Новости

2017.12.18 13:52

Осужден за слова

Антон Наумлюк, Радио Свобода2017.12.18 13:52

Верховный суд аннексированного Россией Крыма рассматривает сегодня апелляционную жалобу на приговор журналисту Николаю Семене, которого Железнодорожный районный суд Симферополя приговорил в сентябре к трем годам тюремного заключения условно с испытательным сроком и запретом заниматься публичной деятельностью тоже на три года за статью на сайте проекта Украинской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода Крым.Реалии.

Николай Семена осенью 2015 года писал о том, что энергоблокада полуострова, которую организовали тогда украинские националисты и крымско-татарские активисты, подорвав опоры ЛЭП в Херсонской области, может стать одним из шагов, после которых Россия будет вынуждена вернуть Крым Украине. Семена оценивал в статье блокаду положительно, действия России весной 2014 года называл аннексией, а следствие посчитало это призывом к нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Фактически журналиста судили за мнение о том, что Крым остается частью Украины.

Процесс по делу Семены длился полгода. Судья Наталья Школьная проигнорировала почти все ходатайства защиты, в том числе о признании недопустимым доказательством результаты слежки, которая велась за журналистом еще до разрешения суда. Когда Семену взяли в оперативную разработку – неизвестно, видимо, сразу после начала работы сайта "Крым.Реалии". Редакция сайта тогда разместилась в центре Симферополя в офисном здании. Сейчас договоры аренды, которые были изъяты сотрудниками ФСБ, используют крымские СМИ для "расследования" деятельности Радио Свобода на полуострове. Издание "КрымИнформ", которое, как полагают, связано с министром внутренней политики, информации и связи Крыма Дмитрием Полонским, даже получило награду конкурса "Журналист-2017" за одно из таких "расследований".

Семена сотрудничал с проектом "Крым.Реалии" с момента его основания. В материалах дела хранятся несколько писем, полученных оперативниками после взлома электронной почты журналиста. В этих письмах Семена призывал свое руководство в Киеве и Праге обратить внимание на безопасность сотрудников в Крыму и ввести правила конспирации. Судя по всему, за ним уже тогда следили, пытаясь обнаружить признаки государственной измены.

"Согласно полученным данным, Семена поддерживает устойчивые связи с лицами, подозреваемыми в причастности к разведывательной и иной подрывной деятельности спецслужб Украины. По заданию последних Семена на возмездной основе осуществляет подготовку и передачу иностранной стороне текстов тенденциозного характера о ситуации в республике Крым, которые потом используются в специальных информационных акциях в ущерб интересам Российской Федерации. Полученная информация указывает на признаки осуществления Семеной противоправной деятельности, предусмотренной статьей 275 УК РФ, – государственная измена", – говорится в оперативном донесении.

Непонятно, кого имеют в виду сотрудники ФСБ: то ли редакцию Радио Свобода, то ли польского журналиста "Газеты Выборчей" Вацлава Радзивиновича, которого задерживали в Крыму вместе с Семеной в мае 2014 года. Радзивиновича тогда отпустили, но потом выслали из России, лишив аккредитации. Так или иначе, никаких признаков госизмены в работе Семены обнаружено не было, и обыск в апреле 2015 года проводили по делу о призывах к нарушению территориальной целостности страны. "Она (Россия – РС) должна вернуть Крым", – слова из статьи Семены стали причиной обвинения в сепаратизме.

Следователи провели обыски у семи журналистов, сотрудничавших с сайтом "Крым.Реалии". Адвокат Александр Попков назвал это разгромом корреспондентской сети на полуострове, для организации которого воспользовались делом против Семены. У него самого изъяли компьютер, давно к тому времени взломанный оперативниками ФСБ, и архивы за много лет работы. В материалах дела – несколько сотен страниц со скриншотами экрана компьютера Семены, которые внедренная до этого программа снимала каждую минуту и отсылала оперативникам управления ФСБ по Крыму и Севастополю. Собственно, даже лингвистическую экспертизу текста статьи Семены сотрудник ФСБ Ольга Иванова проводила не по опубликованному на сайте "Крым.Реалии", а по черновикам, полученным в результате слежки оперативником ФСБ Ильей Хоменко. И эксперта, и оперативника суд допросил в качестве свидетелей обвинения.

В ответ сторона защиты пригласила своих экспертов: лингвиста Елену Новожилову, которая назвала Иванову и ее экспертизу некомпетентной, и психолога Владимира Рубашного, доказывавшего, что у Семены не имелось намерения кому-то навредить своим текстом, что текст был написан в рамках дискуссии об оценках энергоблокады. Оба заключения и показания экспертов суд приобщил к материалам дела.

Но основой линии защиты стало утверждение, которое считается ключевым и в апелляционной жалобе: "На территорию Крыма, де-факто контролируемую властями России, не распространяется предел государственного суверенитета РФ". Адвокаты Семены ходатайствовали о приобщении целого ряда международных нормативных актов, подтверждающих украинскую принадлежность Крыма, и, что удивительно, судья их приобщила к делу. Приобщили резолюцию Генеральной ассамблеи ООН 68/262, в которой идет речь об украинском Крыме, выписки из Устава ООН о принципе территориальной целостности государства-участников, и другие акты. Впрочем, все это судья проигнорировала при вынесении решения.

В апелляции адвокат Александр Попков вновь напоминает, что федеральный закон России №24, который еще в 2004 году установил границу между Украиной и Россией, до сих пор не отменен, граница даже по российским законам до сих пор проходит по Керченскому проливу. До конца 2017 года продолжает действовать и Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной. Название, учитывая нынешние отношения двух стран, звучит цинично, но договор ратифицирован и утверждает: обе стороны уважают территориальную целостность друг друга, признавая ее нерушимой.

"Таким образом, согласно международно-правовым договорам, Конституции России и федерального законодательства государственная российско-украинская граница между Республикой Крым и Херсонской областью Украины не установлена", – делает вывод адвокат в апелляционной жалобе. Собственно, суд в своем решении даже не стал отрицать эти утверждения, проигнорировав международные акты. Точно также суд "не заметил" и политологического заключения профессора Кубанского университета Михаила Саввы, который писал примерно о том же самом, ссылаясь на нормы международного права.

По поводу основного доказательства обвинения – лингвистической экспертизы Ольги Ивановой, которая доказывала, что в статье Семены есть призывы к сепаратизму, – адвокат еще раз приводит выводы специалиста Елены Новожиловой. "Специалист разъяснила, что в ходе лингвистической экспертизы допущено необъяснимо огромное количество речевых, грамматических и логических ошибок – 72. Одно только наличие такого количества ошибок у якобы эксперта в области русского языка свидетельствует о его некомпетентности", – говорится в документе, представленном в Верховный Суд. Иванова, которую допрашивали в качестве свидетеля обвинения, была вынуждена признать, что из-за отсутствия в ее экспертизе описания методики и, собственно, проделанной работы, проверить выводы невозможно. Призыва она в статье, как выяснилось в ходе допроса, не нашла, но сослалась на некий контекст, который и повлиял на решение о виновности Семены.

Во время процесса сторона защиты пыталась обратить внимание суда на то, что слежка за Семеной была незаконной, проводилась до решения суда, и ее результаты вообще не должны быть в материалах дела. В апелляционной жалобе Попков снова указывает, что разрешение на слежку было выдано 11 сентября 2015 года, а первые скриншоты с компьютера Семены в деле получены двумя днями ранее. Судью Школьную это не смутило. Попков надеется, что в Верховном суде к закону "Об оперативно-розыскной деятельности" будут внимательнее. Впрочем, Верховный суд, по мнению адвоката (и это также указано в апелляции), уже нарушил закон, когда выдал разрешение на слежку задним числом. Получился замкнутый круг: силовики залезли в компьютер журналиста, увидели, что он готовит статью, которой они решили воспользоваться для возбуждения дела, на основании этого они обратились в суд, который разрешил слежку, но несколькими днями ранее, чтобы оправдать копание оперативников в компьютере Семены.

Защита и сам Семена настаивали на допросе в качестве свидетелей Михаила Саввы, готовившего по делу политологическое заключение, и главного редактора проекта "Крым.Реалии" Владимира Притулы, но требовали для них иммунитета либо возможности выступить по видеосвязи. Суд безопасность свидетелей на территории Крыма обеспечивать не захотел и фактически не дал их допросить, при том, что Притула в материалах дела назван руководителем организации, "ведущей подрывную деятельность в Крыму". "Крым.Реалии" в деле называются "изданием, ведущим антироссийскую редакционную политику". Отказ в вызове ключевых свидетелей также стал одним из оснований апелляционной жалобы. Поведение судьи, которая позволяла свидетелям не отвечать на вопросы адвокатов, но призывала ни в коем случае не отмалчиваться на вопросы гособвинения, Попков назвал "нарушением принципов состязательности и равноправия сторон".

