Новости

2021.09.26 10:20

Антиутопии и парадоксы Фёдора Крашенинникова

Дмитрий Семёнов, телепрограмма LRT «Русская улица», LRT.lt2021.09.26 10:20

Год назад российский политолог и писатель Фёдор Крашенинников стал политэмигрантом – перебрался в Литву. Когда он подъезжал к пограничному пункту «Советск – Панямуне», у него в голове возник сюжет: «Раньше это был немецкий город, прусский город Тильзит, который сейчас называется Советск, – а Литва входила в состав Российской Империи. Сейчас все наоборот: Литва – это Европа, а бывший Тильзит – это Российская Федерация».

Модный уральский литератор Алексей Иванов (известный, в частности, своим романом «Географ глобус пропил») восемь лет назад написал документальное произведение «Ёбург» (так в простонародье называют город Екатеринбург):

«СССР угасал. Страны Балтии рвались на свободу, хмурые советские войска покидали Восточную Европу и Афганистан, генералы сдавали на металлолом стратегические ракеты, в бывших братских республиках бывшие братья вынимали ножи и резали друг другу глотки, никто уже не глушил радиоголоса недавних соперников, а генсек Горбачёв ездил по заграницам и говорил, говорил, говорил».

В произведении «Ёбург», в главе, посвященной выборам 1999 года, упомянут и екатеринбуржский политтехнолог Фёдор Крашенинников – участник информационной войны против мэра Аркадия Чернецкого.

«…В почтовые ящики горожан неизвестные доброжелатели напихали листовок с манифестом некоего комитета «Молодёжь против Чернецкого». Юные патриоты писали, что «у большого города большие проблемы», главная из которых – понятно, Чернецкий. (…) Пиар-проект с липовым комитетом организовал политтехнолог Фёдор Крашенинников. Его волонтёры на улицах всучивали прохожим ксероксы ругательных газетных материалов про мэра».

«Ну, это очень смешно, - усмехается Фёдор Крашенинников. - Да, Алексей Иванов написал книжку (это заказная книжка, она не очень художественная, не лучшее из того, что написал Алексей Иванов) про наш город Екатеринбург. И, в общем, оказалось, что я достаточно заметная фигура, чтобы попасть в книжку о нашем городе. Хотя там частично всё переврано. Но так часто бывает: когда ты оказываешься персонажем чужой книжки, ты обнаруживаешь, что про тебя всё переврали. И в этом смысле я много думал о том, что, когда ты читаешь воспоминания кого-то о ком-то, – возможно, тот человек тоже бегал и кричал: «Зачем вы всё это написали? Все было не так, я не такой!» Но ничего не поделаешь – что написано пером, то не вырубишь топором. К сожалению, Алексей Иванов писал со слов одного очень некачественного информатора, а именно – многолетнего телевизионного пропагандиста областных властей, который ему и продал свою версию всех событий. Поэтому там не только я, там и очень многие другие люди выглядят весьма странно».

Но тогда, в 90-ые годы (которые ныне с высоких российских трибун принято демонизировать), в этой стране, по крайней мере, существовала конкурентная политика и независимые СМИ. В ту пору Фёдор Крашенинников был весьма успешным региональным медиаменеджером.

«С этого времени пошёл постепенный, но очень сильно возрастающий процесс деградации, который, на самом деле, был вовсе не таким стремительным. Были разные времена. Я могу сказать, что несмотря на то, что я отчетливо и критично был настроен к Путину с середины 2000-ых и не скрывал этого, никаких особых проблем до середины 2010-ых я не испытывал. Было 10 лет примерно с того времени, как всем стало понятно, кто такой Путин. То есть, с конца первого срока Путина и примерно до Крыма (и даже ещё несколько лет после) зачистка региональных СМИ, региональных активистов и даже федеральных политиков происходила очень медленно. Это как притча про лягушку, которую варят, и температура воды поднимается постепенно», - говорит Фёдор.

Хотя 45-летний Крашенинников бóльшую часть сознательной жизни проработал в качестве публициста, политолога и писателя, в дипломе у него значится иная специальность.

«Я окончил философский факультет в Екатеринбурге по специальности «Русская философия», - рассказывает Фёдор. - Поэтому я всегда говорю, что всю жизнь работаю по специальности – рассуждаю о России. Это, в общем-то, то, чем и занимались те люди, которых я изучал в университете и о которых писал работы. То, что я называюсь политологом и занимаюсь политологией – это связанные вещи, потому что вся российская философия – это публицистика, это всегда размышления какие-то о путях России. Ну и плюс потом я стал писать очень много о политической ситуации. Потом я книги пробовал писать на эту тему».

Одна из книг Фёдора Крашенинникова называется «После России». Она была написана в 2008 году, и её буквально смели с прилавков.

Из книги Фёдора Крашенинникова «После России»:

«Всё началось с мятежа в столице Русской Республики. Офицерам полиции удалось захватить власть в Рязани и других городах. Поразительная слепота спецслужб уже тогда вызвала много вопросов. Тогда же была высказана версия, что президента Русской Республики генерала Юркевича погубили именно спецслужбы и его чрезмерное доверие к ним».

«Это, скорее, был такой юмористический памфлет, который сейчас даже стыдно называть книжкой, - признаётся Фёдор. - Но он очень людям понравился, потому что меня, может, отчасти неправильно поняли. Потом я его переписал. Есть последняя редакция, и если кому-то уж хочется почитать, то читайте её. По сути, это такая антиутопия, где я попытался рассмотреть ситуацию, когда реальность вывернута наизнанку – когда России не существует, она расколота на ряд государств, и там происходят некоторые события, косвенным образом отсылающие к тому, что происходило на момент написания. Просто с тех пор, как я всё это начал писать, жизнь так сильно изменилось, что сейчас это уже не так интересно».

Хотя сегодня Фёдор является соратником Алексея Навального и отстаивает демократический путь развития родной страны, в юности его основательно поносило по разным политическим флангам. Он выступал на митингах партии ЛДПР Владимира Жириновского и изредка писал в газету Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова «Лимонка». Свой разворот на 180 градусов Фёдор объясняет взрослением. И вспоминает по этому поводу забавную историю из 90-ых, связанную с Джорджем Соросом.

«Я как раз был во всём этом молодежном пафосе. Году, наверно, в 1996-1997-ом мне было лет 18-19, я был весь такой «патриот». И приезжает Сорос в Екатеринбург. Прям настоящий Джордж Сорос – живой, достаточно здоровый и молодой. Он и сейчас, конечно, еще жив и бодр, но тогда был лет на 20 моложе. Приехал в университет, собрал аудиторию. Он тогда действительно очень много делал. В частности, интернет-класс, откуда я впервые вышел в интернет, был оборудован во многом благодаря ему. Но я тогда этого не понимал. И (пожалуйста, тогда все могли выступать – такое было время) я вышел и сказал: «Вот вы, Сорос, разлагаете Россию… НАТО». Ну, всю эту чепуху, которую сейчас Путин говорит. И Сорос, улыбаясь, смотрел и кивал. Мне это казалось так странно... А теперь я думаю: Боже мой, он просто был очень мудрый и пожилой человек, который таких дурачков маленьких видел очень много. Я думаю, он прекрасно понимал, что если я умный человек, то со временем изменю свои взгляды. И если б я сейчас увидел Сороса, то я бы, наверное, ему сказал: «Знаете, Джордж, вы, конечно, меня не помните, а мне до сих пор стыдно».

В августе прошлого года, после нескольких административных арестов и на фоне нарастающего давления на независимые СМИ и политических активистов, Фёдор Крашенинников уехал в Литву.

«9 августа утром я приехал на пограничный пункт «Советск – Панямуне». Там было всё закрыто. Я всем говорю: очевидно, когда я буду писать мемуары, то это будет такой яркий момент, про который, наверно, даже можно снимать фильм. Потому что это было только, наверно, в Холодную войну. Потому там находится исторический мост королевы Луизы, и раньше всё было наоборот. Раньше это был немецкий город, прусский город Тильзит, который сейчас называется Советск, – а Литва входила в состав Российской Империи. Сейчас все наоборот: Литва – это Европа, а бывший Тильзит – это Российская Федерация», - улыбается политолог.

За этот год в Вильнюсе Фёдор уже успел освоиться. Нередко выступает в местных СМИ и стал ассоциированным экспертом политологического центра.

«Я иногда выступаю на радио LRT и у меня есть интересное сотрудничество с Центром восточно-европейских исследований, который базируется здесь, в Вильнюсе. Так что я расширяю сеть своих контактов и активно участвую в жизни русской эмиграции и в Литве, и в Европе, и по всему миру. Ну и, конечно, мне интересно участвовать и в литовской жизни, и наблюдать за литовской политикой. И в тех случаях, где моё мнение интересно и востребовано (в частности, по ситуации в Беларуси и России), я с готовностью всегда и пишу, и высказываю своё мнение».

Каждое публичное выступление Крашенинникова, на какой бы площадке оно ни происходило, привлекает внимание ещё и потому, что Фёдор – один из немногих российских политологов и публицистов, кому удаётся комментировать российские события с определённой долей иронии и юмора.

«Я стараюсь, потому что, мне кажется, очень неправильно было бы впасть в пафос. Я очень боюсь оказаться таким человеком, потому что, опять же, уже и возраст не очень молодой. Мне не нравится быть таким пафосным стариком, который стоит и прямо как на митинге бесконечно провозглашает какие-то лозунги, говорит по заранее написанному, словно бесконечно читает таблицу умножения с табуретки. Понятно, что есть какой-то набор лозунгов, с которыми я согласен. Но это не значит, что надо всё время говорить лозунгами. Понятно, что ситуация очень серьёзная и печальная. Но и тот же Алексей Навальный из тюрьмы старается сохранить иронию и как-то не быть в пафосе мученика и героя. Потому что это утомляет. Это вообще противоречит духу нашего времени».

Фёдор Крашенинников не скрывает, что если бы антиутопия «После России» была написана им сегодня, то содержание бы сильно отличалось.

«Поэтому, если бы я сейчас захотел (а мне не хочется совершенно) переписывать это снова, это была бы гораздо более мрачная книга. Я бы сейчас, наверно, написал очень короткую пьеску про то, как старый, очень пожилой, я иду по улице российского города и вижу, как какие-то молодые прыщавые мальчики и девочки стоят с портретом Путина и кричат: «При Путине был порядок! При Путине Россию все уважали! А что сейчас? Вот довели Россию, проклятые демократы».

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt