Новости

2021.01.15 15:17

"Мой карантин". Литовка из Донецка стала водителем троллейбуса в Литве: вот сейчас я счастлива

Наталия Зверко, LRT.lt2021.01.15 15:17

"Иногда я сама сочиняю истории про своих пассажиров", - рассказывает водительница троллейбуса Даля Ганчяускайте, которая родилась на Сахалине, выросла в Украине, а в итоге переехала в Вильнюс.

Даля родилась в России на Сахалине, а в 1986 году, когда ей было три года, ее родители переехали в Донецк. Она училась в Донецком национальном университете на историческом факультете по специальности политические науки и процессы. В 2006 году стала обладателем диплома магистра политологии. У нее также есть опыт работы менеджером по персоналу в рекрутинговом агентстве и в проектах по развитию гражданского общества.

Портал LRT.lt продолжает цикл статей «Мой карантин», в котором представляет истории русскоязычных представителей различных социальных слоев и профессий - их опыт по «выживанию» в условиях пандемии.

Четыре года назад Даля решила вернуться к собственным корням и переехала в Литву, где сначала работала водителем такси, а ныне - водителем троллейбуса. И не жалеет ни о чем.

"Мне нравится моя работа. Есть особый кайф в том, чтобы вести пятнадцатитонную машину по улицам ночного города, любуясь его старинными домами, особенной атмосферой, уютным освещением", - говорит она.

В интервью LRT.lt Даля также сказала, что не боится заболеть коронавирусом: "Не сочтите за бахвальство, просто это разумный подход. Когда в мире объявлена пандемия, это значит, что переболеет большинство, а потому у меня есть все шансы в это большинство попасть".

- Даля, вы родились на Сахалине, жили в Донецке, но у вас литовские корни. Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

- Да, я родилась на Сахалине, но мы прожили там только три года. Мама считала, что там очень холодно, и мечтала вернуться в Донецк. Она любила этот город. А папа хотел вернуться в Литву, но учитывая тот факт, что у мамы была своя квартира в Донецке, мы туда и вернулись. Можно сказать, что я там и провела всю сознательную жизнь — до 2014 года, пока не началась война.

Из близких у меня остался отец. Он живёт здесь, в Вильнюсе, но он не высказывает никакого желания общаться ни со мной, ни с моими братьями, ни вообще с какими-то родственниками. Живёт один и вполне доволен ситуацией. Он просто очень пожилой человек, 1936 года рождения, и из тех людей, у которых всегда всё плохо. Мы виделись случайно пару лет назад и морально было очень тяжело проводить время с человеком, который разучился радоваться жизни и не видит в ней вот вообще ничего интересного и яркого. И при этом не собирается ничего менять.

Ещё у меня в Вильнюсе живут два брата по отцу, сводные. Старший, Владас, работает в Первом троллейбусном парке водителем очень много лет, на 12 маршруте. Мы мало знакомы, но я знаю, что он очень хороший и обязательный водитель, всегда помогает всем новичкам и вообще человек надёжный. С младшим мы общаемся. Он водитель автобуса в моём парке. По большому счёту, это он и его жена Эляна очень помогли мне устроиться на работу. Потому что в мои планы не входило работать водителем троллейбуса — это очень сложно и ответственно, я не думала, что справлюсь.

Но Андрей убедил меня, что у нас это в крови. Отец в своё время тоже был связан с транспортом и работал с тяжёлой техникой.

- Сначала в Литве вы работали в такси, а сейчас работаете водителем троллейбуса, в чем для вас различия этих занятий?

- Если честно, то период в такси вспоминаю, как страшный сон. Это была совершенно временная мера, способ выжить, потому что когда ты приезжаешь в чужую страну и ничего не знаешь, ты рад хоть каким-то деньгам, которых хватает элементарно на еду и на комнату. Тогда это было настоящим спасением, но в такси выгодно работать, когда есть своя машина. А когда ты 70% заработка отдаёшь хозяину, то остаётся очень немного для себя.

Плюс, тяжело и без знания языка, конечно. Плюс, иногда попадаешь в такие опасные ситуации, что даже вспоминать не хочется. Ведь ты не можешь предугадать, насколько адекватен человек, тебя вызвавший. Приходилось и в табор ездить и с криминальными элементами общаться, надеясь, что им не придёт в голову что-то с тобой сделать….

А вот сейчас я счастлива. Мне нравится моя работа. Есть особый кайф в том, чтобы вести пятнадцатитонную машину по улицам ночного города, любуясь его старинными домами, особенной атмосферой, уютным освещением. Особенно мне нравилось ещё до карантина работать на «тройке». У неё маршрут по центру и ночью очень красиво! Конечно, первые полгода работы — это просто ад. Со стороны кажется, что ничего сложного: сидишь себе и руль крутишь. Но есть очень много «но».

Троллейбус — самый непредсказуемый вид транспорта. И у водителя троллейбуса две дороги - одна под колёсами, а вторая — над штангами. У нас ещё есть линия, есть разные спецчасти. Штанги к линии не приклеены, они могут упасть в самый неподходящий момент. Я могу очень долго об этом говорить, но первые полгода каждый день после работы я говорила себе: «Даля, ты молодец, ты справилась, ещё один день позади, а значит, завтра будет легче».

Сейчас есть многие вещи, которые я ценю в своей работе. Мне очень нравится стабильность и плановость. Мне нравится, что есть график, которому я должна следовать, но в то же время я могу сама принимать решения, как водитель, которые считаю правильными. Что очень важно, зарплата всегда, как часы. Бывает, что 11 числа остаётся 5 евро, но я знаю, что доживу до зарплаты. И до карантина всегда была возможность дополнительно заработать, выйдя на работу в свой выходной. Для меня это очень важно, я хочу зарабатывать больше и всегда очень радуюсь такой возможности!

- Какой была ваша реакция и реакция ваших друзей, близких на приход в Литву коронавируса? Удалось ли избежать болезни?

- Сначала, в марте 2020 года, когда всё началось, я как раз только что вернулась из отпуска (была в Украине) и мне на работе сообщили, что мне нужно самоизолироваться. Тогда процедура ещё была не отработана, но эти две недели мне запомнились. Мечтала уже выйти на работу. И когда вышла, то сначала был некоторый страх и у меня, и у моих коллег.

Было мало информации, да и вначале, пока ты только привыкаешь к ситуации, неизвестность пугает всегда. Хорошо, что отменили продажу талонов, кабину водителя отделили от салона. Мы стали на порядок меньше контактировать с пассажирами, нам выдавали маски и дезинфектор, и это придало некоторой уверенности. Болезни мне пока удалось избежать, некоторые мои друзья и коллеги уже переболели, но в достаточно лёгкой форме.

- Ваша профессия не подразумевает работу из дома. То есть вы постоянно рискуете своим здоровьем – нет ли у вас страха? Не думали ли сменить работу?

- Если совсем честно, то я не боюсь заболеть. Не сочтите за бахвальство, просто это разумный подход. Когда в мире объявлена пандемия, это значит, что переболеет большинство, а потому у меня есть все шансы в это большинство попасть. Тут что ни делай — но это больше удача или случайность. Надеюсь только, что мне повезёт переболеть не в самой сложной форме и выжить.

Работу менять мне бы не хотелось. Может, это преждевременные выводы, но мне кажется, что пока - это моё. Мне нравится быть за рулём. Мне нравится выполнять социально-полезную функцию и возить людей до места назначения. Иногда я сама сочиняю истории про своих пассажиров. Вот влюблённые едут на заднем сидении, держась за руки. А вот сын поддерживает пожилую маму, помогая ей удобно сесть. А вот семья с двумя детишками выбралась погулять и они оставили машину дома, а потому дети во все глаза смотрят в окно троллейбуса и всё кажется им новым и незнакомым

- Вы сказали, что заболеть не боитесь, но как на рабочем месте обеспечивается ваша безопасность? Есть ли требование быть все время в маске?

- Что касается безопасности на рабочем месте, то мне кажется, что администрация и профсоюз делают всё, что могут. Нам выдают маски и дезинфекторы. В салоне всегда тоже есть дезинфекторы для пассажиров. Кабины отгорожены, талоны не продаём. Несколько раз в день салон тоже дезинфицируется. У нас возле диспетчерской поставили градусник, измеряющий температуру. Я считаю, что этого более чем достаточно. Остальное — дело случая.

Да, есть требование быть всё время в маске, но для меня это неприемлемо. Я за рулём не надеваю маску. Отработать в ней 9 часов просто невозможно. А сейчас, когда ещё и сильно похолодало, банально скапливается внутри конденсат и невозможно дышать вообще. И, к тому же, я считаю, что это не самая эффективная мера, ведь теперь водитель находится в своей кабине и не общается ни с кем. А если нужно выйти в салон, то я надеваю маску, конечно.

- Какой номер троллейбуса вы водите? Во сколько, как правило, начинается и заканчивается ваша смена?

- Я сейчас в резерве. Это значит, что нет конкретной машины и маршрута, на которых я работаю. Мне не нравится постоянно работать на чём-то одном. Во-первых, это лично у меня притупляет внимание и я начинаю ловить себя на мысли, что езжу на «автомате», а это не хорошо. Я, как профессиональный водитель, считаю, что должна уметь водить все модели троллейбусов в VVT, знать все маршруты. А когда сдам экзамен на категорию D (он постоянно переносится из-за карантина), то надеюсь, что смогу научиться водить и все автобусы тоже. Потому что если автобусный маршрут можно вспомнить быстрее, то с троллейбусным не всё так очевидно. Забудешься, на стрелку уйдёшь под током, а не без тока, и всё, уже не вернёшься. К тому же, если долго работаешь на одном маршруте, то теряешь адаптивность и когда тебя перекидывают на другой, то становится очень сложно. Поэтому я работаю на всех маршрутах и на всех машинах своего парка.

Самая ранняя смена начинается у нас в 04:17 утра. Это ты должен в это время быть у диспетчера и брать путёвку. Но я всегда прихожу минут на 20 раньше, потому что троллейбус — непредсказуемый вид транспорта. Я стараюсь, чтобы был запас времени, особенно зимой, потому что нужно прогреть машину, поменять угольки, посмотреть, всё ли работает, включится ли машина, будут ли открываться все двери, не спущены ли колёса, успеет ли накачать воздух…. В общем, много всего нужно сделать.

Смены у нас обычно восьмичасовые, но в выходные бывают графики и по 9 часов, так как на линию выходит меньше машин. Самый ранний утренний график заканчивается, если не ошибаюсь, в 13:14. Самый поздний график второй смены — в 00:12, но и начинаться может после 15 часов.

Мне бывает тяжело работать в первую смену, я «сова», мне сложно ложиться рано, а вставать приходится в 3 утра. Для того, чтобы выспаться, нужно лечь хотя бы в 21 час, а то и раньше. И вот с этим у меня проблемы. Я больше люблю вторые смены — там можно выспаться. И вообще, ночь — моё время. Я люблю ездить ночью. Тихо, спокойно и красиво.

- Вы сказали, что наблюдаете за пассажирами – когда их было больше весной или сейчас? Как они ведут себя в транспорте - всегда ли в масках, возможно, стали более нервными и не пытаются ли заговорить с вами?

- Сейчас пассажиров, конечно, гораздо больше, чем весной. Когда объявили первый карантин, я работала на 7-ом маршруте. И я с удивлением наблюдала, что моими пассажирами в основном были пожилые люди и пенсионеры, причём, они ездили в магазин, на рынок, в костёл. Я очень удивлялась, ведь как раз они были в зоне риска, о вот их в транспорте было больше всего. Может, потому, что молодёжь пересела на личный транспорт, а "сеньорам" ничего не оставалось, как передвигаться на общественном?

Ни разу не видела, чтобы кто-то ехал без маски. Насчёт более нервных, всегда есть люди, которые априори пребывают в плохом настроении и нуждаются в том, чтобы слить негатив. Они ищут повода поругаться. И всегда находят, конечно. Раньше я переживала, а сейчас отношусь скептически. Недостаточное знание литовского языка уберегает меня от возможности вступить в развёрнутый диалог с такими людьми, а потому я просто извиняюсь.

А некоторые пассажиры засыпают очень крепко и их даже служащие парка не могут разбудить. Кто-то пытается периодически купить талоны, хотя мы их с марта 2020 года не продаём. И таких историй много.

- Как дела обстоят у ваших родственников в Украине? Украина недавно ввела жесткий локдаун - в стране отменены все концерты, массовые собрания, закрыты спортклубы, не работают торгово-развлекательные центры, под замком школы и вузы. И, кстати, удалось ли вам побывать на родине в этом году?

- В 2020 году я была в Украине трижды, и два последних раза — уже в эпоху карантина. Скажу честно, что Украина — страна большая, а потому жёсткий локдаун — понятие весьма относительное. По улицам можно передвигаться без масок. А когда мы с друзьями гуляли по прекрасной ночной Одессе и случайно забывали надеть маску, входя в магазин, то никто и внимания не обращал.

В конце ноября я была в Киеве и вот тогда ввели карантин выходного дня. Вот тогда было жёстко, действительно всё было закрыто и людей эта ситуация возмущала. В Украине люди боятся не коронавируса, а голода и нищеты. Там коронавирус тяжело ударил по экономике и это чувствуется. В Литве это всё же не так ощутимо.

- Из вашего рассказа я так понимаю, что жизнь в Литве вас не разочаровала? Какие у вас планы на будущее?

- Я люблю Литву и с каждым годом всё больше. Это очень красивая и уютная страна. У меня в планах — детально её узнать и объездить! У меня есть список почти из ста пунктов красивых мест и достопримечательностей Литвы, которые я хочу посмотреть! Вот, жду окончания карантина.

Я понимаю, что Литва — не самая богатая страна ЕС, и многие недовольны уровнем жизни здесь. Даже некоторые мои друзья в Украине считают, что мне нужно ехать на работу в Норвегию или Германию, где уровень жизни выше. Но! Здесь стабильно. ВВП неуклонно растёт каждый год, пусть и по чуть-чуть. Вильнюс — город с профицитным бюджетом. Я считаю, что у Литвы есть перспективы в экономическом плане и благодаря развитию сферы туризма, благодаря притоку недорогой рабочей силы, качественному образованию, свободно мыслящей и прогрессивной молодёжи.

Я планирую сдать экзамен на категорию D, пойти работать в универсальную группу нашего парка, куда входят водители, умеющие водить троллейбус и автобус, года за три постараться насобирать деньги на первоначальный взнос и купить собственное жильё. Ещё в планах — путешествия и хорошие книги.

Популярно