Новости

2021.09.18 12:55

Андрей Суздальцев. После встречи в Кремле Лукашенко стал главным европейским Талибом

Андрей Суздальцев, "Эхо Москвы"2021.09.18 12:55

А. Лукашенко вернулся из Москвы без денег. В последние три года это становится традицией, что нарушает главную формулу власти в Республике Беларусь: «Тот, кто решает проблемы Беларуси в Москве, тот и держит власть в республике». Понятно, что сейчас А. Лукашенко ничего не решает… Более того, после встречи в Кремле А. Лукашенко оказался в роли главного европейского Талиба.

«Это другой вопрос»

Напомним, что в августе текущего года Брюссель определил две основные угрозы Евросоюзу: победу Талибана (запрещенная в России террористическая организация) в Афганистане и «гибридную войну», развязанную Минском с помощью нелегальных мигрантов против Литвы и Польши.

Трудно понять, как это произошло, но понятно, что после той логической «ловушки», что открылась на совместной пресс-конференции В. Путина и А. Лукашенко, надежды белорусского руководителя на то, что Запад признает его «шестой» президентский срок, стали еще более виртуальными.

Дело в том, что президент России подверг критике страны ЕС и США, установивших контакты с движением Талибан, но в формате «двойных стандартов» отказывающих в признании А. Лукашенко легитимным президентом Республики Беларусь: «Все хотят в принципе разговаривать напрямую с движением «Талибан», хотя оно внесено в список террористических организаций ООН, но, тем не менее, говорят, что да, «Талибан» контролирует территорию, надо с ним разговаривать. Но президент Белоруссии Александр Лукашенко не пришел к власти в результате вооруженной борьбы, а путем голосования — нравятся результаты кому-то или не нравятся, это другой вопрос».

Вот это действительно печально, так как действительно весь мир видел, как в августе 2020 года А. Лукашенко при помощи полчища силовиков и работников спецслужб вел настоящую войну против собственного народа, буквально отбивая власть над страной. Но полной катастрофой для А. Лукашенко стало замечание В. Путина о состоявшихся год назад белорусских президентских выборах: «нравятся результаты кому-то или не нравятся, это другой вопрос», чем приравнял А. Лукашенко к Талибану. Итак, вопрос остается, тема не закрыта…

Что это было?

Состоявший 9 сентября 2021 г. российско-белорусский саммит позиционируется в российском медиапространстве в первую очередь, как интеграционный «прорыв», а во вторую очередь в качестве безусловной победы В. Путина, который не отступился от идеи Союзного государства и медленно, но упорно подводит (уже подвел) А. Лукашенко к экономической интеграции между двумя странами. Более того, российские СМИ сейчас очень пафосно говорят о «завершающей стадии подготовки экономической интеграции». Конечно, этому хотелось бы верить.

В свою очередь, оценка саммита в белорусском медиапространстве по традиции делится на противоположные точки зрения. Оппоненты режима А. Лукашенко считают, что процесс согласования 28 союзных программ увязан с процессом «поглощения» Беларуси Россией, хотя понятно, что если бы Кремль преследовал именно такую цель, то «аншлюс» можно было бы осуществить еще в 1990-х годов и за гораздо меньшие деньги. В понимании противников режима А. Лукашенко, Москва, подталкивая Минск к экономической интеграции, делает ставку на сохранение А. Лукашенко у власти.

С этим утверждением можно было бы согласиться, если не читать союзные программы, а до этого «дорожные карты». На самом деле все гораздо сложнее, экономическая интеграция не является гарантией сохранения власти в Беларуси в руках А. Лукашенко, но мы к этому вопросу обязательно вернемся ниже. Это первая интрига саммита.

На фоне уныния и критика Москвы со стороны оппонентов А. Лукашенко, радостное оживление среди белорусского истеблишмента и провластных информационных ресурсов выглядит по меньшей мере ликованием. Однако, столь радостное восприятие итогов российско-белорусского саммита в Кремле и его продолжения уже в Минске в формате Союзного совмина носит однобокий характер. Правительственный блок скороговоркой отмечает важность союзных программ, выделяя прежде всего выгоды белорусской стороны, но основной свой оптимизм белорусская сторона связывает с пакетом уступок со стороны России, которые оказались своеобразным «шлейфом» союзных программ. Это вторая интрига саммита.

Союзные программы

Сразу скажем, что союзные программы, которые отличаются от «дорожных карт» только тем, что в них в большей степени учитываются интересы белорусской стороны, которая пытается вытянуть деньги где только можно, все-таки производят впечатление.

Союзные программы, если их выполнить, фактически переносят опыт российского администрирования рыночной экономикой на белорусскую почву на основе межотраслевой гармонизации основных регламентов и актов. Фактически союзные программы представляют из себя план реформирования белорусской экономики, превращение ее из олигархической финансово-промышленного группы А. Лукашенко в рыночную экономику.

Возможно ли выполнить союзные программы?

К сожалению, необходимо признать, что в современных условиях выполнить союзные программы невозможно. И это тоже интрига российско-белорусской интеграции.

Дело даже не в том, что в рамках экономической интеграции не планируются наднациональные органы и все отдается в руки А. Лукашенко. Проблема исполнения союзных программ стоит гораздо глубже.

Для того, чтобы союзные программы, а в данном случае мы с полным основанием можем говорить о программе реформирования белорусской экономики, были воплощены в жизнь, в Беларуси должна быть критическая масса сторонников реформ из всех слоев общества, начиная с рабочего совхоза и инженера на государственном предприятии до министров. Реформы сверху обречены на провал.

Однако, на месте критической массы реформаторов в Беларуси сейчас находится критическая масса иждивенцев, возглавляемая А. Лукашенко, которые будут с одной стороны требовать от России деньги, а с другой стороны, всеми силами саботировать выполнение союзных программ, которые реально подрезают власть клана Лукашенко.

И как с этим быть? Российские министерства не смогут переехать в Минск, чтобы у каждого белорусского чиновника появился российский куратор. Но даже эта проблема несравнима по сложности с вопросом о готовности к реформам самого А. Лукашенко.

Дело в том, что для проведения глубоких экономических реформ обычно подбирают человека с железной волей и готового смириться с судьбой политического камикадзе. Реформаторов ненавидят и, обычно, сделав свое дело, они, проклинаемые народом, покидают свой высокий пост. Только через десятки лет приходит понимание гражданского подвига, на который идут эти люди.

А. Лукашенко, талантливый демагог, никогда и ни за что не берущий на себя какой-либо ответственности, на роль реформатора не годен, да и не способен. У него нет доверия народа и силы воли реформатора. Все годы своей власти белорусский руководитель всеми силами сохранял основы еще советской экономики, которая выполняла роль основы его несменяемой власти. Союзные программы и А. Лукашенко несовместимы.

Но и отказаться от союзных программ А. Лукашенко уже не может. Или может? Вот в этом и заключается самая главная интрига российско-белорусских отношений.

Эхо Москвы

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt