Новости

2016.08.23 17:24

Журналист ВВС: мы были шокированы скоростью распада СССР

BBC Україна2016.08.23 17:24

За развалом СССР и созданием независимых республик следили журналисты западных средств массовой информации. В 1991 году во время мятежа, создания ГКЧП и его провала они были единственными, кто транслировал на территорию СССР информацию о событиях в Москве.

Журналист Элизабет Робсон работала в 1991 году в Москве корреспондентом Всемирной службы ВВС и видела воочию события, уже ставшие историей.

Вскоре она вернулась в Лондон и в 1992 году стала первым руководителем Украинской службы ВВС. Элизабет Робсон говорит, что самые яркие воспоминания о событиях 25-летней давности - о людях, с которыми ее свела судьба.

Мужество и решимость

Лучше всего я помню мужество и решимость людей, которые вышли на баррикады в центр Москвы, присоединились к демонстрациям, а также работали "за кулисами" - собирали информацию, нелегально ее копировали на фото-копирах, затем распространяли, клея на стены и деревья по всему городу, а также присылали эту информацию за границу таким медиа, как ВВС или радио "Свобода", которые затем транслировали ее на территорию СССР.

Демократические достижения "перестройки" с приходом ГКЧП были действительно под угрозой, информация о последних событиях распространялась через радиоприемники. Я помню, как слышала на улицах знакомые позывные ВВС и "Свободы".

В конце концов, мятежники оказались некомпетентными, их не поддержали Вооруженные Силы, которых они призывали защитить их танками. Они также не смогли перекрыть связь. И хотя государственные национальные и местные вещатели были под их контролем, "Эхо Москвы" продолжало направлять материалы западным СМИ, которые передавали эти материалы в своем эфире.

Следствием стали многотысячные акции протеста у Белого дома.

Я очень хорошо помню звонок известной диссидентки Ларисы Богораз, которая сказала мне: "Что-то происходит. Включите телевидение", и положила трубку. На экране был известный в советское время диктор, который с каменным лицом зачитывал текст сообщения о "болезни" президента СССР Михаила Горбачева и создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Чтение текста чередовалось с показом записи балета "Лебединое озеро".

Другое воспоминание - о том, как сносили в Москве памятник Феликсу Дзержинскому на Лубянке (в 1991 году площадь называлась Дзержинского, затем переименована в Лубянскую площадь. - Ред). Сначала его хотели свалить с помощью грузовика и привязанного каната, но потом нашли большой передвижной кран, и под одобрительные возгласы толпы памятник триумфально повалили.

Тогда же стало понятно, что мятеж окончательно провалился.

Еще один удивительный момент из многих, что я помню, - когда журналисты "Литературной газеты" отстранили своего главного редактора Федора Бурлацкого. Он тихо пересидел развертывание бурных событий где-то за городом, а потом вернулся и заявил, что всегда поддерживал Горбачева. Его подчиненные не поверили ему, обвинили в трусости и потребовали покинуть пост, что он, в конце концов, и сделал.

Незаметные герои

Что Вас тогда больше всего поразило?

Для меня героем того времени, или, скорее героиней, была Екатерина Юрьевна Гениева, которая тогда выполняла обязанности директора Библиотеки иностранной литературы, а также была хорошим другом ВВС.

В первый день мятежа мы с ней заканчивали работу над контрактом, который позволил бы ВВС арендовать в библиотеке место для постоянной экспозиции о работе корпорации в СССР.

Уже после того, как мятеж провалился, от коллег Екатерины Гениевой - а она сама никогда не хвасталась своими поступками - я узнала, что один молодой журналист обратился к ней с просьбой воспользоваться ночью библиотечным фото-копиром, чтобы он и его коллеги смогли размножить буклеты с новостями. Она согласилась, позволила использовать технику, хотя в то время это было противозаконным. Она знала, что дверь в комнату, где стояла копировальная техника, на сигнализации, и милиция и КГБ будут знать, что что-то происходит.

Когда в библиотеку пришел сотрудник КГБ, она твердо заявила, что это она открыла дверь в копировальную комнату и берет всю ответственность на себя. Он посмотрел на нее, вздохнул и сказал: "Хорошо. Только сделайте так, чтобы не было видно света".

И все время, пока продолжался мятеж, эта техника в библиотеке использовалась для выпуска листовок, которые впоследствии получили название "Общая газета". 

Провал ГКЧП

Было у людей полное понимание, что это конец СССР, и будут созданы новые независимые государства?

В разных частях Советского Союза, наверное, немногие - если они не могли слушать ВВС или "Свободу" и другие зарубежные радиостанции - знали, что происходит в других республиках. Хотя, о жестоком обуздании демонстраций в Грузии, и позже в Литве, очевидно, что-то люди слышали.

Но позиция "поживем-увидим", была достаточно распространенной. В то же время, было немало тех, кто разбирался в событиях и знал о довольно мощном движении за независимость или стремлении к большим полномочиям в некоторых республиках СССР.

Ситуация в Балтийских республиках, имевшими независимость между двумя мировыми войнами, была особенно напряженной, потому что мир никогда не признавал оккупацию этих стран Советским Союзом. Местные активисты имели юридическую базу, требуя независимости для своих государств.

Ситуация в Западной Украине была довольно похожей.

Но в целом восприятие движений за независимость было весьма ограниченным, поскольку в советских СМИ их подавали исключительно в негативном свете, и даже во время "перестройки" было очень мало экспертов, которые могли бы адекватно объяснить, что происходит.

Перед мятежом политический климат становился все более репрессивным, с откатом к даже более жестоким методам контроля, что, очевидно, также добавляло сомнений многим людям о том, насколько успешными могут быть эти движения.

Провал мятежа все изменил. Казалось, что и политические активисты, и общественность получили новое дыхание для новых действий.

Битва Ельцина и Горбачева

В этом контексте стремление Бориса Ельцина к суверенитету России было особенно важным.

Можно даже сказать, что битва Ельцина с Горбачевым за высшую власть была ключом к получению независимости другими республиками: поскольку он был избранным президентом России, а Горбачев - не избранным президентом СССР. Ельцин хотел лишить его власти на том основании, что он имеет высшую власть на территории единой республики Союза - России.

Другие республики фактически повторили его пример, проведя выборы президента или сохранив старых лидеров. Соглашение о создании Содружества независимых государств (СНГ) между Россией, Украиной и и Беларусью, подписанное в Беловежской пуще, завершило этот процесс.

Я уверена, что большинство людей в СССР были так же, как и мы, иностранные наблюдатели, шокированы скоростью, с которой разворачивались события.

Даже российские либералы не верили

Общались ли Вы с украинцами тогда? Отличались их взгляды от тех, что Вы слышали в Москве?

Я не общалась с украинцами до декабря 1991 года.

Однако в течение не одного года после получения Украиной независимости я слышала разные мнения и я была поражена тем, сколько людей - даже среди либеральной интеллигенции России - не верили в то, что Украина должна быть независимой.

Они говорили о многом: об общей истории, вплоть до Киевской Руси, об очень тесных родственных связях многих семей в Украине и России, о богатстве русской культуры, об "ограниченных" природных ресурсах Украины, о бедности украинского языка и даже о несостоятельности украинцев управлять страной.

В то же время было много русских, которые воспринимали право украинцев быть независимыми и управлять собственной страной, и которые признавали, что со всеми своими слабыми чертами, Украина создала более свободное общество, чем Россия: журналистов меньше контролировали, а СМИ были более либеральными.

Считали ли Вы как журналист, что независимость и суверенитет бывших советских республик станет реальностью?

Как журналист я надеялась, что реформы приведут к независимости, но были опасения, что советское руководство выберет путь репрессий, как это часто бывало в истории. В таком случае ни о какой независимости не было бы и речи, разве что ценой большой крови.

Однако все сложилось совсем по-другому, очень хорошо.

Но надо признать, что, за исключением Балтийских государств, рядовые граждане других республик, в том числе и России, не получили эффективного руководства странами политическими лидерами. Оставалась терпимость к коррупции, мошенничество с результатами голосования, нарушения в системе правосудия, и, в некоторых случаях, полное пренебрежение демократическими правами.

Однако в Украине пламя реформ, демократии продолжало гореть, несмотря ни на что. И украинское общество, больно и медленно, но меняет систему для нормальной жизни.

bbc.com

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt