Новости

2014.07.31 19:13

В России судят фигурантов "болотного" дела

Представители государственного обвинения потребовали до четырех лет колонии для фигурантов еще одного эпизода "Болотного дела". Эти сроки прокуроры огласили 31 июля в ходе прений сторон в Замоскворецком суде.

На скамье подсудимых – четыре человека, задержанных во время так называемой второй волны, зимой и весной 2013 года. Алексея Гаскарова, Илью Гущина, Александра Марголина и Елену Кохтареву обвиняют в участии в массовых беспорядках и в применении насилия по отношению к сотрудникам полиции во время событий 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Подсудимые попросили суд оправдать их или же назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Представители прокуратуры в ходе прений заявили, что считают доказанной вину всех четырех подсудимых по обеим предъявленным статьям. Вина, по мнению гособвинения, подтверждается видеозаписями, показаниями свидетелей – из числа сотрудников полиции, различными протоколами, а также уже вступившими в силу приговорами по другим эпизодам "Болотного дела". В частности, как считают представители прокуратуры, события на Болотной площади являлись массовыми беспорядками, в тот день было совершенно "преступление против общественной безопасности", что могло привести к "массовым человеческим жертвам".

По мнению представителей государственного обвинения, трое из подсудимых – Алексей Гаскаров, Илья Гущин и Александр Марголин – должны быть приговорены к реальному сроку наказания. Для Алексея Гаскарова и Александра Марголина прокуроры попросили 4 года колонии общего режима, для Ильи Гущина – 3 года и 3 месяца. Подсудимая Елена Кохтарева – единственная, признавшая вину в полном объеме и находящаяся по подпиской о невыезде, а не в следственном изоляторе, – по мнению прокурора, "своим поведением доказала возможность исправления без изоляции от общества" и должна быть приговорена к 3 годам и 3 месяцам условно, с испытательным сроком – еще 4 года.

По словам активиста "Комитета 6 мая" Сергея Шарова-Делоне, власть добилась своей цели – сбила волну протестного движения, и сейчас уже нет смысла назначать фигурантам дела суровые приговоры:

– Это дело политическое и абсолютно не правовое. Выступавший адвокат Мирошниченко в очередной раз блестяще показал, что там нет события преступления, нет массовых беспорядков, нет состава преступления по 318-й статье у Марголина и у всех остальных. Целью этого дела было сломать оппозиционное движение. Цель достигнута: движение, к сожалению, пошло на спад. И дальнейшая осмысленность действий для власти пропала: нет резона упираться в жестокие приговоры. Слишком жестокий приговор может вызвать повторную волну протеста, когда терять уже нечего. Скажу честно, хотя говорить об этом страшно: после суда над Удальцовым – Развозжаевым все отчасти вздохнули с облегчением: не такие страшные сроки. Все ожидали худшего. Это чисто политические игры, которые омерзительны, которые сказываются на судьбах честных хороших простых людей.

Радио "Свобода"

Камера в тюрьме в оставленном российскими войсками Изюме
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА 6