Новости

2021.09.24 10:18

Последние мигранты покидают Руднинкай: жгут костры, жалуются на холод и цены

Артурас Морозовас, LRT.lt2021.09.24 10:18

Приезжающих в Руднинкай встречают плакаты, развешанные жителями на главном перекрестке села: «Суточное мигранта - каждому литовскому пенсионеру», «Мы требуем, чтобы никого не принимали», «Береги Литву, вооружайся и защищай». Местное население тут создало группу самообороны, которая патрулирует территорию по вечерам.

В настоящее время последних мигрантов переводят из лагеря Руднинкай в Кибартай.

К воротам лагеря для переселенцев в Руднинкай подходит женщина. Должностным лицам Службы общественной безопасности, охраняющим территорию, она представляется как почтальон и произносит арабскую фамилию мигранта, который предположительно находится в лагере. Ему она должна передать заказное письмо из Швеции. Чиновники вертят в руках конверт, пожимают плечами, говорят, что не знают такого адресата, возможно, его уже перевели в другой лагерь. Почтальон уходит ни с чем - ей доступ в лагерь запрещен.

В автобус – под конвоем военных

Мигрантов из лагеря Руднинкай переводят в Кибартай, где условия содержания приспособлены к более прохладной погоде. В палатках можно наблюдать последних обитателей лагеря. Он окружен тремя рядами колючей проволоки, по периметру стоят военные и работники Службы общественной безопасности. У ворот стоят три автобуса для перевозки мигрантов.

По словам администратора лагеря Реналдаса Чекониса, первыми перевезли тех, кто выразил такое желание и чьи условия в лагере были наихудшими. Конструкции палаток разные: одни более новые, водостойкие, другие при сильном дожде промокают. По каким-то причинам не все мигранты в палаточном лагере Руднинкай хотели переселиться.

Переселение происходит путем группировки мигрантов по палаткам. В одном помещении проверяются их данные, в другой медперсонал берет образец на COVID-19. Наконец, человека проверяют на наличие запрещенных предметов. После проверки человек проходит через коридор, образованный десятью вооруженными служащими Службы общественной безопасности, несколько шагов до автобуса - и он уже в автобусе по пути в Кибартай.

Мы говорим с мигрантами, стоящими в очереди и ожидающих переселения. Все они рассказывают о нестерпимом ночном холоде и плохих условиях в палатках. Говорят, что некоторые в палатках спят на пледах прямо на земле.

«Ночью в палатках слишком холодно, пойдите и убедитесь сами», - говорит иракец Мохаммед, ожидая очереди в автобус.

Однако журналистам не разрешается входить в палатки для мигрантов из-за возможной проблемы с безопасностью и необходимости соблюдать права мигрантов на неприкосновенность частной жизни.

Холодные осенние ночи и несохнущая одежда

«Погода слишком холодная для жизни в палатке. Эти палатки не подходят для такой погоды. В вашей стране может быть очень холодно. Ночью мы накрываемся множеством одеял и спим в спальных мешках», - говорит мигрант из Ирака Хайдар о жизни по ту сторону забора.

По его словам, большинство людей в лагере простужены, болеют. Но мужчина не жалуется, утверждая, что врач приезжает регулярно. Он также не слышал и о проблемах с COVID-19: «Если бы кто-нибудь из нас заразится, то заболел бы весь лагерь».

Хайдар находится в этом лагере с конца июля. По словам парня, летом развлечений было больше, теперь, с приближением суровой осени, настроение упало, чувствуется усталость.

Когда погода позволяет, мигранты играют в футбол, занимаются спортом. У многих есть телефоны с литовскими сим-картами. Однако, по словам собеседника, телефоны есть не у всех.

«Каждый день мы разводим костры из напольного покрытия. Ведь дров у нас нет, сжигаем пластик. У костра греемся, одежду сушим, на огне разогреваем еду, которой здесь очень мало. У нас только горячая вода, греть еду негде. Пища, которую нам дают, ​​действительно хорошая, но ее очень мало, порция такая, что и ребенку не хватит».

Собеседник ждет улучшения жилищных условий и хочет переехать. Он знает о лагере в Кибартай от друга, который там находится, тот поделился видео: «Он сказал, что там тепло и намного лучше, чем в Руднинкай. Однако и там территория закрыта. Я не знаю, почему ваше правительство заявляет, что мы преступники и что мы сотрудничаем с Лукашенко. Я был в Минске всего одну ночь».

Хайдар уверяет, что, в отличие от большинства мигрантов, приехал в Литву с паспортом и другими документами. Молодой человек, который хорошо говорит по-английски, говорит, что у него есть степень магистра по арабскому языку, которую он получил в университете. В его сумке - кроссовки: «Я бегал в Ираке. Мне принадлежит лучший результат по забегу на 3000 метров - 9 минут и 10 секунд».

Хотя Хайдар говорит, что в лагере случались драки, он чувствовал себя в безопасности: «Здесь находятся самые разные люди. Как и во всем мире, есть и хорошее, и плохое. Так и в этом лагере. Бывают недопонимания, особенно они ощущаются между представителями разных рас, это иногда выливается в драки».

Группа, с которой уехал собеседник, была последней группой иракцев, покинувших Руднинкай. Стоящие у забора у костра индийцы радуются, что иракцев не осталось - они не скрывают, что их недолюбливают.

Остающиеся в Руднинкай мигранты сожалеют о том, что цены в автолавке, которая заезжает в лагерь, довольно высоки, а деньги, привезенные в Европу, тают.

«В Индию летят», - с грустью показывает один из индийцев пальцем на летящих в небе журавлей.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt