Новости

2020.10.23 10:01

Дочь совершившего акт самосожжения украинца: я надеялась до последнего, что отец выживет

Наталия Зверко, LRT.lt2020.10.23 10:01

«Хотя мне этот поступок отца сложно принять, я могу его понять. Потому что для него и для ветеранов, которые прошли войну, Украина - это не просто пустой звук, а страна за которой они готовы умирать», - говорит в интервью LRT.lt дочь совержившего акт самосожжения на Майдане ветерана Николай Микитенко Юлия Микитенко.  

49-летний бывший украинский военнослужащий Николай Микитенко, который в ночь на 11 октября совершил акт самосожжения на Майдане Незалежности в Киеве, умер 14 октября от ожогов в больнице. В тот день его дочь Юлия написала в социальной сети:

"Надеюсь, ты наконец-то найдешь там спокойствие. Люблю тебя, па. С миром".

Во время своей предвыборной кампании президент Украины Владимир Зеленский пообещал положить конец войне 2014 года с возглавляемыми и поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины. С момента своего избрания президентом в 2019 году Зеленский провел несколько телефонных разговоров с президентом России Владимиром Путиным по поводу войны, оба присутствовали на заседаниях в формате Минской группы. Украина пообещала вывести свои силы в нескольких местах по линии фронта, надеясь, что сепаратистские силы сделают то же самое, но реального продвижения к миру не произошло.

Некоторые украинцы не поддерживают политику Зеленского и рассматривают ее как уступку России, что несколько раз приводило к массовым протестам на Украине.

Один из них – совершивший акт самосозжения на Майдане Николай Микитенко. В 2014 г. Никитенко воевал в боях под Славянском на востоке Украины. О причинах такого поступка отца его дочь Юлия Микитенко рассказала в интервью LRT.lt.

- Юлия, что подтолкнуло вашего отца на такой радикальный шаг, как акт самосожжения?

- Многих ветеранов сейчас не устраивает внешняя политика, которую проводит руководство нашей страны. Во-первых, это решения Трёхсторонней контактной группы, первым тревожным звоночком стало подписание год назад соглашения об отходе наших войск на линии разведение огня. По договорённостям, мы должны отступать и должна отступать сторона Российской Федерации. В итоге получилось, что мы отступаем, нас при отступлении утюжат, обстреливают, а их сторона занимает наши позиции, которые мы освобождаем.

Далее, это создание какой-то непонятной комиссии, которая бы обследовала наши позиции тяжелого вооружения. Все это вызвало недовольство среди ветеранов военнослужащих и в целом граждан Украины. Но, тем не менее, часть наших войск всё-таки от оттянули от наших укрепленных позиций и во время отступления много людей получили ранения. Шли серьезные обстрелы, на которые мы не имели право отвечать, и это тоже очень сильно повлияло на ветеранов.

И плюс, это внутренняя политика, которую наша государство проводит в отношении ветеранов. Это замалчивание войны, как будто война не идёт, а как будто она закончилась. На все вопросы по поводу войны президент почему-то считает нужным улыбаться.

И это ещё минимальный набор проблем, на самом деле их гораздо больше.

- Говорили ли вы со своим отцом на эти темы? Проскальзовало ли что-то в его разговорах, что могло бы намекнуть на его будущий поступок?

- Мы с ним обсуждали ситуацию в стране, конечно, он был всем этим очень недоволен, особенно после победы Зелинского на выборах. Мы понимали, что это будет какой-то откат назад, но мы не ожидали что это будет настолько резко. Отцу очень не нравилось, что отводятся войска, но каких-то своих радикальных планов он не озвучивал. Никогда не говорил о том, что он собирается что-то сделать с собой.

Я ему объясняла, что мы не можем силовыми методами влиять на государство, это неправильно, мировое сообщество нас точно не поддержит и не поймёт. Соответственно, мы можем использовать только демократические методы сопротивления. В этом плане он меня поддерживал.

- А как произошло сам акт самосожжения?

- В ночь с 10-го на 11 октября он общался со своими соратниками, сказал, что утром пойдёт собирать грибы. Но ночью буквально в 3:25 ночи написал социальной сети: «Сейчас 3:25 и я просто хочу чтобы Украина была независимой». И буквально через пять минут он облил себя несколькими литрами бензина и поджег.

Его потушила молодёжь, которая в этот момент была рядом. Они его потушили в фонтане, и ещё трое суток он жил. Хотя врачи ему давали намного меньше. Он дотянул до Дня Покрова, дня защитника Украины.

- Как вам кажется, врачи сделали все, что смогли?

- Да, однозначно, хотя я, конечно, надеялась, что он выживет. Он на войне оказывался в таких ситуациях, когда другой не выжил бы, и, тем не менее, ему это удавалось. Я надеялась до последнего, что он и тут выживет.

У меня есть младший брат, есть ещё брат моего папы, мы пытаемся держаться. Единственное на чем мы сейчас фокусируемся, это не дать забыть о его поступке. Чтобы он не канул в лету. Я пытаюсь донести обществу причины его поступка и пытаюсь сделать всё, чтобы они не забыли.

- Юлия, вы ведь и мужа потеряли на войне?

- Да, мы воевали вместе с мужем на Светлодарской дуге, на границе Донецкой и Луганской областей. Он погиб во время обстрела.

- Как люди, общество, и в конце концов, власти отреагировали на поступок вашего отца?

- Все центральные, подконтрольные власти СМИ никак не отреагировали и не освещали это событие. Сообщили только, что не понятно какой мужчина совершил акт самосожжения. Об этом пишут только независимые СМИ.

А люди, конечно, не все могут понять этот поступок. Для тех, у кого в жизни нет ценностей, они не могут понять, что значит отдать жизнь за эти ценности. И очевидно, что для них этот поступок будет непонятным, даже диким.

Но хотя мне этот поступок отца сложно принять, я могу его понять. Потому что для него и для ветеранов, которые прошли войну, Украина - это не просто пустой звук, а страна за которой они готовы умирать.

Популярно

Covid-19 ward in Alytus, southern Lithuania.

Новости

2020.12.04 10:33

Новый антирекорд: в Литве - 2514 новых случая COVID-19 в регионах - все больше новых случаев заражения