Новости

2021.03.02 09:56

«Мне кажется, мы спим». Хронология бардака с закупкой Латвией вакцин от Covid-19

Re:Baltica, Rus.Lsm.lv2021.03.02 09:56

Латвия дважды отказывалась от предложенных ей партий вакцины от Covid-19 производства BioNTech/Pfizer: в ноябре и в декабре, выяснил центр исследовательской журналистики Re:Baltica. Из доступных в два захода 1,25 млн доз было заказано всего чуть менее 200 тысяч — причем о размере полного предложения правительство не знало ни в ноябре, ни в декабре.

Этот материал — первая часть журналистского расследования истории, в результате которой Латвия оказалась почти в буквальном смысле без вакцин от Covid-19. С разрешения Re:Baltica Rus.Lsm.lv публикует полный перевод с минимальным редакционным вмешательством.

Вечером 21 декабря министру иностранных дел Эдгару Ринкевичу («Новое Единство») позвонил эстонский коллега, чтобы спросить, действительно ли Латвия отказалась от предложенных дополнительных доз вакцины BioNTech/Pfizer. В Эстонии и Литве на следующий день были запланированы внеочередные заседания правительств, чтобы принять решение о закупке.

«Мы ничего не знали, потому что такие предложения не идут через Министерство иностранных дел. Но коллега сказал, что Литва думает, а Латвия вроде бы отказалась. Позже в Whatsapp прислал такой же текст — что отказалась», — сообщил Ринкевич Re:Baltica. Предложение было внезапным, срок для решения — коротким. Госсекретарь МИДа позвонил руководству Министерства здравоохранения, министр — в бюро премьера.

«Первый ответ Минздрава был, что мы ничего не знаем. После звонка премьерского бюро все быстро зашевелилось. Был такой момент — «ой!» — и уже на следующий день вопрос был в правительстве», — говорит Ринкевич.

Это был первый раз, когда правительство по существу принимало решение о закупке вакцины, а не просто выделяло деньги или слушало оптимистический доклад министра здравоохранения Илзе Винькеле («Развитие»/За!). И осознало, что процесс провален.

Хронологию произошедшего Re:Baltica восстановила по аудиозаписям закрытых заседаний правительства, где эту тему обсуждали с сентября по января.

Июнь 2020-го

В июне Евросоюз договорился, что вакцины будут закупаться централизованно. Переговоры будет вести Еврокомиссия (ЕК), дозы будут предлагаться странам пропорционально численности населения.

На этом этапе министр здравоохранения и руководство отрасли могут приступать к созданию понятной и отслеживаемой системы комплектования портфеля вакцин. Но этого не произошло. И.Винькеле пояснила Re:Baltica, что определяющими были два соображения: закупка всех вакцин от других заболеваний — вопрос экспертов, а не министра, а правительственные дискуссии по вопросам пандемии были «мучительными, хаотическими, тяжеловесными; с каждым решением возились десятки часов и даже днями». Потому были опасения, что соответствующие решения будут просто парализованы. К тому же, премьер такой системы и не требовал. «Это никого не интересовало, — утверждает Винькеле. — Ну так, очень фрагментарно»

Август 2020-го

27 августа Еврокомиссия заключила договор с первым производителем — AstraZeneca. Вакцины обещают быть недорогими, простыми в логистике и быстро доступными. Латвия резервирует все предложенные ей 1,27 млн доз. Все предложенное берут также Литва и Эстония.

Сентябрь 2020-го

22 сентября Министерство здравоохранения первый раз докладывает правительству о вакцинах (на момент публикации материала доклад все еще не был доступен публично; в повестку дня заседания он был включен в последний момент). Речь идет только о дополнительном платеже в общий «кошелек» ЕС, чтобы еще больше инвестировать в создание вакцин и на основании этого иметь право первой руки. Министры не дискутировали. Винькеле информировала о 800 000 доз, которые, «в случае успеха» будут доступны для медиков и пожилых (см. стенограмму).

Октябрь 2020-го

В октябре правительство выделило деньги на вакцины AstraZeneca и заслушало доклад, какие еще вакцины и когда могут быть доступны.

«Либо мы ведем себя, как капиталисты, которые вкладывают в очень многие предприятия с мыслью, что какое-то из них “выстрелит” до миллионов или миллиардов, либо мы, как в азартной игре, ставим на очень многие числа и цвета», — радостно заключил Кариньш, пожелал хорошего аппетита министру образования, которая на заседании закусывала яблоком, и разговор на этом закончился (см. стенограмму).

22 октября ситуацию с прививками против Covid-19 впервые обсуждал Государственный совет по иммунизации (ГСИ, IVP) — группа ученых и чиновников — имеющий право давать советы правительству. Представитель Минздрава Яна Фелдмане отмечает, что министерство в переговоры с Еврокомиссией не вовлечено — ими занимается Национальная служба здравоохранения (НСЗ, NVD) и Госагентство лекарств (ГАЛ, ZVA). На тот момент Еврокомиссия завершила переговоры с шестью разработчиками: Sanofi/GSK, Janssen-Cilag, AstraZeneca, Moderna, Curevac и BioNTech/Pfizer.

Вот-вот должны начаться большие заказы. Дерьмо стремительно приближается к вентилятору.

Ноябрь 2020-го

16 ноября Минздрав узнает о предложении купить вакцины BioNTech/Pfizer. Сказано, что у Латвии два дня, чтобы сообщить, сколько она возьмет. Доступна 841 тысяча доз. В течение следующих трех дней Минздрав собирает специалистов на собрания, которые не протоколируются и о которых сегодня свидетельствуют только сохранившиеся приглашения в платформе для удаленных собраний MS Teams. Решение «коллективное». Протоколов нет, и участники утверждают, что не знают, чье это решение.

«В основном подчеркивались минусы приобретения вакцины; указывали на сложные условия хранения, перевозки, вакцины, короткий срок годности после разморозки. При этом была уверенность, что вскоре будет доступна AstraZeneca», — говорится в отчете о служебной проверке в Минздраве.

Вакцины решили купить только для вакцинации медиков, а не для массовой кампании. Поначалу договорились о 100-200 тысячах доз. Об этом представитель Национальной службы здравоохранения Айнар Лацбергс, который отвечает за связь с Еврокомиссией и первый получает всю связанную с закупками информацию, 18 ноября сообщил еврочиновникам, добавив, что точный заказ будет доступен на следующий день. А после еще одного собрания в Минздраве этот объем снизился до 97 500 — будто бы из-за вместимости ящиков для транспортировки (заказ был «округлен» до 100 полных «холодных коробок»; каждая на 975 доз — Rus.Lsm.lv).

17 ноября созвано внеочередное заседание правительства для обсуждения разных связанных с пандемией аспектов. Минздрав — снова в последний момент — подает на него «вакцинную стратегию» (до сих пор засекреченную). Расшифровка обсуждений на заседании (см. здесь) показывает, что на заседании лишь однажды, мимоходом, упомянуто, что до завтрашнего утра надо принять такое важное решение и что за кулисами от вакцин отказываются.

Директор Госагентства лекарств Свен Хенкузен, главный докладчик, упоминает, что заключены два договора, с AstraZeneca и Johnson&Johnson, и что «открыт вопрос о Pfizer». Госсекретарь Минздрава Дайна Мурмане-Умбрашко добавляет, что «нам надо сделать один шаг: сегодня-завтра мы действительно должны оценить реализуемость этой логистической цепочки в Латвии, можем мы ее реализовать или нет».

Хенкузен министрам пространно изложил, почему вакцина BioNTech/Pfizer гораздо сложнее в применении по сравнению с другими. «Хочу акцентировать, что поставка вакцины BioNTech/Pfizer неоднозначна. Прежде чем одобрить, [мы] хотим еще тщательно оценить все эти аспекты — сможем ли мы все обеспечить, чтобы эти вакцины не испортились, если мы их приобретем», — сказал он.

Сравнив продемонстрированную им информацию с публично доступной документацией производителя, американского и европейского регуляторов, Re:Baltica пришла к выводу, что по крайней мере шесть сделанных на заседании утверждений не соответствуют действительности, вводят в заблуждение или преувеличивают связанные с этой вакциной сложности (подробнее этот момент будет освещен во второй части расследования — «Почему чиновники обманули правительство»).

Директор ГАЛ называет условия хранения вакцины BioNTech/Pfizer (необходима температура минус 80 градусов) экстремальными, потому что в регистре лекарств нет ни одного похожего по требованиям препарата. Предприятие выбрало «довольно агрессивную коммуникацию, что создает известное давление на принимающих решения». «Хотя BioNTech/Pfizer удачно строит свою коммуникацию, нет информации о каком-то существенном превосходстве [этой вакцины] по части безопасности или эффективности по сравнению с другими вакцинами», — резюмировал он.

«Предположу, что ни у одной страны такой цепочки поставок для минус 80 градусов просто не может быть. Так что всем понадобится “переламываться”, чтобы ее использовать. Допускаю, что в Дании головной боли не меньше, чем в Латвии, — комментирует Кариньш. — Готовы ли мы решить, как ее получить? Или считается, что это невозможно? Потому что мне что-то кажется, что надо просто приспособиться к тому, что есть».

На это Винькеле отвечает, что похожая головная боль и у Литвы, и у Эстонии, но «эти хлопоты так чрезвычайно сложны; как сказал Свен, они [BioNTech/Pfizer] зарегистрируются [к применению в ЕС], может быть, в январе, а эти параметры стали известны сейчас, в рамках своего рода PR-кампании».

«Конечно, нельзя исключить, что и мы будем вынуждены приобрести Pfizer. Ну, “вынуждены”, может, неправильное слово, но к этому надо быть готовыми. Если мы готовы не будем, любую поставку через 5-10 дней придется выбросить, — заключил директор Госагентства лекарств. — Сейчас тщательно оценивается, сумеем ли [обеспечить хранение]. Конечно, мы исходим из того, что должны суметь. Но, например, если мы не добудем морозильники, эти [потери] будут измеряться в сотнях — не потому, что у нас не будет средств, а потому, что нам не предложат. На самом деле нет логики покупать ее, поскольку она просто испортится через какое-то время после любой поставки».

Литва в «ноябрьский заход» закупает все предложенные ей 1,24 млн доз, и, чтобы было где их хранить, приобретает два дополнительных морозильника (несколько у нее уже имелось в больших больницах), выяснила Re:Baltica в Министерстве здравоохранения Литвы. (В Латвии было три морозильника в Государственном центре доноров крови, в январе приобретены еще три, так что больших отличий в возможностях хранения в двух странах нет).

Эстония в рамках этой же закупки приобрела более 600 тысяч доз. «Главная цель была — уменьшить различные риски и убедиться, что зарегистрированные в ЕС вакцины будут нам доступны как можно быстрее, и мы сможем привить хотя бы группы самого высокого риска», пояснила Re:Baltica представитель эстонского Министерства социальных дел Эва Лехтла.

Правительство об отказе от большей части вакцин проинформировано не было. Новый министр здравоохранения Даниэль Павлютс («Развитие»/За!) этот выбор называет стратегической ошибкой с тяжелыми последствиями.

На заседании 17 ноября Кариньш начинает осознавать грядущие проблемы, поскольку надежда на коллективный иммунитет появляется, только если привить по меньшей мере 70% населения Латвии — или 1,3 млн. человек. «Я понимаю, что у нас будет огромная проблема с сопротивлением. У нас в стране хватает противников вакцинации. […] Тогда, если у дозы хотя бы 90-процентная эффективность, то нам надо привить еще больше людей, чтобы добиться иммунитета у 70% жителей. Что означает ненормально массовую вакцинацию, даже если она проста [с точки зрения логистики]», — говорит Кариньш. Максимальный охват вакцинами от гриппа ранее составлял около 200 тысяч. «То есть нам нужен охват примерно в десять раз больше. О Боже… […] У нас тут начинает вырисовываться ужасный логистический затык, который надо одолеть».

Декабрь 2020-го

И без того натянутые отношения премьера и министра здравоохранения становятся еще хуже.

1 декабря Винькеле ознакомила правительство с «вакцинной стратегией», которая на момент публикации была единственным публично доступным документ из этой саги о вакцинах (остальные Минздрав рассекретить отказывался, ссылаясь на то, что они содержат информацию ограниченного доступа от Еврокомиссии).

Во время рассмотрения Кариньш становится нетерпеливым, отмечая, что «не видит общей картины» (см. стенограмму). Вслух думает — не надо ли скептикам приплачивать за вакцинацию. Спрашивает, обсуждается ли создание временных центров вакцинации — в палатках, контейнерах, потому что, «чтобы получить хотя бы миллион [привитых] человек […], нужна ужасно большая логистическая операция, которую кто-то должен организовать. Я не могу представить, что нынешняя структура спокойно с этим справится. Это должны быть тысячи человек в день». Минздрав в качестве решения предлагает выездную вакцинацию в трудовых коллективах и обещает обдумать, есть ли еще какие-нибудь проблемы.

Кариньш также призывает закупить вакцин с избытком — доз больше, чем людей в Латвии — на случай, если какому-то производителю не удастся зарегистрировать свой препарат. Минздрав обещает это сделать. Но на практике происходит прямо противоположное.

Правительство об этом узнало случайно, перед рождественскими праздниками, благодаря упомянутому в самом начале звонку министра иностранных дел Эстонии латвийскому коллеге. (Винькеле по-прежнему настаивает, что никто не отказывался: ответ надо было дать до полуночи, и все три страны Балтии тянули до последнего, потому что от того, сколько возьмет одна, зависело, сколько будет доступно остальным. «Когда стало ясно, что так мы можем заиграться, я поговорила с госсекретарем, что мы возьмем предложенный объем. А параллельно происходил процесс, о котором я узнала из звонка Кариньша: что мы отказались от вакцин»).

Из расшифровки заседания ясно: министры не в курсе, что еще в ноябре отрасль здравоохранения отказалась от более чем 740 тысяч доз этой вакцины. Им рапортуют только о том, сколько закуплено, не уточняя, сколько было доступно. И этот второй шанс тоже можно упустить, так как Хенкузен на заседании остается при мнении, что закупать дополнительные вакцины BioNTech/Pfizer нет нужды, потому что нынешний портфель вакцин и находящиеся в процессе заключения договоры все покрывают. «Сегодня также говорили на рабочей группе по стратегии иммунизации, что мы не можем рекомендовать добавление [дополнительных доз к уже заказанным]. На наш взгляд, надо сделать акцент на вакцину AstraZeneca», которая проще в употреблении и которую легко транспортировать даже в самые удаленные районы. Весной вакцинация может даже столкнуться с заторами, поскольку государственные кабинеты вакцинации не будут справляться с потоком желающих, и потому придется подключать частный сектор.

«Я что-то не до конца понимаю. […] Почему в других странах, по крайней мере в публичном пространстве, как-то совсем иначе понимают, как им готовиться. Соответственно, [если не] переговоры с вооруженными силами, [то], может быть, какие-то мобильные пункты [организовать]. Нам же надо, не знаю, по 10-15 тысяч человек в день прививать. Мне кажется, извините, что мы просто спим, — говорит Кариньш. — Если меня спрашивают, хватит ли приобретенного, я говорю, нет, ни в коем случае. У CureVac может не получиться [зарегистрировать вакцину], а у нас она составляет четверть портфеля».

Кариньша не устраивает предложение Хенкузена. «Вы не советуете покупать больше [доз] вакцин [BioNTech/Pfizer]. Что мне непонятно. В том смысле, что у нас не стоит цель достичь [коллективного] иммунитета за 13 месяцев, нам был мечтать на месяц [вперед]. Если у нас есть возможность приобрести дополнительные вакцины с высокой эффективностью, которые уже доступны на рынке, почему бы нам это не сделать», — спрашивает он.

«Я не знаю, кто работает в Государственном совете по иммунизации, но получается, что нам всем, как государству — потому что никто, извините, не будет ругать ГСИ за решения, ответственность потребуют от правительства — надо знать, что у нас здесь есть», — говорит Кариньш. — Я должен быть в состоянии ответить, ведь люди тут же начнут спрашивать: когда моя очередь? Конкретно моя, плевать на категории [пациентов]. Как это узнать? Как организуют эти физические очереди? Это ужасный логистический вопрос, и мне кажется, что до сих пор до конца не осознано, насколько он огромен. Если вы говорите о 10-18 месяцах, то я скажу, что это непростительно, если вакцина [уже] доступна. Если не доступна, окей, тут ничего не сделать. Но это будет очень плохая новость, что Германия, Польша или Дания движется вперед, а мы по каким-то причинам — нет. Это меня страшно тревожит. У меня нет никакой уверенности», — сказал премьер.

«И еще: то, что вы советуете не покупать дополнительные вакцины, заставляет меня задаться вопросом — кто принимает соответствующие решения, раз есть такая рекомендация? Если они сертифицированы на рынке… Это то, что я не могу понять и то, из-за чего я сейчас начинаю очень сильно беспокоиться: как вообще эта система и эта процедура управляется? Потому что от этого будет зависеть репутация всего правительства. И это нам всем, коллеги, надо понять. Если все пойдет вкривь и вкось, никто не будет винить какую-то группу экспертов. Винить будут нас».

Остальные министры настроены еще более критически. «Надо брать все, что доступно и все, что возможно. Потому что выходит так, что в феврале Pfizer заканчивается, и тогда мы до марта, апреля, мая ждем и ничего не делаем. Ждем, когда будет AstraZeneca или что-то еще. При этом есть информация, что другие [вакцины] ближе к допуску [на рынок, чем AstraZeneca]. Я полностью поддерживаю тех, кто считает, что нам надо брать дополнительно все, что возможно», — говорит министр финансов Янис Рейрс («Новое Единство»).

Министр обороны Артис Пабрикс («Развитие»/За!) отмечает, что знания правительства фрагментарны, особенно о том, как происходит выбор в других странах. Министр иностранных дел Ринкевич утверждает, что это вопрос политиков, а не экспертов. Если одна из стран Балтии откажется от дополнительных вакцин, «не знаю, как мы справимся с нашим общественным мнением, особенно той части общества, которая хочет вакцинироваться». Лучше приобрести больше: если останутся лишние дозы, их можно будет пожертвовать странам Восточного партнерства, если те об этом попросят.

«Мы говорим, что вакцина — это то, что нас спасет, и тут же в следующем предложении мы говорим: мы вас вакцинируем в ближайшие 18 месяцев. Это значит, что фактически следующие 10-18 месяцев наша экономика будет в том же состоянии, что и сейчас, а люди будут пребывать в стрессе», — делает вывод министр сообщения Талис Линкайтс.

В конце концов и Винькеле соглашается, что выбор вакцин — политическое решение. «В ГСИ работают не политики, а врачи, инфектологи, эпидемиологи и прочие. Мы должны выслушать их профессиональное мнение. Но где мы можем действовать по своему усмотрению, поскольку это затрагивает приобретение вакцин […] это вопрос немного в другой плоскости, — говорит она. — Литовский коллега сегодня утром сказал, почему они вроде бы притормаживают — потому что поведение коммерсантов порой, скажем так, напоминает шантаж. Это, конечно, не нормальный процесс принятия решений, и это не первый раз, когда создают такую истерию и говорят: у вас пара часов, чтоб принять решение, а если нет, ну, тогда мы не знаем, что будет. Они так поступают, это не впервые. Но мы могли бы поручить закупку дополнительных вакцин».

Винькеле заявляла СМИ, что в декабре никто ни от чего не отказывался и что закуплено все предложенное, и то же самое она повторила в конце февраля в интервью Re:Baltica.

Однако предоставленные сейчас Минздравом данные говорят о том, что в том лоте было доступно около 420 тысяч дополнительных доз. Латвия купила 100 тысяч. В декабре правительство не было проинформировано, что доступно намного больше.

5 января премьер потребовал отставки Винькеле из-за проблем с планом вакцинации.

Популярно