Новости

2020.09.27 13:45

Майкл Бом. Навалились на Россию проблемы Навального

Майкл Бом, "Эхо Москвы"2020.09.27 13:45

C тех пор, как Алексей Навальный был отравлен, возникло множество различных теорий и версий о том, что произошло на самом деле. Среди них наиболее вероятной версией является такая: некая группа внутри российских силовых структур осуществила эту операцию в своих личных целях.

Как известно, российские силовые структуры состоят из множества подковёрных жестко конкурирующих и зачастую ненавидящих друг друга группировок. Это глубокое заблуждение и мифологизированное упрощение, широко распространенное на Западе (и отчасти в России тоже), что «всемогущий» президент Владимир Путин полностью контролирует все спецслужбы и другие силовые структуры в стране и что они неукоснительно ему подчиняются.

К слову сказать, в российских СМИ много написано о том, что та или иная группа силовиков часто использовала Навального против своих противников, передавая ему секретную компрометирующую информацию против тех, кто покусился на их территорию (и «сокровища»). Именно это могло бы объяснить, откуда у Навального столь детальная и предельно сложно добываемая информация о коррупции того или иного госчиновника, которую он раскрывает в своих видеороликах.

Эта жёсткая схватка между группировками внутри российских силовых структур напоминает во многом известный «гадюшник» в Саудовской монархии, где коварные интриги, диверсии, предательство, заговоры и двойные игры – и порой покушения друг на друга – распространённое явление.

Вполне возможно, что главная цель деятельности Навального – разоблачение коррупции госчиновников – задела прямые, шкурные интересы одной из групп силовых структур настолько, что они решились предпринять столь радикальные меры отравления, чтобы его окончательно устранить. Как раз, именно такая группа силовиков и могла бы, в принципе, иметь доступ к совершенно секретному и запрещенному боевому отравляющему веществу.

Возможно, что отравление Навального было превентивной мерой со стороны тех, кто не хотел бы быть героями его очередного разоблачительного материала. Совершив такое нападение, они хотели отправить Навальному и его коллегам один четкий и ясный месседж: «Лёха, ты доигрался! Теперь все твои шутки закончились!»

Согласен со всеми, кто утверждает, что Путину самому это отравление абсолютно не нужно, а, наоборот, наносит ему большой вред. Маловероятно, что Путин играл роль в этом деле. Ведь Навальный не представлял серьезной угрозы президенту страны. Во-первых, с тех пор, как Навальный приобрел статус «гражданина с судимостью», он не имеет права баллотироваться на выборы. А что касается его роли как лидера оппозиции, «бунтовщика» и подстрекателя уличных протестов, то Путин все равно понимает, за кем ОМОНовцы, Росгвардия, судебная и пенитенциарная система и другие силовые инструменты устрашения, чтобы свести этот риск к минимуму.

Еще одна причина, почему Навальный не являлся серьезной угрозой для Путина: вне Москвы и Санкт-Петербурга рейтинг популярности Навального небольшой, несмотря на то, что у него больше 4 млн подписчиков на его канале в YouTube. Заметьте, что не было никаких крупных протестов за него и против властей после того, как Навальный был отравлен.

Заметьте также, что Навальный в своей разоблачительной работе против коррупции никогда не замахивался на самого Путина. Это означает, что Навальный ни разу не перешёл эту красную линию, что смахивает, судя по всему, на некое неформальное «соглашение о ненападении» – «по-джентльменски», можно сказать.

В этой связи, важно, что именно Владимир Путин, судя по всему, играл главную роль в решении вывезти коматозного Навального из Омска в Германию после того, как его жена, Юлия, обратилась к президенту страны с этой просьбой.

Если версия о том, что отравление было самостоятельно совершено одной из группировок силовиков действительно правдивая, то проблема для Путина в другом – в том, что он вынужден в той или иной форме поддерживать нелепую теорию – фактически ставшую официальной – что не было отравления вовсе на территории РФ и что любые следы «Новичка», якобы, будучи обнаружены в Германии, являются либо выдумкой немецких властей, либо коварными происками западных спецслужб, чтобы подставить и дискредитировать Россию.

Президент России, разумеется, не может публично признать, что была диверсия внутри его силовых структур по очевидным причинам. Во-первых, это развенчало бы миф о его, якобы, дисциплинированной «вертикали власти». Что же это за «дисциплина», если подобного рода преступная диверсия могла бы произойти перед его носом? Как объяснить, что запрещенное боевое отравляющее вещество гуляет по России и что какая-то группа силовиков могла так спокойно его применить в какой-то личной криминальной разборке? Где его «твердая рука», диктатура закона и железный порядок, о которых любят говорить его сторонники? Разумеется, президент страны не хочет отвечать на эти вопросы или открыто обсуждать их в любой форме.

Во-вторых, признать (даже «якобы»), что было отравление «Новичком» на территории России – это все равно, что признать нарушение международной Конвенции по запрещению химического оружия, которую Россия ратифицировала и обязана соблюдать. Признать такое серьезное нарушение нельзя ни в коем случае.

Почему предполагаемые заговорщики решили использовать именно «Новичок» – сильно подставляя президента Путина и, тем самым, навлекая на себя повышенный риск и опасность? Казалось бы, что «разумнее» было бы решить «проблему Навального» потише и почище. Зачем им столь «экзотический» метод покушения?

Вопрос весьма справедливый. Ведь существует множество более «прозаичных» методов инсценировать какой-нибудь «несчастный случай» типа внезапной и необъяснимой «остановки сердца». Вспомните внезапную смерть 41-летнего оппозиционного политика Никиты Исаева в ноябре прошлого года: вдруг в поезде у него остановилось сердце. До сих пор «концов» этого дела так и не нашли.

Но, с другой стороны, предполагаемые отравители Навального, наверняка, рассчитывали, что немцы и другие западные ученые все-таки не найдут никаких следов «Новичка» спустя двое суток после его отравления. А план «Б» – если, вдруг, «Новичок» обнаружат за границей – то это заставит Кремль полностью отрицать, что было хоть какое-нибудь отравление на территории РФ – как и вышло в итоге. Таким образом, это тупиковая ситуация фактически заставляет Кремль волей-неволей «покрывать» тех, кто совершил это преступление – по крайней мере, публично.

Разумеется, такое «покрытие» не исключает проведения Кремлем тайной разборки этого отравления и сурового наказания заговорщиков. Но, видимо, предполагаемые преступники были готовы идти на такой кажущийся огромным и неадекватным риск по принципу «не пойман, не отравитель». (Хотя вспомним русскую пословицу: «Не лазил козел в городьбу, а шерсти клок покинул»…)

В итоге, весь этот громкий международный скандал наносит болезненный удар по России, поставив под угрозу чуть ли не базовые межгосударственные отношения между ней и Западом, и дело не столько в отравлении известного оппонента Кремля, сколько в грубом нарушении Конвенции по запрещению химического оружия – а также в жалких попытках Кремля это все отрицать.

За эти нарушения, коллективный Запад, наверняка, введет новые серьезные санкции против России – возможно, и против проекта «Северный Поток-2». А это совершенно не нужно ни президенту Путину, ни России в целом.

Неформальным «спокcменом» этой инициативы против России волей-неволей стала Ангела Меркель. Хотя она всегда выделялась своей осторожностью в оценках, канцлер Германии уже несколько недель подряд выступает весьма жестко, утверждая что «нет сомнения» в том, что отравление Навального произошло на территории России, что преступники использовали «Новичок», и что только государственная силовая структура смогла бы совершить такое преступление.

Понимая серьезность такого заявления – и, самое главное, его тяжелые экономические последствия для самой Германии – очевидно, что канцлер Германии, используя множество независимых источников, сотню раз перепроверила заключения как немецких ученых из клиники «Шарите», так и доводы своих собственных спецслужб, перед тем, как публично обвинить Россию в этом отравлении.

Это при том, что Меркель прекрасно знает, что, выступая с такими жесткими заявлениями против России, она сама подвергает приостановке или, быть может, даже прекращению – ее самый любимый энергетический проект и детище «Северный поток-2», который должен был приносить Германии колоссальные ежегодные дивиденды не только в плане поставки дешевого российского газа немецким потребителям, но и в том, что Германия может стать крупным хабом для экспорта этого газа другим европейским странам.

Вместе с тем, уверен, что Меркель рассматривала версию – хоть фантастическую – о возможном диверсионном сговоре между американскими и немецкими спецслужбами против нее, против «СП-2» и против России в целом, согласно которому ЦРУшники втихаря добавили капли «Новичка» в анализы крови и мочи Навального, когда он уже находился в клинике «Шарите». Наверное, она была обязана, на всякий пожарный, рассматривать этот сугубо экстраординарный вариант, но полностью вычеркнула его, разумеется, когда она, как и ее советники, поняла, без всякого сомнения, что это полный нонсенс.

В этой связи, примечательно, что с заключениями Меркель согласно выступают власти Франции и Швеция, и ожидается, что ОЗХО точно также на днях поддержит ведущую версию об отравлении Навального «Новичком» на территории РФ.

Прежде всего, заключения базировались на глубоких медицинских анализах Навального после его прибытия в Германию, а также на всех явных признаках отравления, когда он находился и в Томске, и в Омске – в том числе и на видеоролике из самолета, где он громко кричит от острой боли и через пару минут теряет сознание, а также на том, что омские врачи сами ввели ему атропин, который используется после отравления нервно-паралитическими веществами. Зачем врачи вкололи ему атропин, если, якобы, не было признаков отравления вовсе? (Вроде бы врачи не использует атропин, когда у пациента низкий уровень сахара в крови или когда он просто переутомился.)

В конечном итоге, терпение Меркель, судя по всему, просто лопнуло. Она больше не может выносить этот уже ставший стандартным кремлевский «уход в несознанку». Ведь она, как и многие другие западные лидеры, считает дело Навального только очередным таким «уходом» после таких же «уходов» по делам Литвиненко, Скрипалей, малазийского Боинга, интервенции в Донбассе, хакерских атак на компьютеры самой Меркель и членов Бундестага, заказного убийства Зелимхана Хангошвили год назад в Берлине, и кремлевского политического покровительства режиму Асада, также применившего химоружие.

Да уж! Терпение немецкого канцлера действительно лопнуло. В этой связи напрашивается вопрос: когда же терпение президента Путина также лопнет? Или дело не совсем в нём?

Эхо Москвы

Популярно