Новости

2020.11.28 09:55

"Европейцы" из "русского мира". Ценности русских в Латвии

Мария Кугель, Радио «Cвобода»2020.11.28 09:55

Русскоязычные жители Латвии по своим взглядам и ценностям оказались вполне "нормальными" европейцами, но при этом приверженными своему языку и культуре. Таковы только что обнародованные в Риге результаты исследования настроений русскоязычной общины.

Опрос был организован онлайн-журналом "Спектр" и проведен Центром изучения общественного мнения SKDS. Исследование отношения латвийских русскоязычных к европейским ценностям было организовано при поддержке посольств Нидерландов и Швеции. Опрос провели в июле и августе тремя раундами (двумя очными и одним в интернете) по всей территории Латвии, собрав данные примерно о 1100 респондентах, как гражданах, так и негражданах, в возрасте от 18 до 75 лет, для которых родным языком или языком домашнего общения, согласно их ответу, является русский.

Исследователи составили таблицу, оценивая в баллах ответы респондентов на некоторые вопросы. Их попросили по отдельности оценить, насколько их удовлетворяет факт присоединения Латвии к Европейскому союзу, НАТО и еврозоне. В основу другой ключевой группы вопросов легли Хартия основных прав Европейского союза и Европейская конвенция о защите прав человека. Оценивалась степень готовности человека мириться с фальсификацией выборов при их удовлетворительном для него результате, оправдывать гонения государства на "неправильные" СМИ, смертную казнь, полный запрет абортов, любую дискриминацию. Измерялась готовность к официальному признанию однополых браков, терпимость к иммигрантам в Европейским союзе, согласие соблюдать даже несправедливые законы. А также выбор между правами личности и интересами общества/государства, между религиозными ценностями и либеральными свободами.

В итоге во всей фокус-группе исследователи насчитали всего четырех человек, чьи ответы позволили оценить их как "безоговорочных неевропейцев". Вместе с теми, кто "скорее не разделяет европейские ценности", их оказалось 300. Участники опроса, которые эти ценности разделяют в основном (700 человек) или полностью (100, их условно назвали "несгибаемыми" европейцами), сформировали большинство группы (73%), и этот кластер подвергся углубленному изучению.

Всего 22% опрошенных не признают своей европейской идентичности

Типичный латвийский "русский европеец" – молодой человек (от 18 до 34 лет), с большой долей вероятности имеет высшее образование, доходы выше среднего. Живет он, против ожидания, скорее в сельской местности, чем в городе. Примечательно, что сами себя считают по мировоззрению и ценностной ориентации европейцами 65% всех опрошенных, в том числе 48% тех, чьи фактические ценности, согласно скорингу (подсчету баллов в таблице), не являются европейскими. Среди "скорее европейцев" признают свою ценностную ориентацию 67% респондентов, а среди "несгибаемых" – 93%. Всего 22% опрошенных не признают своей европейской идентичности. Несовпадение в самооценке и методологической оценке может говорить о том, что такая идентичность для этих людей не самоочевидна.

Вопросы политической повестки, важной для Европы, также были включены в исследование. Действия России на востоке Украины скорее или полностью поддерживают 24% всех респондентов, а 39% – не поддерживают. Среди "скорее европейцев" "за" и "против" распределились в соотношении 22% к 41%, среди "несгибаемых" – 12% к 61%. При этом санкции ЕС против Кремля, введенные в связи с аннексией Крыма и украинским конфликтом, ни в одной из групп не поддерживает большинство: среди "скорее европейцев" их 69% и даже среди "несгибамемых" – 45%. Только 15% фокус-группы (а также кластера "скорее европейцев") высказалось в целом за санкции.

Отвечая на вопрос, с какой территориальной единицей они себя связывают, 68% всех опрошенных отметили Латвию. Связь с Россией чувствуют 14% всех опрошенных, 13% "скорее европейцев" и лишь 1% "несгибаемых европейцев". И вовсе не так много, как ожидалось, условных "неевропейцев" – всего 21%. Членство Латвии в ЕС одобряют 70% всех опрошенных, в том числе 78% "скорее европейцев" и 98% "несгибаемых". Зато гораздо меньшую поддержку фокус-группа оказывает участию Латвии в НАТО – за него высказались 32% всех опрошенных, 36% "скорее европейцев" и 68% "несгибаемых".

При всем различии во мнениях исследуемую группу однозначно объединяет принадлежность к культурному пространству русского языка: ее подтвердили 84% всех опрошенных и отрицали лишь 11%. И во всех группах для большинства важна возможность получить образование на родном языке. За нее высказались 88% всех респондентов, 90% "скорее европейцев" и 89% "несгибаемых". Следует, правда, оговориться, что молодежь в этом менее настойчива. Напомним, что возможности получения образования на двух языках в Латвии существенно сократила недавняя школьная реформа.

Корреспондент Радио Свобода побеседовала с организатором опроса, главным редактором портала "Спектр" Антоном Лысенковым.

– Идея этого исследования витала в воздухе. Живя в Латвии довольно долгое время (Антон Лысенков приехал в Латвию в 2008 году. – РС), я периодически сталкиваюсь с тем, что в латышских СМИ и дискуссиях политиков русскоязычная община упоминается вместе со словосочетанием "пятая колонна". Особенно это часто происходило в 2014–15 годах. При этом, зная русских, живущих в этой стране, и примерно понимая, как они воспринимают окружающую реальность, как относятся к Латвии, я бы остерегся говорить о "пятой колонне". В последнее время здесь активно обсуждается концепция "русских европейцев", то есть людей, которые относят себя к русской культуре, но при этом являются европейцами по своим ценностям. Мы попытались выяснить, насколько русскоязычная община Латвии монолитна, можно ли ее охарактеризовать какой-то одной концепцией, как распределяются взгляды внутри этой довольно разношерстной публики, и посмотреть, много ли людей с европейскими взглядами, но с русской идентичностью. Такую задачу почему-то никто себе до сих пор не ставил, а она, с нашей точки зрения, принципиально важна.

Мы пришли с этой идеей к наиболее авторитетной поллинговой компании в стране – SKDS, взяли за основу Хартию прав и свобод Европейского союза и Европейскую конвенцию о защите прав человека. Дальше дело было за социологами: как правильно сформулировать вопросы, чтобы ответы на них дали нам реальную картину. Нам было принципиально важно сделать это исследование репрезентативным и авторитетным, а этого можно было добиться только большой выборкой. В нашем исследовании участвовало более 1100 респондентов, что для Латвии является очень надежным результатом.

У русскоязычных людей, которые придерживаются проевропейских взглядов, нет политического лидера, который бы выражал их мнение

– Результаты вас удивили?

– Я примерно ожидал, что число русскоязычных жителей страны, разделяющих европейские ценности, будет довольно большим. Но я думал, что мы получим примерно 50%. Результата в 73% мы не ждали. И еще удивительным был результат ответов на открытый вопрос, кто из общественных деятелей, политиков Латвии вызывает у респондента доверие. Точнее, качественный результат нас не очень удивил: люди назвали те фамилии, которые и всегда называют в подобных опросах, – Нил Ушаков (бывший мэр Риги, бывший лидер партии "Согласие", ныне депутат Европарламента. – РС), Айвар Лембергс (мэр Вентспилса, председатель региональной партии "Латвии и Вентспилсу". – РС), Татьяна Жданок (сопредседатель партии "Русский союз Латвии", первый русский депутат Европарламента. – РС) и другие политики, которые чаще других появляются на экранах. Но вот количественный результат был удивительным: наиболее популярная фигура набрала всего 16%, а более половины респондентов вообще не дали никакого ответа. Это показывает наличие огромной дыры в политическом спектре Латвии. У русскоязычных людей, которые придерживаются проевропейских взглядов, практически нет силы, политического лидера, который бы выражал их мнение, – рассказал Антон Лысенков.

Исследование было представлено экспертному сообществу 26 ноября. Во время последовавшей дискуссии директор и ведущий исследователь Центра общественной политики PROVIDUS Ивета Кажока сказала:

– Средний латыш и средний русскоязычный не очень сильно различаются по ценностным категориям. Но есть вопросы, в которых различия видны отчетливо: это отношение к НАТО, использование языков, особенно в образовательной сфере (латыш, скорее всего, сказал бы, что в Латвии нужно учиться на латышском). И многие вопросы, в которых замешана Россия. Как и среди латышей, среди латвийских русскоязычных намечается смена поколений, особенно это видно по отношению к либеральным ценностям: когда речь заходит о выборе между либеральными свободами и религиозными ценностями или о признании однополых браков, средний юноша ответит иначе, чем представитель старшего поколения. Но в основном, несмотря на то что наше государство особо ничего для этого не делало, русскоязычный латвийский житель обрел европейские ценности – а может быть, они у него всегда и были.

Исследователь из Института философии и социологии Латвийского университета, эксперт Европейского центра политического анализа Мартиньш Капранс считает:

– Люди более образованные и состоятельные, которые стоят выше других в социальной структуре, показывают более высокую приверженность европейским ценностям. Но как аналитическая категория такая приверженность очень провокационна и дает повод к дальнейшим дискуссиям. Для меня большой загадкой остается самый крупный сегмент – те, кто "скорее привержен" европейским ценностям. Их 64%, это очень большая группа. Она имеет ситуативно переменный, я бы даже сказал, гибридный характер. Эти люди поддерживают неполитизированные либеральные ценности – право женщин на аборты, справедливые выборы, отмену смертной казни, свободу СМИ. В восприятии этих либеральных практик они ближе к тем, кто полностью поддерживает европейские ценности. Но в таких политизированных контекстах, как миграция, однополые браки, или в геополитических вопросах эта большая группа сближается с теми, кто не разделяет европейских ценностей.

Ведущий исследователь Латвийской национальной академии обороны Иева Берзиня отметила существенный нюанс, выявленный этим исследованием:

– Одна из идей, которая продвигается кремлевской пропагандой, состоит в том, что Россия – это отдельная цивилизация, отличная от западной. Это исследование показывает, что европейские ценности вполне хорошо интегрируются с русскоязычным культурным пространством.

Радио Свобода