Новости

2014.08.28 16:25

Война. Одни воюют, другие бегут

Андрей Курков, LRT.lt2014.08.28 16:25

Беженцев с Донбасса легко разделить на две категории: на тех, кто хочет остаться жить у себя на Донбассе, в Украине, и на тех, кто действительно с радостью и с большими надеждами хочет переселиться в Российскую Федерацию.

На прошлой неделе руководство города Севастополя объявило, что временный лагерь для беженцев с Востока Украины «в любом случае должен быть закрыт до 1 сентября».

Беженцам уже давно предлагали переезжать на материковую Россию в те регионы, которые готовы их принять и обеспечить работой, но многие жители Донбасса, спрятавшиеся от войны в солнечном Крыму, хотели бы в Крыму у моря остаться навсегда. В Крыму хватает и своих безработных. Поэтому с ними ежедневно проводится «воспитательная» работа. Представители Российской Федерации активно рекламируют центральную Россию и более удаленные регионы Сибири и Дальнего Востока, как места, где беженцам помогут начать новую жизнь. Многих удалось уговорить. На прошлой неделе российские власти прибегли к хитрости, чтобы вывезти из Крыма очередную сотню беженцев. Им сообщили, что формируются списки на переезд в Анапу, курортный город тоже на Черном море, но только со стороны Кавказа.

Полсотни беженцев согласились сразу, но полупустой самолет российские власти отправлять отказались, поэтому дата вылета сдвинулась и снова была проведена «воспитательная» работа. Таким образом самолет пассажирами наполнили до предела. Видимо, беженцы испугались предупреждения, что с 1 сентября все «крымские» беженцы с Донбасса будут считаться просто туристами и должны будут сами оплачивать свое проживание и питание, или возвращаться на Родину, на материковую Украину. Каково же было удивление беженцев, решивших поселиться в Анапе у Черного моря, когда их самолет после длительного полета приземлился в аэропорту города Ула-Удэ, столицы республики Бурятии, региона буддистов, находящегося неподалеку от озера Байкал и не очень далеко от границы с Монголией. «Куда нас сослали?!» - вырвалось у одного из пассажиров этого самолета, когда он ступил на бурятскую землю и понял, где теперь находится.

Беженцев с Донбасса легко разделить на две категории: на тех, кто хочет остаться жить у себя на Донбассе, в Украине, и на тех, кто действительно с радостью и с большими надеждами хочет переселиться в Российскую Федерацию. Те, кто хочет остаться в Украине, переезжают на время военных действий в другие области страны, туда, где тихо и спокойно. Для желающих стать россиянами есть два пути: на Крым и на Ростов-на-Дону. Посчитать, сколько и куда переехало беженцев сейчас трудно, но военный конфликт продолжается и количество беженцев растет. Правда, теперь беженцам выехать из зоны боевых действий намного сложнее, чем раньше. Женщин и детей боевики еще кое-как выпускают через свои блок-посты, но мужчин возвращают обратно или задерживают, заставляя пополнить ряды «ополчения», то есть свои собственные ряды боевиков.

Для желающих рискнуть и уехать целыми семьями в интернете «развешены» десятки объявлений «военных таксистов», предлагающих за большие деньги вывезти желающих полевыми и проселочными дорогами в объезд блок-постов. Расценки на эти транспортные услуги исчисляются сотнями евро. Ясно, что в сумму такой эвакуации входит и действительно серьезный риск для водителя и машины, и, конечно же, для пассажиров.

 

Есть, правда, и волонтеры, предлагающие вывозить женщин с детьми бесплатно. Однако их мало, да и боевики очень их не любят и часто пытаются захватить в плен с целью получения выкупа. С таксистами у местных боевиков, видимо, существует какой-то договор о ненападении. Но любые беженцы могут попасть под артиллерийский обстрел и тут уже никакие договоренности не помогут. В понедельник 18 августа утром системами залпового огня «Град» сепаратисты обстреляли колонну беженцев, выходившую из пригорода Луганска. Там погибли и женщины, и дети, и те, кто их перевозил подальше от войны. Может быть, сепаратисты приняли эту колонну беженцев за колонну украинских добровольцев или военных?!

К беженцам в разных регионах Украины и отношение разное. Иногда между беженцами и жителями Западной и Центральной Украины возникают настоящие политические конфликты, ведь многие из беженцев считают сторонников Майдана виновными в нынешних бедах Донбасса. Были случаи, когда беженцы срывали государственные флаги в тех городах, где временно поселились, или по-другому показывали свое негативное отношение к сегодняшней киевской власти.

А у сегодняшней киевской власти, у президента Петра Порошенко и премьер-министра Арсения Яценюка проблем столько, что не позавидуешь. Кроме обычных проблем военного времени, связанных с логистикой, доставкой еды и вооружения в зону боевых действий, кроме проблем, которые создала Россия своим «секретным гуманитарным конвоем», состоящим из 280 грузовиков, кроме безрезультатно продолжающихся переговоров министров иностранных дел Франции, Украины, России и Германии, возникли и проблемы другого характера.

Неделю назад Дмитрий Ярош, лидер Правого Сектора, радикальной группы, участвовавшей в событиях на Майдане, а позже создавшей свой добровольческий корпус и отправившейся воевать на Донбас, поставил президенту Украины ультиматум: или Петр Порошенко наведет порядок в милиции, или Правый Сектор покинет Донбас и пойдет войной на Киев. Этот ультиматум был озвучен после того, как украинская милиция в двух разных областях, географически удаленных от Донбаса, остановила машины с бойцами Правого Сектора, перевозившими оружие из зоны боевых действий. Одна из машин была остановлена в Закарпатье, откуда до Донбаса больше тысячи километров. Правый Сектор у многих украинцев и так ассоциируется с оружием. Они первыми начали бросать коктейли Молотова в милиционеров и солдат внутренних войск во времена противостояния на Майдане. Они же одними из первых с охотничьими ружьями и карабинами отправились добровольцами на Восток Украины.

Они много раз обращались к президенту и правительству с просьбой вооружить их и дать бронетехнику, но, судя по всему, ответом правительства на свои просьбы остались недовольны, и сообщили, что «оружие добывают в боях». И вот теперь противостояние между Правым Сектором и украинской властью вылилось в открытый конфликт, который, правда, сам Дмитрий Ярош поспешил погасить, заявив, что его ультиматум не был направлен против новой украинской власти, но против старых кадров в украинской милиции, которая, как он считает, собиралась его арестовать.

Кроме добровольческого корпуса «Правый сектор» в зоне военного конфликта воюет много других добровольческих батальонов. Среди них – три батальона добровольцев из Днепропетровской области, которым неплохую зарплату лично выплачивает олигарх и губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский. Он же обеспечивал эти три батальона оружием и экипировкой, включая качественные бронежилеты. Есть еще батальоны «Азов», «Шахтерск», «Донбасс» и другие. Там и зарплат нет, и бронежилетов не хватает. Добровольцы далеко не всегда согласовывают свои действия с генеральным штабом украинских вооруженных сил. Поэтому военное командование часто их критикует, будто они мешают воевать регулярной армии. Точное количество добровольцев в зоне конфликта не известно, как неизвестно и точное или хотя бы приблизительное число противостоящих им сепаратистов, наемников и российских «командированных» офицеров и солдат. Но если российские вооруженные «гости» в конце концов или погибнут, или успеют живыми вернуться к себе домой, то, в отличие от них, граждане Украины, участвующие в боевых действиях – и боевики-сепаратисты, и с ними воюющие добровольцы-патриоты, оказываются пораженными одной и той же «болезнью» - нежеланием расставаться с оружием.

Пока некоторые члены Правого Сектора и других батальонов пытаются вывезти автоматы и гранатометы из зоны боевых действий к себе домой, в уже освобожденных поселках и городках Донбасса украинские военные находят оружие припрятанное местными жителями в подвалах, закопанное на огороде или спрятанное на чердаках домов «на всякий случай». Понятно, что хорошо спрятанное и не найденное оружие рано или поздно будет стрелять. В кого? На этот вопрос сейчас ответить трудно. Оружие, которое спрятали сепаратисты, снова ставшие местными «мирными жителями», скорее всего будет стрелять в сторону украинской власти. Оружие, которое попадает в другие регионы, где военного конфликта не было, вполне может оказаться в руках у обычных уголовников или просто у случайных людей. Хорошо, что об этой проблеме украинская власть задумалась уже сейчас, не дожидаясь окончания военных действий. Но и не задуматься об этом было, я думаю, невозможно. Особенно после того, как в центре Харькова, города с миллионным населением, в минувшее воскресенье выпивший прохожий вдруг достал откуда-то автомат Калашникова и начал стрелять по окнам домов.

А пока военные действия продолжаются. Украинские войска медленно, ценой больших человеческих потерь, освобождают то поселок, то село, то городок. И перед освобождением каждого села или городка армия пытается открыть «гуманитарный коридор» для того, чтобы жители могли уйти из зоны боев. Каждый такой «коридор» добавляет в пока что еще далеко не полные списки беженцев новые сотни имен. И за каждым именем – поломанная, исковерканная судьба, судьба человека на время или навсегда выброшенного историей из собственного дома.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt
Татьяна Соколова
"Русская улица" 13
Лондонский аэропорт Хитроу
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА
Татьяна Соколова
"Русская улица" 13