Новости

2014.09.20 17:22

Польский премьер ставит на изоляционизм

Я был бы не против, если бы врач Эва Копач занималась моими близкими. Но сегодня слушал ее в качестве не доктора, а шефа нового правительства, и изложение польской внешней политики по Эве Копач меня поразило.

Я был бы не против, если бы врач Эва Копач занималась моими близкими. Но сегодня слушал ее в качестве не доктора, а шефа нового правительства, и изложение польской внешней политики по Эве Копач меня поразило.

«Знаете, я — женщина. Представила себе, что бы сделала, если бы на улице вдруг появился человек, который бы размахивал острым предметом или держал в руке пистолет. Первая моя мысль: там, за моей спиной, мой дом и мои дети. Бегу домой, закрываю дверь и оберегаю своих детей» — так глава правительства ответила на вопрос журналиста должны ли мы поставлять оружие Украине.

Не знаю, задумывается ли госпожа премьер над этим, но она представила идеальное изложение изоляционизма. Проблема в том, что современном мире закрыть дверь ничего не даст, потому что человек с острым предметом в руке эту дверь вынесет.

До этого момента польская внешняя политика была в том, что при виде уличного богатыря собирать соседей и совместными усилиями быстро его обезоруживать. Гарантирую, что во многих столицах мира ответ премьер-министра будет интерпретирован как отход от фундаментального до сих пор условия польской внешней политики, которое выражалось в том, что Польша не может отворачиваться от мира, но ищет в нем поддержку.

«Наша страна должна реагировать на внешние конфликты, как разумная польская женщина. Наша безопасность, наша страна, наш дом и наши дети являются самым главным» — добавила премьер-министр. Я гадаю, что скажут американским, французским или итальянским политикам, если в дискуссии о необходимости переноса баз НАТО на восток Альянса, они будут себя вести как разумная польская женщина.

Еще хуже со вторым ответом премьера Копач. «Все что объединяет, а не разделяет всегда найдет мою сильную поддержку. Считаю, что сила в том, что у людей получается объединятся и вместе вершить большие дела» — это хороший анализ идеи объединения двух соседних дворов с целью слепить одного, большого снеговика.

Хуже, когда это подведение итогов события, которое могло дать начало гигантским изменениям в Европейском Союзе, и даже за его пределами. Потому что боюсь, что теперь каждый сможет интерпретировать ответ польского премьера так как хочет — например как поддержка воссоединения с родиной территорий за пределами России населенных этническими русскими.