Новости

2021.10.27 08:48

"Заключенные доведены до исступления". Что происходит в тюрьмах Саратова

Deutsche Welle2021.10.27 08:48

В саратовской системе ФСИН не утихают скандалы. Заключенные перестают бояться организаторов пыток и массово пишут жалобы. DW поговорила с адвокатом осужденных.

После публикации части огромного архива видеодоказательств пыток в российских тюрьмах прошел почти месяц. За это время СК РФ возбудил несколько уголовных дел о превышении должностных полномочий. Были уволены глава УФСИН по Саратовской области и несколько других высокопоставленных сотрудников регионального управления, а также начальник туберкулезной больницы ОТБ-1, где предположительно насиловали заключенных.

19 октября правозащитный проект Gulagu.net сообщил о массовых протестах в исправительной колонии №13 (ИК-13) в городе Энгельс Саратовской области. Через неделю после этого адвокат Снежана Мунтян рассказала, что около 400 заключенных из ИК-13 подписали заявления о пытках и изнасилованиях со стороны других заключенных и работников колонии. Сейчас юристка ведет несколько дел об изнасилованиях в тюрьмах Саратовской области. Интервью DW.

DW: Поступает разная информация о количестве заключенных, которые пожаловались на пытки. Какая цифра достоверна?

Снежана Мунтян: О том, что в колонии №13 города Энгельс Саратовской области 400 осужденных написали жалобы на пытки и избиения в ОТБ-1, а также вымогательство денег в самой колонии, мне сообщил осужденный, которого я навещала на прошлой неделе. Он сказал, что порядка 50 человек написали такие заявления только в его отряде. А таких отрядов несколько. Заключенные между собой общаются. По его самым скромным подсчетам, порядка четырехсот осужденных подписали заявления.

Как только я обнародовала эту информацию в СМИ, сегодня же с утра появились комментарии члена ОНК Дениса Соболева о том, что имеется 185 жалоб на условия содержания. До этого Денис Соболев говорил, что все замечательно, никаких массовых беспорядков не было… То есть раньше замалчивалось, сколько жалоб поступило. Сейчас деваться некуда, они решили хоть какую-нибудь цифру обнародовать. Но я смею утверждать, что жалоб гораздо больше.

- Заключенным, должно быть, сложно писать жалобы, учитывая, в каких условиях они находятся…

- Вы не представляете, насколько это сложно для них. ИК-13 достаточно страшное место, очень закрытое. Там особый режим. Там те же самые "активисты" (заключенные, которые сотрудничают с администрацией. - Ред.) примерно, что и в ОТБ-1 действовали. Они заправляют всеми порядками и избивают осужденных.

Далеко ходить не надо. На прошлой неделе я прихожу к "своему" осужденному, и он мне показывает синяки на своем теле. Вот, говорит, недели полторы назад меня опять избили. Сказал, что за несколько месяцев нахождения в этой колонии он привык к систематическим избиениям. И он не один такой.

Когда эти, скажем так, беспорядки в колонии начались, и туда приехали проверяющие из прокуратуры по надзору за УФСИН, то люди (заключенные. - Ред.) уже были доведены до исступления. Они, не боясь ничего, просто взяли и написали жалобы. Если раньше заключенные боялись, то сейчас, преодолевая страх, они все равно пишут, пишут и будут писать. Поверьте - их (жалоб. - Ред.) будет еще очень много.

- Сам факт того, что жалобы от заключенных приняли, что о них стало известно - это говорит о том, что контролирующие органы хотят разобраться в ситуации?

- Как я поняла, им просто не оставили выбора. Пришлось озвучить хоть какую-то цифру - 185 жалоб. На самом деле, я полагаю, что их гораздо больше. А почему им это пришлось сделать - потому что уже поднялся шум в прессе, общественность возмущена. Я все-таки до конца не доверяю этой цифре.

- Насколько я понимаю, вы давно обращали внимание надзорных органов на пытки, но реакции не было.

- По ОТБ-1 действительно было очень много жалоб. Я отправила десятки обращений в уполномоченные органы. Но все жалобы рассматривались фиктивно, никаких результатов не было. Проверок тоже не было. Об этом красноречиво говорят и массовые увольнения в прокуратуре по надзору (за УФСИН. - Ред.) нашего города.

- Сколько уголовных дел о пытках заключенных в регионе сейчас расследуется?

- Точно не отвечу этот вопрос. Эти дела ведет Следственный комитет под контролем центрального аппарата. Они не торопятся разглашать эти сведения, информировать общественность.

Только в моем производстве находятся три уголовных дела об изнасилованиях и несколько дел о вымогательстве денег. Есть еще набор потенциальных потерпевших, которые пострадали от действий "активистов" и администрации ОТБ-1. Мы составляем заявления. Как правило, это люди, которые уже находятся на свободе и им нечего опасаться.

- Вы замечаете, что в связи с этим скандалом у ваших подзащитных появилась надежда на то, что в деле разберутся и виновных накажут?

- Безусловно, сейчас какой-то такой подъем у ребят присутствует. Основная масса вышла из тени, назовем это так. Они перестали бояться. Действительно появилась надежда на светлое будущее, что все эти бесчинства и ужасы прекратятся. Дай Бог, чтобы так и было.

Борьба все равно идет нешуточная. Правозащитники и адвокаты пытаются помочь осужденным, чтобы их права соблюдались, чтобы их не мучили и не насиловали. А ФСИН почему-то не очень старается идти нам навстречу, мягко говоря.

- Вы общаетесь с людьми, которые работают в системе ФСИН. Как они себя после этого скандала стали вести? Есть изменения?

- Многие сотрудники УФСИН стали опасаться, что каким-то образом эта ситуация может задеть каждого из них. Основная масса, конечно, боится, что их могут уволить со службы. Действительно массовые увольнения идут, в том числе и в УФСИН. Это действительно очень большой скандал. В городе нет, наверное, ни одного человека, кто бы об этом не слышал.

- Саратов - это какая-то особенная территория, где в тюрьмах происходят такие ужасы, или это типичная для России история?

- Такая же ситуация во многих областях. И Владимирская область, и Иркутская область и много других регионов. Для меня, конечно, как для жителя этого региона именно эта ситуация особенная. Когда непосредственно сталкиваешься с этим на протяжении многих лет, слышишь об этом и ничего сделать не можешь… Конечно, это особенная ситуация.

DW

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt
Татьяна Соколова
"Русская улица" 13
Лондонский аэропорт Хитроу
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА
Татьяна Соколова
"Русская улица" 13