Новости

2017.01.20 11:40

Крым: вернуть нельзя отказаться

Какие рычаги нужно использовать, чтобы освободить аннексированный Россией Крым, рассказывают известные крымчане.

20 января – День Автономной Республики Крым. В этот день в 1991 году на первом в СССР легитимном местном референдуме население высказалось за восстановление автономного статуса полуострова, а уже 12 февраля Крым получил автономию в составе советской Украины. Впоследствии был частью независимой Украины. В феврале-марте 2014 года Россия провела спецоперацию и аннексировала украинский Крым.

Цивилизованный мир публично стал на сторону Украины. США, страны ЕС, Япония и другие не признали присоединения Крыма к России и ввели в отношении кремлевской власти санкции, которые расширялись в течение следующих лет.

В прошлом году Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла более жесткое решение в украинском вопросе, чем ожидалось: украинским парламентариям удалось добиться, чтобы в тексте ее документа явилось признание того, что конфликт в Украине на самом деле является российской агрессией, а по Крыму введен термин «оккупированный».

Впоследствии Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Ситуация с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь (Украина)», инициированную Украиной. Впервые в официальных документах ООН Россия была признана государством-оккупантом, а Крым – оккупированной территорией. Принятие резолюции позволяет официально использовать во всех документах Организации определение «временная оккупация украинской Автономной Республики Крым и города Севастополь».

Кроме того, Международный уголовный суд (МУС) в Гааге признал ситуацию в аннексированном Крыму равнозначной международному вооруженному конфликту между Украиной и Россией.

Впрочем, агрессор не отступает. РФ делает все, чтобы оправдать аннексию, манипулировать историей полуострова и настроениями, терроризирует крымчан, которые остаются на проукраинских позициях.

Как вернуть полуостров, НВ спросило известных крымчан:

Мустафа Джемилев, уполномоченный президента Украины по делам крымскотатарского народа, народный депутат от БПП:

Невозможно говорить об Украине без Крыма. Что касается освобождения, то ситуация такая, что мы не можем военным путем это сделать. Соотношение сил не то. Такой вариант связан с большими человеческими потерями и даже потерей целого полуострова.

Мы призываем соотечественников не покидать этой территории. Видим освобождения Крыма путем достаточного давления на страну-агрессора. В первую очередь – через экономические санкции, которые должны быть настолько эффективными, что заставили бы агрессора считаться с международным правом и вести себя прилично.

В течение 2016 года было достигнуто больших дипломатических успехов Украиной. Это резолюции ПАСЕ, решение Генассамблеи ООН, декларация ОБСЕ, решение прокурора Международного трибунала. Это позитивные шаги. И главное – довести РФ до такого состояния, чтобы другого выбора, как прекратить агрессию, у нее не было. Надеюсь, санкции будут усиливаться или хоть сохранятся в нынешнем виде.

Относительно настроений в Крыму, то напомню, когда разваливался СССР, тех, кто хотел остаться в его составе, и тех, кто стремился к независимости Украины, было где-то 50 на 50. И поспели крымские татары [возвращение народа из депортации началось в конце 1989 года]. Их было уже около 5-6%. Это сыграло важную роль, поскольку эти люди, конечно, были за Украину.

Что касается пророссийских настроений в Крыму уже во времена независимости, то они были и есть сейчас. Ведь подавляющее большинство русскоязычного населения полуострова – это послевоенные переселенцы, люди, которые имеют связи с Россией, родственников там. И нельзя говорить, что большинство хотело в РФ. И тот так называемый «референдум», проведенный после оккупации в 2014 году, – абсурд. Понятно, что его «результаты» не восприняло мировое сообщество. История знает такие «референдумы». После захвата Австрии Гитлер там тоже провел референдум, и 99,73 % австрийцев поддержали присоединения Австрийской республики к Третьему Рейху. И это было международным преступлением, за которое пришлось отвечать на Нюрнбергском процессе.

Сейчас те, кто ревностно кричали «Россия! Россия!», уже иначе высказываются. Конечно, есть потерянные «ватники». И большинство говорят, что их подло обманули, что лучше бы тогда руку себе отрезали, которой проголосовали. Но не ждите, что вам кто-то это открыто скажет на камеру. Люди боятся. Террор в Крыму будет усиливаться. Ведь террористические оккупационные режимы могут держаться только на страхе. Они стараются запугать всех.

Когда говорят, мол, давайте устроим в стране хорошую жизнь и жители Крыма сами захотят в Украину, то это абсурд! Вот когда российский режим считался с мнением населения?! Вспомните Чечню, где часть людей уничтожили, часть заставили эмигрировать, и где сегодня остались путинские чеченцы. Напомню также, что по Уголовному кодексу РФ разговоры о необходимости проведения референдума для определения статуса территории подпадают под статью 280, которая предусматривает до 5 лет лишения свободы за посягательство на территориальную целостность России.

Ахтем Сеитаблаев, актер и кинорежиссер:

У крымских татар нет другой родины, как Крым. Мы будем бороться за возвращение Крыма в Украину. И возможна ли Украина без Киева, Харькова, Одессы, Львова, Ужгорода? Нет. Как и без Крыма. Граждане никогда не поддержат тезис об отрезании Крыма, отделении части Донбасса.

Мне очень везет. Мои друзья – люди, которые понимают и поддерживают не только крымских татар, но и всех проукраински настроенных людей, которые живут на оккупированных территориях, в концлагере. Я чувствую поддержку журналистов, коллег по кино, телевидению и театру, простых людей. Но нет нужных шагов государственных деятелей.

Все годы независимости делалось все, чтобы мы – люди, которые живут в Украине – как можно меньше знали друг о друге. Вспомните, какие были страшилки, стереотипы ради раздора. Вспоминая о крымских татарах, говорили о чебуреках, пахлаве и самозахвате, а также о стремлении отсоединить Крым от Украины и присоединить его к Турции.

Годы делалось все, чтобы мы – граждане Украины – не были объединены в политическую нацию, каждый представитель которой чувствовал свою персональную ответственность за то, что делается в стране. Имею надежду, что на фоне нынешних трагических событий придет понимание важности уметь слышать, прислушиваться и уважать друг друга, в том числе и к власти. Наверное, это воля Всевышнего, что мы прошли испытания и начали отстраивать вместе Украину для наших детей.

Считаю, Верховная Рада Украины должна сделать важный шаг. До сих пор не принят закон, который назовет крымских татар коренным народом Крыма. Не понимаю, почему до сих пор это не сделано. Причина может быть одна – бизнес-интересы отдельных политиков и олигархов, которые хотят иметь гешефт с РФ и ратуют за замирение с оккупантом. И принятие такого закона позволит Украине на международном уровне, в международных судах, отстаивая территориальную целостность, говорить, что есть притеснения коренного народа Крыма.

Олег Панюта, журналист, известный телеведущий:

У меня живут родители в Джанкое, брат остался в Крыму, двоюродные сестры и братья, друзья там. К сожалению, не езжу. Если меня спросят в Крыму, Крым – это Россия, то я же скажу, что нет, что Украина. Это первое, за что меня там заберут. А я не смогу сказать иначе.

Рецепт возвращения Крыма, на мой взгляд, абсолютно прост и осуществим. Каждый человек, живущий в Крыму, должен считать, что Крым – это Украина. Только тогда Крым станет украинским.

Ольга Тимошенко, до аннексии Крыма была директором единственной в Евпатории школы с украинским языком обучения:

Нельзя опускать руки. Без веры ничего не будет. Возвращение произойдет в один день. Что должно произойти? Не знаю. Какой-то космический порыв. До сих пор не могу понять, как все тогда произошло. Все было настолько нелогично, настолько неправильно. Должно все исправиться. Произойдет внезапно. В одну ночь. Понимаете, 20% крымчан хотят, чтобы вернулась Украина, 20% – нет. А между ними 60% тех, кому абсолютно безразлично, их куда направят, туда они и пойдут.

Можно много говорить о свободе руководителей нашего государства и прочее. Но на самом деле многое делается. И мировая поддержка есть, санкции. Остальное – за нами. Мы делаем все, что можем. Учим крымских детей, которые обращаются за экстернатной формой обучения и желают поступить в украинские вузы. В Крыму никто даже не знает, что дети получают аттестаты.

Мы создаем все условия для молодого проукраинского поколения. И верю, что все будет хорошо. Тьма рассеется и будет солнце – крымское украинское солнце.