Новости

2021.10.11 11:46

Константин Эггерт. Муратов, Навальный и драма вокруг Нобелевской премии мира

Deutsche Welle2021.10.11 11:46

У Алексея Навального не было шансов получить в этом году Нобелевскую премию мира. Но для России новость из Осло все равно хорошая, считает Константин Эггерт.

За то, что Алексей Навальный практически не имел шансов получить в этом году Нобелевскую премию мира, с большой долей вероятности несут ответственность два человека - американский журналист Аарон Мате, редактор левого портала Greyzone, и левая активистка из Нью-Йорка Екатерина Дубовицкая, известная в Твиттере под ником "Катя Казбек".

Именно они в начале года раскрутили в социальных сетях историю о решении международной правозащитной организации Amnesty International лишить Навального статуса "узника совести" за ксенофобские высказывания, сделанные много лет назад. Cпустя несколько недель Amnesty International пересмотрела свое решение. Однако нужно понимать, как принимает решение Нобелевский комитет в Осло. Автор этих строк немного понимает.

Навальный и осторожные норвежцы

В свое время я очень интересовался премией, не раз писал о ней, посещал штаб-квартиру комитета в Осло. Пять его членов - отставные политики и профессор-политолог - совещаются в строжайшем секрете. Однако более ста лет истории награды - достаточное время, чтобы понять: члены комитета всегда очень осторожны, крайне озабочены своей репутацией и особенно чувствительны к любым скандалам, связанным с номинантами на премию.

Комитет в таких случаях действует в полном соответствии с фразой из старого анекдота: "Ложечки нашлись, но осадок остался!" История с лишением статуса узника совести, да еще с упоминанием таких слов как "расизм" и "национализм", практически сразу должна была фактически заблокировать кандидатуру Навального.

Разочарование его команды понятно - как, кстати, и грусть сторонников белорусской оппозиции, ожидавших, что премия достанется, например, сидящей в тюрьме Марии Колесниковой и/или Светлане Тихановской. Но Нобелевская премия мира (как и награда в области литературы) почти всегда вызывает споры.

Лично мне решения, принимаемые в Осло, в последние десять-пятнадцать лет чаще всего не нравятся. Многие лауреаты мне кажутся либо слишком блеклыми, либо не столько людьми, чего-то достигшими, сколько символами популярных тем мировой левой повестки дня. Но я прекрасно понимаю: когда премию присуждают кому-то, с моей точки зрения сверхдостойному, например китайскому политическому заключенному Лю Сяобо (которого пекинские коммунисты замучили в тюрьме, несмотря на нобелевку), то кому-то этот выбор может показаться неверным.

Лауреаты - люди, а не святые, и к каждому можно предъявить претензии. Убитый в 1981 году президент Египта Анвар Садат в молодости симпатизировал нацистской Германии, президент США Теодор Рузвельт был империалистом, а аргентинский правозащитник Адольфо Перес Эскивель, лауреат 1980 года, ненавидит США и помешан на антиамериканских теориях заговора.

Новая ответственность Дмитрия Муратова

Нобелевскую премию присуждают тоже не святые, и они тоже ошибаются. Невозможно без изумления, а иногда и возмущения вспоминать таких лауреатов, как террорист Ясир Арафат, лживый коммунистический деятель из Вьетнама Ле Дык Тхо или не сделавший ничего выдающегося или долгосрочного для дела мира Барак Обама.

Дмитрий Муратов - первый лауреат Нобелевской премии мира из некоммунистической России. И он тоже, как и все мы, не ангел во плоти. Но люди, предъявляющие ему обвинения в недостаточном антипутинском радикализме или сотрудничестве с властью, увы, не могут подняться над собственным мнением и понять: во-первых, присудив премию Муратову и филиппинской журналистке Марии Рессе, Нобелевский комитет выразил поддержку принципу свободы слова во всем мире и журналистам, которые борются за эту свободу. Кстати, ведь и Навальный, в сущности, не только политик, но и журналист, создатель выдающегося по массовости охвата YouTube-канала.

Во-вторых, в лице Муратова награждена и "Новая газета", но счету которой (среди многих других) - расследование таинственных взрывов в Москве в 1999 году, коррупции силовиков и варварских бессудных казней геев в Чечне. Журналисты "Новой" Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Игорь Домников были убиты за профессиональную деятельность. В-третьих, то, что Нобелевский комитет обратил внимание на Россию - несомненно, хорошо для дела борьбы за права и свободы россиян.

Для Дмитрия Муратова начинается новая жизнь. От нобелевского лауреата общество ждет активной позиции и громкой защиты преследуемых, причем не только журналистов. Это непростой жизненный вызов и гигантская моральная ответственность. Алексей Навальный вполне сможет вновь претендовать на премию. Для этого нельзя ни на секунду давать миру забыть о нем. Хотя самое главное, конечно, это не премия, а его свобода.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, автор еженедельной колонки на DW и интервью-проекта DW "вТРЕНДde".

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и ЛРТ в целом.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt