Новости

2014.08.31 21:11

Солдат номер 9

В воскресенье 24 августа Украина  праздновала свой День Независимости.  По главной улице Киева – Крещатику  – прошел маленький военный парад  – 49 боевых машин, которые сразу  с парада вместе со своими экипажами  отправились воевать на Донбасс,  полторы тысячи солдат и офицеров, в том числе участники анти-террористической операции в Донбассе, приехавшие с  фронта на парад и уехавшие с парада обратно на фронт.

В воскресенье 24 августа Украина праздновала свой День Независимости. По главной улице Киева — Крещатику прошел маленький военный парад: 49 боевых машин, которые сразу с парада вместе со своими экипажами отправились воевать на Донбасс. Полторы тысячи солдат и офицеров, в том числе участники антитеррористической операции в Донбассе, приехавшие с фронта на парад и уехавшие с парада обратно на фронт. Отдельно прошли раненные бойцы, которые лечатся в Киевском военном госпитале. Многие из них уже никогда не будут принимать участия в военных действиях — они стали военными инвалидами. Многие принимали участие в параде на инвалидных колясках. Раненным бойцам собравшиеся киевляне и гости города долго хлопали.


Другие раненные, взятые в плен украинские бойцы вместе с простыми сторонниками украинской державы, взятые боевиками в заложники, и те, и другие избитые, с синяками на лицах принимали участие в своеобразном антипараде, устроенном сепаратистами в Донецке. Конечно, не по своей воле. Их, как особо опасных преступников, сепаратисты провели по центральным улицам Донецка с вооруженным конвоем, с автоматами, к дулам которых были прикреплены штыки. Все, кто видел видеокадры этого антипарада, были в шоке. Но, как ни странно, эти же кадры успокоили родственников двух десятков пленных украинских солдат и офицеров, которые «принимали» участие в этом шествии. Просто, как доказательство, что их родные еще живы.


МИД Германии назвало этот «парад» избитых пленных действом на грани военного преступления. Глава МИДа России Сергей Лавров в ответ сказал, что ничего предосудительного он в таком обращении с пленными не увидел. У России другие критерии гуманизма и не зря Сергей Лавров, говоря о Донецком «параде» употребил слово «приемлемо».

А пока украинцы и россияне продолжают обсуждать и сравнивать два парада — Киевский и Донецкий, украинские войска все больше находят на освобожденных от сепаратистов территориях братских могил и просто безымянных захоронений. Одно из последних таких кладбищ было найдено украинскими гвардейцами случайно прямо посреди поля в Луганской области. Около двух десятков могил с табличками «Солдат №7», «Солдат №9» и так далее. На этих табличках нет ни имен, ни даты рождения и гибели, потому что лежащие в этих могилах российские солдаты и офицеры официально живы и находятся в России на разных полигонах. Тех убитых россиян, которых боевикам удается отправить назад на родину, хоронят, как погибших от несчастных случаев во время учений. На днях под Псковом в селе Выбиты похоронили очередных двух российских десантников. Пока идут военные действия никто не будет заниматься этими захоронениями, а значит, что те, кто там похоронены, могут остаться навсегда в списках «пропавших без вести» жителей Юго-Востока Украины и России. Надо сказать, что список пропавших без вести украинских военных и добровольцев тоже растет.

В минувший понедельник я приехал семьей в наш загородний дом, в селе в 90 километрах от Киева, чтобы собрать урожай овощей и выкопать картошку. И сразу узнал не веселые местные новости. Из зоны антитеррористической операции сообщили о трех погибших жителях нашего района мобилизованных в зону конфликта, но для похорон привезли только два тела. Жена и родственники третьего погибшего получили пока только сообщение, что он погиб во время артиллерийского обстрела и перевезти его останки сейчас не представляется возможным.

В то же время местные жители как-то смиренно относятся к происходящему. Мой старый знакомый Виктор, бывший сельский телефонный инженер, живущий на соседней улице, сказал, что со дня на день ждет повестки в армию, и поэтому спешит закончить утепление своего дома. На самом деле иногда у меня возникает впечатление, что жители сельской местности больше боятся холодной зимы без российского газа, чем войны на Востоке Украины. Многие переделывают котлы отопления, чтобы они могли работать не только на газе, но и на торфе, и на дровах. Бывший телефонный инженер Виктор обшивает свой кирпичный одноэтажный домик пенопластом. Он мечтает еще заложить перед зимой кирпичами одно из окон, через которое зимой сильно дует. У Виктора двое детей и он спешит обеспечить им и жене нормальную зимовку. Мне он тоже дал дельный совет, который я скорее всего превращу в реальность. «Вы же тут постоянно не живете, — сказал он. — А газа или не будет, или будет очень слабое давление и тогда котел может потухнуть, вода в трубах и батареях замерзнет и разорвет и трубы, и батареи! Так что лучше купить литров сто антифриза для автомобилей и залить его в отопительную систему вместо воды. Антифриз выдерживает до минус 30 Цельсия!»
От другого соседа я узнал, что часть жителей села уже закупилась автомобильным антифризом. Однако никакой паники нет. Все спокойны. Все выкапывают картошку со своих огородов, сушат ее и опускают в погреба. Все думают и говорят о самом ближайшем будущем, о зиме, о газе, которого или не будет, или будет очень мало. И почти никто в украинских селах не говорит о Европе или европейской перспективе Украины. Приближающаяся зима в этот момент актуальнее и важнее.

Есть еще одна приблизившаяся дата, которая переключила на себя внимание большой части украинцев — 1 сентября. В радионовостях после сводок о военных действиях на Донбассе и об очередных прорывах военной техники и солдат из России на украинскую территорию, второй главной темой является приближение нового учебного года. Из-за военных действий, из-за экономического кризиса, который эти военные действия еще больше усугубили, цены на школьную форму, учебники, тетрадки и всё прочее, нужное для школы, поднялись на 30-50 процентов. А зарплаты остались прежними или даже уменьшились. Правда, родители школьников, дающие интервью и на радио, и по украинскому телевидению, стараются не жаловаться на сложности. Им стыдно жаловаться на свои проблемы, когда их страна — Украина столкнулась с проблемами гораздо более серьезными. Украинские журналисты, надо сказать, не берут интервью у родителей школьников, оставшихся на территориях, захваченных сепаратистами. Никто не знает: начнется ли там учебный год, а если начнется, то когда. В Луганске многие школы, как и другие здания, уничтожены артобстрелами. Школьникам просто некуда идти учиться. Беженцы с детьми, осевшие в других городах Украины, сейчас суматошно ходят по школам, устраивая своих детей. В киевскую школу номер 92 уже записались 17 новичков-беженцев. Всего в киевские школы пойдет 1 сентября учиться больше тысячи уехавших с Донбасса детей. В основном это дети региональной элиты, которой по карману недешевая жизнь в украинской столице.

Пока родители «экипируют» своих детей в школу, другие родители вместе с друзьями и волонтерами экипируют в зону военных действий тех мужчин и парней, которые решили пойти добровольцами на фронт. Экипировать добровольца, оказывается, намного дороже, чем школьника. Украинская власть с трудом обеспечивает своих кадровых военных бронежилетами и другими средствами защиты. Поэтому доброволец должен идти на войну со всем своим. И рынок экипировки для добровольцев сейчас настолько же активен, как рынок школьных принадлежностей и формы. Многие украинцы стали хорошо разбираться в бронежилетах различной степени защиты, знают какой бронежилет сколько стоит и где его можно купить. Торговля экипировкой для добровольцев идет очень активно еще и потому, что украинцы, не смотря на собственные финансовые проблемы, охотно жертвуют деньги на всё, что может защитить добровольцев в бою.

Кстати, иметь надежный бронежилет дома сейчас хотят не только добровольцы, собирающиеся защищать Украину. Некоторые покупают бронежилеты просто «на всякий случай», чтобы в доме был и при необходимости его можно было бы быстро достать и надеть. Школьники тоже мечтают теперь не только о Iphone, но и о бронежилетах. Милитаризация жизни страны милитаризует сознание людей, а еще больше — детей. Первый урок во всех украинских действующих школах будет посвящен патриотизму и целостности государства. Это значит, что 1 сентября в школах начнется с разговоров о войне. Войне, которая теперь будет круглосуточно сопровождать нашу ближайшую жизнь, войне, которая неизвестно, когда закончится, неизвестно, кого еще убьет и неизвестно, чему еще научит украинцев.

Андрей Курков, LRT.lt