В итоге адвокат потребовал отменить приговор в отношении Семены, вынести частное определение в адрес следствия за все нарушения закона, а перед этим допросить, наконец, Савву и Притулу, уточнить у оперативников ФСБ, каким образом они проводили слежку за журналистом до санкции суда, и убрать из дела материалы этой слежки – как полученные незаконно.

С 2014 года кроме дела Семены в Крыму было возбуждено, по меньшей мере, еще три дела о сепаратизме: против главы запрещенного в России Меджлиса крымско-татарского народа Рефата Чубарова, которому кроме уголовного преследования еще и запрещено появляться в Крыму, против его заместителя Ильми Умерова и крымско-татарского активиста из Феодосии Сулеймана Кадырова. Суд над Умеровым, которого обвиняли в призывах к нарушению территориальной целостности России, якобы высказанных им в интервью телеканалу ATR, шел одновременно с процессом Семены, но закончился реальным сроком в колонии-поселении.

Апелляционную жалобу Умеров отозвал сам, с формулировкой о недоверии всей судебной системе России, но фактически под давлением в связи с переговорами о помиловании. Чтобы президент России мог издать указ о помиловании, так и оставшийся засекреченным, нужно было, чтобы приговор вступил в силу. Сразу после этого Умерова доставили через Анапу в столицу Турции, а потом в Киев. Судебный процесс над Кадыровым начался совсем недавно. Активиста обвиняют в сепаратизме даже не за запись, а за комментарий к видео в "ВКонтакте". "Сулейман Кадыров Согласен! Крым – это Украина, всегда была, есть и будет! Спасибо автору за видео! Поддерживаю!!" (орфография сохранена – РС), – написано на странице Кадырова под видео с просьбой жертвовать очередному добровольческому батальону, который должен был воевать в Донбассе. Видео записал и выложил житель Томска очевидно из мошеннических побуждений, потому что никакого добробата в российской глубинке он не создавал, но денег на это просил. Странным образом он был осужден всего лишь на обязательные работы, и сразу же попал под амнистию. Зато теперь за комментарий к его так и не запрещенному видео судят в Крыму Сулеймана Кадырова.

"Статья о сепаратизме используется властями в отношении неугодных, тех, кто является оппозиционной силой и высказывает свое мнение по отношению к тому, что произошло в Крыму и как Россия установила здесь свою власть", – отметил адвокат Семены и Кадырова Эмиль Курбединов.

* * *

В Международный день прекращения безнаказанности
за преступления против журналистов – 2 ноября – президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Том Кент выступил с заявлением, в котором рассказал о многочисленных случаях преследования журналистов нашей корпорации и угроз им в разных странах, в том числе и России. Среди них Том Кент назнал и Николая Семену.

"В 2017 году наши журналисты становились объектами нападений 34 раза в тех странах, для которых мы работаем – Российская Федерация, Украина, Беларусь, Пакистан, Афганистан, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Армения, Азербайджан, Македония, и в других. Это включало в себя физические нападения, заключение под стражу, допросы, облавы, словесные нападки, судебные приговоры, электронные угрозы, захват оборудования. Эти нападения были совершены на наших журналистов из-за того, что журналистика – их профессия. Иногда объектами нападок становились и их семьи", – говорится в заявлении Тома Кента.

"В подавляющем большинстве те, кто это делал, не понесли наказания. В большинстве случаев представители власти действовали безнаказанно. А у негосударственных структур были развязаны руки. Наоборот, наши корреспонденты выставлялись как мишень, как люди, преступившие закон. ​Журналистика – это услуга, которую общество оказывает себе. В тех странах, где мы работаем, журналистика зачастую означает то, что люди принимают на себя огромный риск", – сказал президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода.

Он напомнил имена тех журналистов РСЕ/РС и членов их семей, которые оказались в тюрьме или под угрозой: это Николай Семена (осужденный в аннексированном Россией Крыму к условному сроку за журналистскую деятельность), Станислав Асеев, Сапармамед Непескулиев, Солтан Ачилова, Азиз Юсупов.

"Мы призываем уважать международные стандарты и обязательства, чтобы журналисты во всем мире могли заниматься своей работой в безопасности, под защитой закона… и чтобы они могли сообщать новости и давать информацию, в которой люди столь нуждаются", – сказал Том Кент.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt