Новости

2017.11.28 09:36

Захар Прилепин: "Все российские герои - разбойники"

Вероника Дорман, InoPressa/Liberation2017.11.28 09:36

"Я русский. Меня интересуют только интересы России. Человеческая мораль - не моя сфера. Сомнительная сторона меня не пугает. И мой роман об этом, о том, что все люди немного сомнительны. Безгрешных не существует", - убежден писатель Захар Прилепин.

Мнения о таком человеке, как Захар Прилепин, разделились - для части собратьев по перу его политические взгляды неприемлемы. Его творчество вызывает большее единодушие. Также произошло с его последним романом "Обитель", опубликованным в России в 2014 году, когда бывший оппозиционер Владимира Путина и духовный сын национал-большевика Эдуарда Лимонова решил поддержать мятеж на востоке Украины и взяться за оружие на стороне сепаратистского движения, поддерживаемого Москвой. Интервью с Захаром Прилепиным взяла журналистка французской газеты Liberation Вероника Дорман.

"В романе "Обитель" вы стираете границы между жертвами и палачами..." - заметила журналистка.

"Мне всегда хотелось, чтобы каждый человек имел право на выражение своего мнения. Это одна из моих задач. Потому что у Шаламова и Солженицына говорит только зэк в качестве жертвы. Но когда знаешь историю Гражданской войны, то видишь, что Бабель, Багрицкий, Петров и многие другие были большевиками, милиционерами и даже агентами НКВД. Они все в чем-то участвовали, и любой из них мог оказаться на Соловках, за тюремными вышками... История сложна. Сегодня принято все упрощать. Жертвы с одной стороны, палачи - с другой, есть добрые и злые. Но в ту эпоху все были взаимозаменяемы. Охранники заканчивали жизнь в тех же общих могилах. Зэк Френкель возглавил весь ГУЛАГ", - сказал Прилепин.

"Как вы объясняете успех вашего романа? Выбранной темой?" - спросила журналистка.

"Нет, не думаю, поскольку все пресытились этой темой уже двадцать пять лет назад, - ответил писатель. - Четверть века национального покаяния - этого достаточно. Мы уже все осознали. Нет, это скорее захватывающий роман, который соответствует нынешнему моменту национального примирения".

"Прошло сто лет после революции 1917 года. Что делать с этим наследием?" - поинтересовалась журналистка.

"Ничего не надо делать, - ответил Прилепин. - Власти нечего праздновать, со своими миллиардерами и звездами шоу-бизнеса. Однако я очень доверяю эклектическому сознанию российского народа. Только представители Запада думают, что русские разделяются на патриотов-традиционалистов и либералов-западников. В русском человеке все совмещено. Он может читать Бориса Акунина, смотреть Ксению Собчак по телевизору, он не хочет, чтобы трогали Ленина в Мавзолее, и в то же время не надо сваливать вину на Николая II. Все идет своим чередом. Он комбинирует все, и это не мешает ему оставаться в бездействии. И еще есть маргиналы, те, кто жаждет возвращения монархии, левые радикалы и др. Эти крайности сталкиваются и колотят друг друга, но народ смотрит на это скептически..."

"Какова роль власти в этой конфронтации?" - спросила интервьюер.

"Власть выходит сухой из воды. Быть в оппозиции к Путину очень сложно, потому что он позволяет всему этому бомонду сосуществовать, всячески препятствуя скатыванию к крайностям, как правым, так и левым. Наша элита, сколь бы ни были трудны ее отношения с остальными, на 90% прозападная и либеральная", - считает собеседник издания.

"Вы находились в оппозиции к Путину до 2014 года. Сегодня вы сражаетесь на стороне пророссийских сил на востоке Украины. Вы не согласились бы на сепаратистское движение в России, но считаете нормальным поддерживать сепаратистов в соседней стране..." - заметила Дорман.

"Я русский. Меня интересуют только интересы России. Человеческая мораль - не моя сфера. Не думаю, что это сильно беспокоило Пушкина, который мечтал присоединиться к греческому восстанию (1821), или Байрона, который это сделал. В XX веке множество таких историй. В данный момент в мире идет 60 войн. Вы думаете, что все они законны? Почему тогда вы призываете меня к ответу?" - парировал Прилепин.

"Вы входите в состав военного командования самопровозглашенной Донецкой республики, вы идеализируете этих воинов, по вашим словам, у них "благородные" мотивы. Вы все еще оплакиваете гибель Моторолы (Арсена Павлова), командира подозрительной войны с сомнительным прошлым..." - напомнила журналистка.

"Все герои "Тихого Дона" Шолохова имели сомнительное прошлое. Степан Разин, Ермак, все персонажи из моего детства, все мое воспитание - основанное не на "Трех мушкетерах", - русские национальные герои в основном все были разбойниками... Вплоть до российской Гражданской войны, в которой я воевал бы на стороне красных. Эти красные были сомнительны, как, впрочем, и белые, не говоря уже о зеленых (вооруженные бандиты, которые сражались и против красных, и против белых. - Прим. Liberation). Сомнительная сторона меня не пугает. И мой роман об этом, о том, что все люди немного сомнительны. Безгрешных не существует", - убежден писатель.

"Какую роль, по-вашему, играет Кремль в ситуации, сложившейся на Донбассе?"

"Путин постарался минимизировать ущерб по максимуму, но он вынужден вести переговоры. Сегодня Кремль оказывается заложником данной ситуации. Для российской буржуазии и экономической элиты все это просто кошмар. Они предпочли бы закрыть глаза, затем открыть их - и чтобы проблема Донбасса исчезла. Им совершенно не нужны ни санкции, ни все эти полевые командиры. Но что поделать? Если Россия полностью отойдет от этой ситуации, это спровоцирует страшную резню", - полагает собеседник издания.

InoPressa

Популярно