Новости

2020.11.29 10:15

Праздники и будни русских Алитуса

программа телевидения LRT "Русская улица", LRT.lt2020.11.29 10:15

Программа телевидения LRT «Русская улица» отправилась в Алитус, чтобы познакомить зрителей с активистками городского Центра культур национальных меньшинств.

Недавно в Алитусе состоялся традиционный фестиваль русского романса и народной песни имени Сергея Есенина. Организатор праздника – городской Центр культур национальных меньшинств.

Руководитель алитусского ансамбля «Рябинушка» Ирина Бабраускене счастлива, что фестиваль в этом году провести всё-таки успели перед самым-самым объявлением карантина. Одно её огорчает – что фестиваль не стал международным, хотя уже были договорённости с коллегами из Польши, Украины и Беларуси.

- Думали в этом году его сделать международным, но так как границы перекрыты, и эти сложности… Надеюсь, что к юбилею – к 25-летию Центра культур национальных меньшинств – мы сделаем это международным фестивалем, - говорит И. Бабраускене.

Алитус, в основном, мононациональный город. По данным 2011 года, в нём проживает около 97 процентов литовцев, чуть больше одного процента – русских, а других этносов – и того меньше. Понятно, что в местном Центре культур национальных меньшинств основу составляют именно русские.

- Русские, - подтверждает И. Бабраускене. - Есть, конечно, украинцы. Есть немножко белорусов. Были поляки когда-то. Но сейчас остались, в основном, русские – из районов России приехавшие и русские, которые здесь издавна живут. Мы все вместе, мы говорим на разных языках. Литовско-русский язык у нас. В другой раз даже интересно, как мы разговариваем: половина фразы литовская, половина русская. Смесь какая-то такая получается.

В сегодняшнем Алитусе нет русской школы, а когда-то она была, причём большая, – рассказала другая наша собеседница Стасе Павлюкова, урождённая Юозулинайте.

- В той школе учились и мои дети. Потому что я здесь, в Алитусе, вышла замуж за русского. Он был военнослужащим. Численность детей была очень большая. В классах – до сорока детей доходило. Но в годы независимости русская школа закрылась, потому что многие русские сами уехали из Литвы. Большинство детей, которые обучались, были детьми военных.

Книги из библиотеки прежней русской школы, а также из домашних библиотек россиян, вернувшихся на историческую родину, послужили основой для народной библиотеки Алитусского центра культур национальных меньшинств. Но деятельность организации не ограничивается ансамблем «Рябинушка», проведением есенинских праздников и обслуживанием библиотеки.

- Есть у нас ещё одно из таких направлений – работа с ребятами из школ, которые изучают русский язык, - говорит И. Бабраускене. - И учителя русского языка тоже ходят сюда к нам. У нас проводятся такие мероприятия, как региональный конкурс «Читаем, поём, рисуем» имени Пушкина (там, где дети показывают свои творческие способности); театральный фестиваль региональный (к нам приезжают из Каунаса ребята). Опять-таки мы выбрали такое направление: мы или переводим на русский язык литовские сказки, рассказы и какие-то произведения – или русские переводим на литовский. Такой вот деятельностью, в основном, занимаемся. Но русский язык – наш родной, и, конечно же, всё, что связано с этой культурой, – мы это всё пытаемся сохранять и пропагандировать лучшие традиции.

В Центре культур национальных меньшинств особенно трепетно относятся ко всему, что связано со Второй мировой войной. Видимо, ещё и само место накладывает отпечаток. В июле 1941 года в Алитусе на территории военного городка немецкие оккупационные власти организовали концлагерь № 133 для советских военнопленных, просуществовавший до апреля 1943 года. Здесь были расстреляны, погибли от голода, холода и сыпного тифа десятки тысяч человек.

В мае 1943-го фашисты стали пригонять в этот лагерь мирных жителей из различных регионов Советского Союза, чтобы потом переправлять в Германию на принудительные работы. Многие обитатели лагеря не выдерживали суровых условий и погибали. Сейчас недалеко от бывшего лагеря, рядом с кладбищем, стоит обелиск.

- Четыреста тысяч прошло через этот общий лагерь! - восклицает И. Бабраускене. - И, как я поняла по небогатым источникам, около ста тысяч одновременно содержалось. Понимаете? Они, конечно, проезжали – кто-то останавливался, кто-то нет, кого-то сразу увозили, кто-то оставался и ещё там «жил» каким-то образом… Существовал – нельзя это жизнью назвать, конечно! По воспоминаниям, полнейшая жестокость: не кормили, не поили… Выживайте – как хотите… Потому что считалось, что это не стационарный лагерь, а лагерь для временного содержания. А «временное» было так: есть поезд – едем, нет поезда – сидим. И, конечно, очень много погибших там, очень много погибших...

В Алитусе литовская история переплетена с русской. В 1904 году рядом со станцией Олита на средства военного ведомства была возведена гарнизонная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Во время Первой мировой войны её превратили в лютеранскую кирху, а после войны, кардинально перестроив архитектуру, передали католикам.

Cоветская администрация, как водится, сделала из храма склад, и лишь в 1990 году костёл Святого Казимира был возвращён верующим.

- Церковь построена на православных канонах, - рассказывает руководитель ансамбля «Рябинушка». - Мы делим эту церковь пополам. Православная и католическая церковь – в одном здании, что, в общем-то, редко встречается. Второе такое здание, если правильно помню, в Италии есть – где тоже православные и католики делят храм пополам. И вот у нас в Алитусе есть такое чудо, где мы мирно сосуществуем. К нам приезжает батюшка из Друскининкай, проводятся службы...

В Алитусском центре культур национальных меньшинств нет чёткого разделения обязанностей. Дочь советского офицера и сама бывшая военнослужащая Светлана Альминскене, например, числится библиотекарем, но при этом уточняет:

- Я, вообще-то, певица тут. А библиотекарша – это по совместительству. Мы тут все такие. У нас такого нет, что вот «ты тут делай это, ты – делай это». Мы всё делаем сообща. Надо это делать – мы всё бросаем, делаем это. Надо сделать это – мы все делаем это. Надо мыть посуду – мы все моем посуду (потому что у нас очень часто бывают застолья). Мы все праздники справляем. У нас даже с улицы иногда приходят знакомые (мы приглашаем). Мы и Новый год справляем, и 8-ое марта, и все дни рождения. У нас очень весело: мы собираемся, складчину делаем (кто чего приносит), сидим, песни поём – а потом начинается уборка. Нас мало, как говорится, но мы в тельняшках.

Люба Адомавичене также совмещает несколько ипостасей: она в Центре культур и бухгалтер, и «хозяюшка» – угощает приходящих чаем, накрывает на стол. Коллеги утверждают, что у неё «золотые» руки – она прекрасно вяжет. По словам Любы, здесь, в центре, она получает удовольствие:

- Сюда приходишь как домой: расслабляешься, поразговариваешь, посмеёшься, анекдоты расскажешь – ну, отдохнёшь спокойно душой. А дома всё надоедает, бывает. Сюда с удовольствием прихожу. Почти что каждый раз. Не пропускаю ни одного раза. Если только не болею – всегда здесь. Поспорим, поругаемся, помолчим – всё веселее.

По словам руководителя ансамбля «Рябинушка» И. Бабраускене, на праздники и концерты, которые проводит Центр культур национальных меньшинств, с удовольствием приходят и литовцы. А не так давно на фестивале в Минске алитусские кадышевы и бабкины сами пели на литовском языке.

И вся эта многосторонняя деятельность – сугубо на общественных началах.

- Гуманитарную поддержку мы получаем, - уточняет И. Бабраускене. - Помогает департамент национальных меньшинств, мы подаем заявки на гранты, пишем программы. Но это только на культурное развитие. Ещё нам помогают соотечественники-алитусцы. Когда была возможность – и какие-то деньги приносили, пожертвования. Теперь всё меньше… Надеемся на лучшее. Всегда ведь такое происходит: подъём – спад, подъём – спад. Но всё это выровняется. Живём надеждами на лучшее и молимся, чтобы на этой земле всегда были мир, солнце, процветание. Ведь дети наши остаются здесь. Они члены этого большого и в то же время вроде бы маленького государства. Но для нас – большого, потому что очень красивая, интересная и доброжелательная страна.

Популярно