году. Он был там основным художником, изыскивал исторический материал. Кроме него, там участвовали Галауне (известный искусствовед), историки Йонинас, Йонавайтис, представители власти. Эта комиссия работала до 1934 года. Материалы этой комиссии сохранились в наших архивах, немалая часть находится в Национальной библиотеке, в фонде М. Добужинского. Это его переписка, можно сказать, со всем миром: со Швецией, Францией, Германией, Польшей, другими странами в поисках исторического материала для восстановления государственного герба Литвы. В 1934 году он, можно сказать, закончил проект, но он, к сожалению, остался не утвержденным официально.

- А почему?

- В те времена, чувствую, были определенные течения. Как всегда, одни за одного всадника ратовали, другие – за другого всадника… Наконец, не было и подходящего случая…

По версии Эдмундаса Римши, вариант Добужинского забраковали, видимо, из-за того, что Витис (всадник) слишком уж по стилистике напоминал немецких рыцарей.

Но отвлечёмся ненадолго от герба. Как выясняется, Добужинский был также инициатором реформы флага Литовской Республики. В межвоенные годы (как, впрочем, и сейчас) у традиционного триколора было немало критиков, и одним из них был Мстислав Валерианович.

Рассказывает журналист, коллекционер, помощник премьер-министра Литвы Вилюс Каваляускас:

- Вообще, этот флаг исторический как символ очень интересен. Я случайно 20 лет назад обнаружил в Национальной библиотеке протокол Комиссии по геральдике от 8 мая 1940 года. Они обсуждали, что надо поменять литовский флаг. Это была инициатива президента Антанаса Сметоны, который находился под большим влиянием Добужинского. Добужинский уже был в отъезде, но он перед отъездом всё-таки доказал Сметоне, что флаг не очень идеален, что можно его и лучше сделать. В Национальной библиотеке, в фонде Добужинского, хранится примерно 150 разных проектов, как выглядел бы флаг без зелёного цвета. Добужинский ведь сделал очень большое исследование о Витисе. Там доказывается, что по всем геральдическим правилам, цвета флага должны соответствовать цветам герба. И он думал, что зелёного цвета там не должно быть, а должен быть белый. Белый, красный, жёлтый. Или наоборот.

Но в 1940 году начались всем известные события, и Литве было уже не до изменений геральдики. Какой флаг, какой герб, если само существование литовского государства оказалось под вопросом?

И все-таки Добужинский стал автором литовского герба. Правда, это был другой герб и другой Добужинский. Я был очень удивлен, когда нашел в Википедии описание герба Литовской ССР, рядом с которым была написана фамилия автора: Добужинский. Но это был Всеволод Добужинский, младший сын Мстислава. Может, это всё-таки ошибка?

Чтобы хоть немного прояснить ситуацию, я связался по электронной почте с Галиной Лысенко, исследовательницей из Новгорода, которая позиционирует себя как один из главных специалистов по творчеству Мстислава Добужинского и его сыновей. Ответ был весьма категоричным: «С большой долей ответственности могу сказать, что младший сын Мстислава Добужинского не имеет никакого отношения к истории с гербом. Почему вас интересует именно Всеволод?»

Однако литовские специалисты считают иначе. Эдмундас Римша, глава комиссии по геральдике, уверен, что Добужинский-младший причастен к созданию герба Советской Литвы. И ссылается на воспоминания одного из высших функционеров тогдашней республики:

- Первым об этом упомянул Юстас Палецкис,  бывший председатель президиума Верховного Совета, в своей книге «В двух мирах». Он пишет, что когда в 1940 году надо было быстро создать герб Литовской ССР, было приглашено несколько художников. И, как он дальше пишет, из всех эскизов мы выбрали герб молодого Всеволода Добужинского, сына знаменитого художника Мстислава Добужинского, и его утвердили.

Добужинский-старший к тому времени уже эмигрировал на Запад. Сын некоторое время оставался в Литве. Но как же объяснить тот факт, что представитель такой знаменитой аристократической семьи согласился рисовать советский герб? Может, нуждался в деньгах? Не похоже… А может, пытался доказать отцу, несостоявшемуся автору литовского герба, что как художник он и сам не лыком шит?

Говорит Вилюс Каваляускас:

- Я думаю, что в 1940-1941 годах было время иллюзий. Многие известные художники (например, Касюлис или Йонинас, которые были потом хорошо известны на Западе) тоже делали пропагандистские плакаты… Тут коротко не объяснишь, но в 1940-ом году они думали, что что-то будет новое, и они сначала очень активно участвовали. Но потом, конечно, они разочаровались. А 1940-ой год был годом перемен, а при переменах искусство всегда новые формы получает. Я говорю, что сначала у всех были иллюзии. Даже у моего хорошего знакомого Витаутаса Казимираса Йонинаса. В 1940-ом году, уже при советской власти, издали его „Metai“ Донелайтиса – книгу, за которую он в 1938 году получил Государственную премию. Литовскую Государственную премию! А при советской власти переиздали! Все думали, что что-то ещё будет, но, конечно, когда началась уже оккупация, интеграция в советский строй, проблемы с правами человека, то все прозрели… Но сначала верили. И я думаю, что герб – это был своеобразный вклад Добужинского-младшего в новый строй, в который он чуть-чуть верил, а потом разочаровался.

Его слова дополняет Эдмундас Римша:

- По правде сказать, там мало творчества было. Было указание… Единственное, что художник был волен сделать сам, –  нарисовать всё, что окружает этот герб. А солнце, серп и молот, звезда были обязательны для всех. Если посмотрите на гербы, которые тогда рисовались, особенно тех республик, которые были присоединены в 1940 году, то увидите очень много похожего. Единственное отличие у нас – листья дуба. Так же, как у другой какой-нибудь республики герб был окружен коробочками хлопка, в Молдавии – виноградной лозой и так далее. Бралось то, что характерно для данного края. И Всеволод так же сделал. И в каком-то своем высказывании тот же Палецкис радовался (недавно, уже в конце ХХ века), что им удалось в советском гербе сохранить цвета старого литовского флага: зеленый, желтый, красный. Действительно, эти цвета там сохранились. Было ли это специально задумано или нет – никто уже не ответит…

В 1941 году Всеволоду Добужинскому удалось убежать из Литвы, чтобы соединиться с отцом уже в Америке. Поэтому в советские годы авторство герба замалчивалось. В Национальной библиотеке имени Мажвидаса хранится несколько папок, посвященных Добужинскому-младшему. Здесь немногие детские рисунки Всеволода (или Доди, как его называли в семье). Но они, конечно, не дают полного представления об уровне его художественного дарования.

В пятидесятых годах прошлого века Всеволода Добужинского встретил в США Сергей Голлербах, тоже российский эмигрант, член Американской национальной академии художеств. Он оставил о Доде несколько иронических воспоминаний: «Всеволод Мстиславович Добужинский, милейший человек, не унаследовал ни славы, ни таланта своего отца и был графиком прикладного искусства. У нас он работал как дизайнер, рисуя собачьи головки и парусные лодки для галстуков».

Впрочем, Вилюс Каваляускас считает иначе:

- Я думаю, что он тоже был талантливый художник. Он делал, например, эскизы литовских почтовых марок, он вместе с отцом работал в Государственном театре, делал какие-то сценографии. Он не был совсем бездарным… Он был просто талантливый сын, но отца, конечно, переплюнуть нельзя было, потому что отец – это большая фигура. Он был учителем всех русских модернистов… Мы можем гордиться, что этот человек всегда связывал свою судьбу с Литвой, что он черпал творческие силы из литовской истории, и он дал много для нашей истории.

Телевидение LRT Kultūra, программа "Русская улица"

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt