Новости

2021.02.28 08:15

П. Лавринец: Новая Вильня не совсем новая, но каждый раз она всё новее и новее

Дмитрий Семёнов, телепрограмма "Русская улица", LRT.lt2021.02.28 08:15

В очередном выпуске программы «Русская улица» зрители получили возможность наведаться в столичный район Науёйи Вильня, встретиться с его обитателями, узнать о его прошлом и настоящем.

В десяти километрах восточнее центра Вильнюса расположился район Науйойи Вильня, или Новая Вильня. Он отделён от основной части литовской столицы живописными холмами и лесами. До 1957 года – перед тем, как войти в состав Вильнюса – Новая Вильня была отдельным городком.

История её формирования как жилого района берет начало со второй половины XIX века и во многом связана с прокладкой железной дороги из Петербурга через Динабург (тогдашний Даугавпилс) до Вильнюса, а далее – до Гродно и Варшавы. Рассказывает житель Новой Вильни, заведующий кафедрой русской филологии Вильнюсского университета Павел Лавринец:

- Во времена Александра II, когда разрешили частное строительство железных дорог, прямо бум начался. Хоть это и называлось «Главная российская компания железных дорог», но на самом деле это был французский капитал и французские инженеры. И они по ходу, когда строили какие-то участки, заодно и инфраструктуру отстраивали. И до сих пор про некоторые дома говорят: «О, ты еще французский!» (в том смысле, что там какое-нибудь подсобное помещение при железной дороге, домик для какого-нибудь смотрителя). С этой французской железной дороги всё и началось.

С прокладкой железной дороги здесь появилась промежуточная станция, которая стала обрастать различными мастерскими и складами. А сама Новая Вильня стала безуездным городом Нововилейском Виленской губернии. В межвоенные годы здесь располагался польский полигон. Для потребности военных построили костёл, который носит название Пресвятой Девы Марии Королевы Мира. А на другой стороне железнодорожных путей расположен неоготический костел Святого Казимира.

После войны район стал быстро развиваться как промышленный. Во многом из-за железнодорожной станции, вокруг которой один за другим стали появляться различные заводы. Для рабочих, в свою очередь, возводили дома – вслед за ними и различные объекты культурно-бытовой инфраструктуры. Например, кинотеатр «Драугисте» («Дружба»). Сейчас его уже нет, а внутри здания расположен магазин одной из торговых сетей. Однако сам фасад с колоннами на главном входе сохранился.

С выходом Литвы из состава СССР, а затем и с распадом самого Советского Союза, заводы Новой Вильни закрылись, многие жители остались без работы. Промышленный характер района придавал ему особую репутацию. Статистика показывала, что уровень образования здесь ниже, чем в основном Вильнюсе, а преступность – выше.

Гинтарас Зукас, бывший КВНщик, а ныне ведущий «Русского радио Балтия», также живёт в Новой Вильне. Он не прочь поиронизировать над своим районом. Несколько лет назад в юмористической программе «Monday Show» прозвучал такой диалог:

- Друзья, давайте прокомментируем такую новость: американец сделал 110 пластических операций ради внешности инопланетянина. Чтобы завершить трансформацию, он планирует удалить гениталии, соски и пупок, изменить форму лба и ушей, а также вживить в челюсть и щёки силиконовые импланты.

- Я не знаю… Я живу в Вилейке…

- В Вилейке легко делают пластические операции?

- Нет-нет-нет. Просто возле любого продовольственного магазина я, как минимум, четверых таких инопланетян вижу. Ежедневно! Кто-то просит десять центов… Им даже не надо платить за эту пластическую хирургию!

- Это те инопланетяне, которые говорят: «Сигаретку за 10 центов продашь?» Наверное, они пытаются установить контакт с земной цивилизацией.

Другой житель Новой Вильни, в прошлом журналист LRT, Хенрикас Вайтекунас, также наслушался разных историй про район. Но считает, что эти страшилки уже в прошлом:

- Говорили, что здесь очень много преступлений, хулиганства. Не столкнулся и не знаю. Я думаю, что это всё идёт от старых времен.

Хенрикас Вайтекунас переселился в Новую Вильню относительно недавно – три года назад. Оказался здесь, можно сказать, случайно. Но теперь не жалеет.

- Я искал квартиру для своей дочери. И, поскольку искал не очень дорогую квартиру, то заглянул в Новую Вильню. И мне предложили квартиру в многоквартрном доме. Дом старенький, но квартира очень просторная, балкон 10 метров. Но самое главное – парк под окном. У нас с женой была такая мечта: думали, что в старости поедем куда-нибудь в Друскининкай или в Бирштонас жить. А я ей говорю: «Здесь же как в настоящих Друскининкай или настоящем Бирштонасе! Дочке найдём другую квартиру, а эту берём себе».

Вы, наверно, знаете, что до 1957 года здесь был отдельный город, а потом его присоединили. Чем хорош этот город? Ну, я не думаю, чтобы в плохом городе поселился президент. Здесь два километра до президента! Три километра до премьер-министра Шимоните. Ну, и мы здесь. И я тоже, - улыбается Хенрикас Вайтекунас.

Солидарен с ним и Павел Лавринец:

- Была такая репутация района русско-польско-белорусского, а неблагоприятная статистика заключалась в том, что здесь образовательный уровень был ниже, чем в среднем по Вильнюсу. Ну, вроде того, что большой процент людей со средним и средне-специальным образованием, но не очень много с высшим образованием. Я думаю, что сейчас это значительно поменялось, и, вероятно, по многим показателям эта часть города ничем не хуже других.

Репутации района вредило не только то, что здесь проживал особенный контингент, но ещё и то, что в Новой Вильне находится республиканская Вильнюсская психиатрическая больница. Выражение «тебе надо в Вилейку» на протяжении десятилетий стало у столичных жителей своеобразным мемом. Между тем, у этого заведения большая и достойная история.

В 1903 году, когда больница открылась, она была крупнейшим учреждением подобного рода во всей Российской Империи. Первым её директором был Николай Краинский – человек с новаторским подходом к психиатрии, немало сделавший для гуманизации содержания пациентов психиатрических учреждений. И, к тому же, писатель.

- Николай Краинский – очень интересный человек, - говорит доцент Вильнюсского университета Павел Лавринец. - Кстати говоря, его уволили из-за конфликтов с начальством. Но и после в Вильне он продолжал функционировать. В дальнейшем его судьба сложилась, как и у многих людей его поколения – гражданская война, эмиграция, оказался где-то на Балканах. Ещё там продолжал писать свои научные труды. Доводилось отмечать его, так сказать, своеобразное заочное возвращение в Вильно в межвоенные годы, когда здесь в местных газетах появлялись рецензии на его книжки, которые выходили в Болгарии.

С железнодорожной станцией связана еще одна страница в истории Новой Вильни. Именно отсюда после аннексии Литвы Советским Союзом тысячи ссыльных депортировали в Сибирь. Об этом факте напоминает мемориал, где ежегодно в День скорби и надежды, 14 июня, проводятся памятные мероприятия с участием первых лиц государства.

А что же с бывшими советскими заводами? И им находится применение. На территории бывшего советского завода строительно-отделочных машин, который рабочие называли просто «Покраска», жизнь заиграла новыми красками. Теперь здесь расположен так называемый «Думу фабрикас». Об этом пространстве, состоящем из двух составных частей, рассказывает один из руководителей проекта Гинтарас Бингялис:

- Это микропивоварня, которая производит крафтовое пиво. У него есть свой стиль, вкус, и мы его называем «модерновое пиво».

Во второй части расположено культурно-развлекательное пространство, предназначенное для различных выставок, показов мод, концертов, театральных представлений. Оно открылось в сентябре прошлого года, но по причине пандемии в скором времени стало недоступно для широкой публики. Вот и художественную выставку, которая там представлена, жители теперь могут увидеть только онлайн.

- Эта выставка открылась в начале декабря, - рассказывает Гинтарас Бингялис. - Это часть вильнюсского триеннале художников из разных стран. К сожалению, никто физически не смог присутствовать, но Союз художников Литвы сделал прекрасный виртуальный тур.

Мероприятия в «Думу фабрикасе» проходят на разных языках, в зависимости от аудитории. Гинтарас Бингялис рассказал о глобальной концепции этого культурного пространства:

- Наша мысль (не знаю, как у нас получится) – мы хотим подчеркивать нововилейский характер. У нас живут представители четырёх разных национальностей, и они примерно одинаково представлены – литовцы, русские, белорусы и поляки. Так что, хочется, чтобы этот дух жил.

В Новой Вильне смешанный национальный состав. Поляки, русские и белорусы, вместе взятые, здесь составляют почти две трети населения, а литовцы – около трети. Несмотря на то, что в процентном отношении в Новой Вильне больше всего поляков, языком коммуникации, по наблюдениям Павла Лавринца, всё-таки является русский:

- Я сам об этом не задумывался, пока не услышал об этом от вполне лояльных государству и многоязычных поляков. Понимаете, странная получается симметрия: поляки знают русский (и литовский, само собой) – но русские не знают польского! Поэтому польский остаётся языком поляков, а русский остается языком русских, поляков и белорусов.

На базаре, в магазине, у киоска, чтобы договориться, часто выбирают если не литовский, то русский. Но не польский. Об этом надо как-то подумать. Слушайте, ребята, как же вы в Вильнюсе живёте? Наверное, надо знать и польский, хоть в каких-то пределах. Ведь Россия – страна-сосед, но и Польша – страна-сосед!

А Хенрикас Вайтекунас поделился своим советом, как стоит начинать общение в Новой Вильне, если вы не местный и вам нужно что-то спросить у прохожего:

- А как ты заговоришь с ними, так и они с тобой заговорят. Иногда, когда я вижу, что человеку трудновато говорить на литовском, я предлагаю: «Давайте на русском». И всё. Наверное, сперва надо сказать «Laba diena». А потом уже на каком получится.

Для жителей столицы Литвы выражения «старый Вильнюс» и «Новая Вильня» стали уже настолько укоренившимися и привычными, что мы часто не вдумываемся в их значения. Между тем, филолог Павел Лавринец, размышляя об этих словосочетаниях, усматривает ряд парадоксов:

- Знаете, довольно забавно. Есть такой ход в литературных текстах, когда говорят «древний город Вильнюс», «старый Вильнюс»... Какой он «старый»? Есть города, которых в два, в три, в десять раз старше. И не так далеко отсюда. Просто это уже такая устоявшаяся формула: «Древний город каждый раз обновляется. Старый Вильнюс, у него вечная молодость»...

На самом деле, и Новая Вильня, знаете, уже не новая. И какой-нибудь литератор мог бы про неё выспренно написать: «Новая Вильня не совсем новая, но каждый раз она всё новее и новее».

Популярно

Вакциннация
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА