Новости

2020.12.02 13:37

Саша Филипенко: власть Лукашенко не соответствует времени

Deutsche Welle2020.12.02 13:37

Роман "Бывший сын" белорусского писателя Саши Филипенко выйдет в наступающем году в Германии, Австрии и Швейцарии. Книга поможет понять, что сейчас происходит в Беларуси.

Роман белорусского писателя Саши Филипенко "Бывший сын", немецкий перевод которого сейчас готовится к изданию, был написан восемь лет назад. Критики говорили, что в книге много преувеличений, но, как подчеркивает писатель, "сегодня мы видим, что происходит то, о чем я говорил тогда. Это радость для автора и сожаление для гражданина"Этим летом в знак солидарности с белорусами, которые боролись за честные выборы, отрывки из "Бывшего сына" читали Андрей Макаревич, Вера Полозкова, Леонид Парфенов, участники группы NaviBand и другие известные люди искусства.

В марте с книгой, основанной на событиях современной белорусской истории, познакомится немецкоязычная аудитория, которая до этого тепло приняла роман Филипенко "Красный крест". Чем "Бывший сын" интересен зарубежному читателю, вышла ли Беларусь из комы, и что такое революции гордости? - об этом Саша Филипенко рассказал в интервью Deutsche Welle.

Саша Филипенко: Издательство Diogenes приобрело права на эту книгу и другие мои романы, и можно ожидать, что все книги, которые я написал, выйдут на немецком языке. У меня должен был быть большой тур по Германии, Австрии и Швейцарии, который не случился из-за пандемии. Сейчас сложно загадывать, что будет дальше. В любом случае у немецкого читателя появится возможность погрузиться в Минск 2010-х годов, ощутить атмосферу, которая заставляла людей становиться "бывшими" детьми своей страны.

DW: Сегодня ситуация в стране изменилась. В романе "Бывший сын" главный герой приходит в себя после десятиле лет комы. Продолжая эту метафору: Беларусь вышла из комы?

- Совершенно точно, вышла. Многие белорусы вышли из комы. Но появилось и новое поколение, которое никогда в этой коме и не находилось. Они впервые проголосовали, увидели, как считают голоса и не стали с этим мириться. Я все время привожу пример: в детстве я ждал мультика, который шел на одном канале и в одно и то же время. У меня не было выбора, что смотреть. А сейчас ребята выбирают с детства. И это распространяется на все сферы жизни. Власть не понимает, что она просто не соответствует времени, что люди чуть ли ни с первых дней жизни что-то выбирают: одежду, еду, свободу.

То, что сейчас происходит в Беларуси – это революция гордости: нами движут не политические, не экономические, а морально-этические требования. Мы хотим жить в стране, где не будет каких-то очевидно недопустимых вещей, а режим Лукашенко в 2020 году - недопустимая вещь. Всегда было понятно, что в критической ситуации он будет вести себя так, как ведет сейчас. Многие закрывали на это глаза, мы все жили параллельно с властью, но в конце концов люди поняли, что так больше нельзя.

Борьба, которая сейчас активизировалась в Беларуси, во мне лично активизировалась давно. В 1994-м, когда Лукашенко выиграл выборы, я был маленький, но мои родители говорили, что ничего хорошего из этого не выйдет. Моя борьба началась в 2010-м, в 2012-м я написал книгу "Бывший сын".

- То, как ведет себя сейчас власть, сравнивают в беларуси с советскими, даже со сталинскими временами...

- ...А провластные митинги с красными знаменами и портретами Сталина делают эти параллели более наглядными. Недавно на месте расстрелов в урочище Куропаты был осквернен памятник жертвам сталинизма. Мне кажется, что люди, которые выходят с красными знаменами и портретами Сталина - это все-таки какие-то маргиналы, их мало. Это группы городских сумасшедших, на которых мы обращаем внимание только потому, что это выглядит как шапито. Другое дело, что есть большая часть общества, которая "тотальгирует" по советским временам. Лукашенко, наверное, тоже хотел бы, чтобы у него были развязаны руки, как у товарища Сталина. С другой есть люди, которые искренне считают, что Куропат быть не должно. Мы видим и в России, как музей памяти узников ГУЛага переделываются в музей пенитенциарной системы. Есть люди, которые симпатизируют НКВД: бывший министр внутренних дел Беларуси Игорь Шуневич появлялся на публике в их форме. Это тоже самое, как если бы министр внутренних дел Германии пришел на пресс-конференцию в эсэсовском мундире.

- Сейчас вы работаете в России. Как реагирует российское общество на события в Беларуси?

- Мне кажется, что мое мнение нерепрезентативно, потому что меня окружают прекрасные, мыслящие и добрые люди, у которых нет никаких имперских амбиций. Они восхищены белорусами. Я слышу от них только слова поддержки. Я не общаюсь с людьми, которые в 9 вечера появляются на российских телеканалах и начинают, перекрикивая друг друга, объяснять что-то, в том числе про Беларусь. Я не вижу эти 30 процентов россиян, про которых рассказывают официальные опросы, которые считают Лукашенко законным президентом. Мне сложно оценить, какие в действительности настроения в целом по России.

- Находясь в России, вы ощущаете себя белорусом?

У меня вообще не возникает таких вопросов: да, я чувствую себя белорусом, я гражданин Беларуси, а где я нахожусь, в какой точке мира, вообще не важно. Я уверен, что вернусь в Минск, когда это будет возможно, я и сейчас часто туда езжу. Я принимал участие в протестах, вместе со своими друзьями выходил на марши. В Минске для меня дом не заканчивается квартирой, я понимаю, что весь город - продолжение моего дома.

Deutsche Welle

Популярно