Новости

2021.09.17 10:22

Проживающая в Литве активистка: выборы - цирк, Россия - это новая Северная Корея

Наталия Зверко, LRT.lt2021.09.17 10:22

«Это все точно то же, что было в Советском Союзе», - говорит о выборах в российскую Думу гражданская активистка из России Ирина Калмыкова.

Ирина родом из Когалыма, небольшого города в Ханты-Мансийском автономном округе, но уже пять лет проживает в Литве, где получила статус политического беженца. В России Ирина сначала потеряла бизнес и дом, затем - дочь, а в итоге и здоровье – активистка в данный момент является инвалидом II-ой группы.

В России она обвинялась в неоднократном нарушении порядка проведения публичных мероприятий. Там она участвовала в акциях протеста и проводила одиночные пикеты в поддержку малого бизнеса, политзаключенных и украинки Надежды Савченко.

Она также активно критиковала российские власти. «Путин – друг Сирии, но враг России», - гласил ее плакат, развернутый на Манежной площади в Москве в 2015 году.

«Никаких выборов на самом деле нет, все эти партии — это одна партия. Это всё для того, чтобы показать Европе, что в стране присутствует хоть какая-то демократия, вот и всё», - сказала в интервью LRT.lt Ирина.

Трехдневные выборы депутатов Госдумы официально стартуют в России в пятницу, 17 сентября. Впервые с 1993 года за ними не будет наблюдать ОБСЕ. Из-за трехдневного голосования на этих выборах также не удастся следить за участками с помощью камер видеонаблюдения.

В этом году ни один из известных российских оппозиционеров не сможет принять участие. в выборах. Из-за опасений, что против них возбудят уголовные дела, от участия отказались покинувшие Россию оппозиционеры Дмитрий Гудков и Александр Соловьев.

Новый закон, предусматривающий недопуск членов экстремистских организаций к участию в выборах, лишил возможности стать кандидатами соратников Алексея Навального. Из-за этого участвовать в выборах не смогут Любовь Соболь и глава московского штаба Навального Олег Степанов.

Власти не оставили без внимания и проект Алексея Навального "Умное голосование", направленный на снижение результатов партии власти «Единая Россия». Сайт проекта заблокирован и вычищен из поиска "Яндекса", а приложение работает нестабильно.

«Я считаю, что голосовать и ходить на эти нечестные выборы просто нельзя», - уверена Ирина Калмыкова.

- Ирина, следите ли вы за ситуацией вокруг выборов в России и что вы думаете о них?

- Наши ребята в день выборов готовят акции около посольства России в Вильнюсе. Кстати, среди них будут молодые россияне, которые только приехали в Литву.

А что касается выборов, то все мы понимаем, какие могут быть выборы в захваченной стране, где нет ни единой партии, кроме «Единой России». Остальные – это все её подразделения. Какие выборы? Я вообще не считаю, что в такой стране можно проводить какие-то выборы. Это все точно то же, что было в Советском Союзе. Да, кого-то из кандидатов туда пропускают, но это единицы, чтобы показать, что что-то делается.

Но это делается только для галочки, чтобы показать людям, что они чего-то могут добиться. Но реально никаких выборов на самом деле нету, все эти партии – это, на самом деле, одна партия, «Единая Россия». Это всё для того, чтобы показать Европе, что в стране присутствует хоть какая-то демократия, вот и всё.

На самом деле туда никто не пройдёт. Даже тот же самый Жириновский - если он скажет какое-то слово, он говорит это специально, чтобы показать, что якобы в России есть те, которые официально выступают против власти в России. Но это всё неправда. Он так же за кулисами жмёт руку Путину.

- И точно так же голосует за все его предложения…

- Конечно, все это для того, чтобы народу показывать, что вот есть оппозиционные партии в Думе, но реально это все цирк, просто-напросто цирк.

- А как вам кажется, инициатива Навального «Умное голосование» спутала карты власти или нет?

- Никакие карты она, к сожалению, не спутает. Они не пропустят никого на этих выборах, это всё бесполезно. Я всегда говорила, что, участвуя в этих выборах, мы показываем ещё раз, что мы верим этой власти. Я считаю, что голосовать и ходить на эти нечестные выборы просто нельзя.

- Но даже в таком случае на следующий день после выборов председатель ЦИК Элла Панфилова выйдет в эфир и скажет, что пришли на выборы и проголосовали 48% или 50% граждан России?

- Да нет, она скажет, что 148% пришло и проголосовало, они что угодно скажут, разве этого не было? Это уже заранее записанный материал.

- Но какой тогда выход из этой ситуации? Он вообще есть?

- Вообще в России надо менять эту власть, пока её не сменишь, ничего не будет.

Россия должна расколоться, я считаю. Расколоться — это значит отпустить Татарстан и другие страны, Кавказ. Все все эти страны были насильно включены и удерживаются насильно. Надо их отпустить, и спокойно себе в Московии править. По-другому я не вижу.

Что касается активистов в России, то Путин собрал уже настолько все в кулак, столько денег на это кинул, что все уже просто боятся выходить на улицу и что-то делать. Нужна, я думаю, всеобщая забастовка, чтобы всё одновременно встало - все заводы, фабрики.

- В Беларуси тоже была эта идея - провести всеобщую забастовку, и, хотя там было всеобщее единство, всё-таки эта инициатива не дала результат. Как вам кажется, в России это реально?

- Нет, это нереально. Там на каждого человека по три омоновца. Это новая Северная Корея, другим словом это никак не назовёшь.

- А народ за идеи, как после ареста Навального, еще может выйти на улицы?

- Идейные люди уже всё, закончились их настолько мало, и они настолько зажаты, что выходить некому. Если только крестьяне или обыватели выйдут на улицы, если только до них как-нибудь дойдёт, что дальше так жить невозможно. Тогда уже это может вылиться во что-то кровавое. А пока ничего не будет.

- На мирные перемены вы уже не надеетесь?

- На мирные перемены я не надеюсь - их можно было ожидать в 2012-м году, когда 6 мая начался «Оккупай» (часть протестного движения в 2011-2013 гг. – ред.) и если бы оппозиционные лидеры поддержали «Оккупай», тогда бы это переросло в Майдан, тогда, может быть, что-то было. Тогда власть не была готова, они струсили.

Но получилось так, что Навального и Удальцова закрыли на сутки, а Немцов уехал в отпуск. А обычных активных граждан не так уж много, чтобы они такое поддержали. Ксюша Собчак что-то там начала делать, но она это всё делала для рисовки.

А сейчас Путин засел навечно. Приезжают в Литву молодые ребята из России, беженцы, и говорят о том, что там ничего невозможно сделать. В принципе сейчас и бегут меньше, и не потому, что убежать сложно, а потому, что уже не осталось таких идейных людей, какие были в 2012–2013 годах, когда мы проводили акции.

И власть он захватил не только в России - уже по всему миру сидят его «штирлицы». Недаром же они покупают себе гражданство в других странах и жильё и всё остальное. Они деньги из России высасывают, а Европа не отказывается от этих денег.

- Ирина, вы в Литве уже пять лет, как складывается ваша жизнь?

- После перенесённых стрессов я сама сильно болею, у меня вторая группа инвалидности, я не могу работать. А так мне очень нравится Литва, мне нравится здесь природа, город, люди меня здесь не оставляют без внимания. Я не знаю даже, чем я заслужила это внимание.

- Получается ли вы какую-то помощь от организаций, государства?

- От организаций – нет, больше мне помогают наши беженцы, они меня не покидают, помогают и литовские друзья, с которыми я познакомилось. А в организации я никуда не обращалась. Литва мне платит 200 € и ещё 70 € мне выделяют на социального работника, который помогает мне с продуктами, ходит в магазин.

Да, когда-то мы организовали Русское европейское движение, так у нас и остался этот костяк. Но приезжают новые россияне, сейчас вот приехал Владимир Егоров, он у меня остановился помогает мне, кстати.

Например, у белорусов есть свой «Белорусский дом», а для россиян никто ничего не организует. Никто для нас ничего не хочет открывать, потому что «мало веры - много штирлицев», это значит, что пролазят такие, которые везде лезут, я их штирлицами называю. Сами кагэбисты, а как будто активисты.

Я бы очень хотела организовать в Литве выставку о протестном движении в России. Мне прислали замечательные книги, например, книгу про «Немцов мост», там ведь каждый день люди стоят, и вот в этой книге собраны все плакаты, с которыми туда приходили люди. У меня есть значки, футболки, наклейки, которые собирались на различных маршах.

К тому же у меня есть книга «Анатомия протеста», на которой собраны все подписи - и Немцова, и Ахеджаковой, и Савченко. В общем огромное количество подписей наших гражданских активистов. А ещё у меня есть книга о протестных женщинах. И мне очень приятно, что в ней есть и моя дочь.

- А вы, надеюсь, тоже там есть?

- Да я там упоминалась и даже не один раз, просто я про себя молчу, но мне очень приятно, что и дочка моя там рядом со мной.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt