Новости

2020.09.24 08:58

Ольга Карач в интервью ЛРТ: жертвами изнасилований белорусских силовиков стали не только протестующие, но и дети

Ирина Андрианова, Радио LRT2020.09.24 08:58

"Александр Лукашенко выбрал очень однозначный путь на эскалацию конфликта и то что он сегодня делает с Беларусью - это напоминает кадыровщину", - говорит оппозиционный белорусский политик, правозащитница Ольга Карач.

Об этом она сказала в интервью журналисту Радио ЛРТ Ирине Андриановой.

"Почему белорусы эти 26 лет не протестовали?" Но Вы понимаете, ведь выбор, на самом деле ужасный, потому что речь даже не про выбор между жизнью и смертью, я хочу это подчеркнуть, а выбор между жизнью и мучительной смертью", - констатирует О.Карач.

- Александр Лукашенко - человек немолодой, и президент он тоже очень не молодой - он уже 27-ой год пытается остаться у власти

- На шестой срок пошёл.

- Да, и я бы сказала, что то что произошло в среду - это преждевременная инаугурация.

- Навевает мысль о физиологических процессах.

-На самом деле Лукашенко выбрал очень однозначный путь на эскалацию конфликта и то, что он сегодня делает с Беларусью - это напоминает кадыровщину и то, что происходит сегодня в Чеченской республике. Я хочу напомнить, что в Беларуси уже на эти президентских выборах похищались люди, протестующие, которых потом под пытками в тюрьме КГБ заставляли делать на камеру видеоизвинения точно так же, как поступал, собственно, Рамзан Кадыров. Мы примеры эти все знаем.

Вот эта инаугурация очень напоминает ситуацию, когда девушка похищается из религиозной мусульманской семьи, её бьют, насилуют и потом под угрозами позора в отношении семьи и так далее заставляют силой выйти замуж. Но Беларусь - это пока ещё не Чечня. И поэтому понятно, что белорусский народ не согласиться с таким сценарием, и попытка Лукашенко таким образом удержать власть на самом деле не имеет под собой никакого успеха.

Хотя надо отметить, что он постарался, насколько мог, всунуть и использовать все символы, какие только возможно, чтобы убедить белорусов, что он действительно выиграл, например, он перекрыл проспекты, проехал по Проспекту Победителей и даже специально об этом сказал. Или то, что он читал свою так называемую клятву на белорусском языке. То, чего много лет добивалась оппозиция, чтобы белорусский язык наконец-то начал использоваться в официальных речах - вот Лукашенко неожиданно вдруг пошел на такие серьезные уступки.

Я считаю это всё всё-таки шагами к победе и достижениями белорусского народа и протестующих меньше чем за полтора месяца с 9 августа. Мы уже видим, что протестующие свободно гуляют, несмотря на все задержания и похищения, на угрозы пыток и тюремного заключения, они спокойно гуляют в центре Минска и они выходят. Лукашенко такое позволить себе не может; он уже не может выйти в центр Минска и спокойно гулять.

-Только с автоматом.

-Да, ну с автоматами любой может.

- Вы известный правозащитник. Если вкратце - каковы объёмы жертв среди белорусского народа? В ходе этих массовых протестов людей хватают, запирают, другого слова не нахожу, в застенки, где издеваются над ними, не просто задерживают в нашем, демократическом понимании - человека задержали, поместили в полицию по какому-то вопросу до выяснения. Так там издеваются внутри. Какое количество примерно людей, избитых, покалеченных, несколько человек пропали, умерли?

-Как вы понимаете, в Беларуси сегодня фактически отключён интернет он работает только какими-то очень странными периодами, поэтому, естественно, связь не очень хорошая, но уже можно говорить про определенные предварительные цифры.

Около 100 человек пропало без вести, 6 человек из пропавших, из тех, кто принимал участие в протестах, найдены мертвыми со следами пыток на теле. И, естественно, Следственный комитет отказывается проводить какую-либо экспертизу. Родственникам, по сути, эти тела просто выбросили, как выбрасывают старые вещи на свалку.

Примерно 13-14 тысяч человек было задержано в ходе протестов. И надо отметить, что все 100% попали под пытки и то, что классифицируется правозащитниками, как жестокое обращение. И я хочу отдельно отметить, что речь не идет только про жестокое обращение. Сегодня достаточно фактов, что часть людей была очень жестоко изнасилована силовиками в тюрьмах и в РОВД, и уже люди, которые стали жертвами изнасилования, готовы про это говорить. И что для меня более страшно, к сожалению, жертвами изнасилований силовиков также стали дети.

И в том числе некоторые находятся в тяжелом состоянии после изнасилований. И эта ситуация ужасная, и когда мы говорим про белорусский протест, очень часто я, например, слышала: "Почему белорусы не выходят? Почему белорусы эти 26 лет не протестовали?" Но Вы понимаете, ведь выбор, на самом деле ужасный, потому что речь даже не про выбор между жизнью и смертью, я хочу это подчеркнуть, а выбор между жизнью и мучительной смертью.

- Не будем закрывать глаза на то, что в Беларуси есть убежденные сторонники Лукашенко. Это рядовые люди, избиратели, он ведь набрал некоторое количество голосов. Люди приходили на его концерты, женщины довольно искренне его поддерживали. Что с этим? Некоторые политологи говорят, что если так дальше пойдет по эскалации, не избежать гражданской войны в Беларуси, или я не права?

- На сегодняшний день мы точно знаем количество убежденных сторонников Лукашенко, он их озвучил. Это 700 человек. Те люди, которые попали к нему на инаугурацию, которым он доверяет.

- А в спортивном комплексе тысячи женщин?

- Те, которые позиционируют себя как сторонницы Лукашенко, к ним нужно присмотреться очень внимательно. В Беларуси 26 лет шло системное государственное насилие, которое очень напоминает ситуацию с классическим жестким домашним насилием. И мы прекрасно знаем, что жертва домашнего насилия испытывает потом очень большие психологические проблемы. Она травмирована, сломана, становится алкозависимой.

Я хочу подчеркнуть, что очень четкая и яркая черта сторонников Лукашенко - среди них очень много алко- и наркозависимых людей, в том числе среди чиновников. И Лукашенко даже специально под Минском выстроил 8 корпусов для лечения чиновников от алкозависимости, и все эти люди очень травмированы. Знаете, часто бывает так, что когда личная жертва разрушается, она сливается с насильником, она сливается с домашним тираном. Поэтому, ну что с ними делать - лечить.

- По вашему Ольга, каковы сценарии? Что дальше?

-Уже понятно, что Лукашенко идет на очень серьёзную эскалацию конфликта. Он даже не стал развивать тему до 5 ноября, он хочет одним махом попытаться всё решить. Поэтому сегодня, к сожалению, жестокие разгоны и брутальное применение силы не исключено. Но при этом понятно, что люди выходить будут и что акции протеста будут идти по всей стране и они не закончатся сегодня. Даже если он отдаст приказ стрелять, убивать уже после изнасилования детей в белорусских тюрьмах силовиками, белорусам отступать некуда.

- Что делать оппозиции?

- С сегодняшнего дня Лукашенко нелегитимен, он потерял мандат. Поэтому я считаю, что оппозиции нужно реализовывать свой собственный сценарий, а именно, проводить альтернативные выборы президента. Как мы и планировали, их нужно проводить. Пришло время. У нас есть варианты как это сделать и сейчас идут очень активные политические дискуссии на эту тему.

Популярно