Новости

2020.09.15 08:32

"Я справился!": как сирийский беженец стал ресторатором в Берлине

Deutsche Welle2020.09.15 08:32

Девизом миграционной политики ФРГ стала фраза канцлера Меркель "Мы справимся!". Подтверждение ее слов - история сирийского беженца Самера Серавана, ставшего владельцем ресторана в Берлине.

Самер Сераван и его жена Арийя до того как началась гражданская война в Сирии жили в Дамаске. У Самера была фирма по экспорту и импорту продуктов питания, а также небольшая фабрика по производству шоколадного молока. В 2015 году супруги с горечью осознали: из Дамаска пора бежать.

Путь из Сирии в Германию

До этого одна из вооруженных группировок, возникших в Сирии после начала войны, отобрала у Самера принадлежавшие ему компании. "В Сирии ужасно: там полно группировок, и они все воюют между собой", - это все, что Самер говорит сегодня, вспоминая последний год жизни на родине.

В Европу они с женой попали обычным для того времени путем: вначале - в Турцию, там Самер заплатил деньги за место в лодке, доставившей их к берегам Греции. И, наконец, по печально знаменитому "балканскому маршруту" они добрались до Берлина.

"Я пытался забыть об этом. Но мне не перестают задавать вопросы, которые пробуждают воспоминания", - признается Самер. О контрабандистах, с которыми они повстречались на пути в Грецию, сириец говорит так: "Это все равно, что заключить договор с дьяволом. Мы добирались как попало: пешком, на лодке, автобусом, поездом… На чем угодно".

Первый год в Германии: "Ужасные дни"

Самер вспоминает о своем пути в Германию, сидя за столом в ресторане "Аромат Дамаска", который они с женой открыли в Берлине в 2019 году. В три часа дня все столики на улице уже заняты. Посетителям подают фаршированный перец и долму, баранину и курицу на гриле, щедро приправленный специями булгур - блюда традиционной сирийской домашней кухни.

Первую зиму в Берлине Самер и Арийя провели в ангаре в бывшем аэропорту Темпельхоф, переоборудованном в лагерь для беженцев. Крошечные "комнаты" с двухъярусными кроватями были отделены друг от друга шаткими перегородками, всего в помещении жили несколько сотен человек. До сегодняшнего дня на территории Темпельхофа стоят жилые контейнеры для беженцев.

Большую часть времени в свою первую зиму в Германии Самер потратил на урегулирование всех формальностей с земельным управлении по здравоохранению и социальным вопросам. Царивший в ведомстве бюрократический хаос был отражением миграционного кризиса, разразившегося тогда в Германии. Чтобы попасть в ведомство, приходилось занимать очередь с ночи, и десятки сирийцев и афганцев иногда с трех часов утра выстраивались во дворе - зажатые между металлическими заграждениями и в окружении нарядов полиции. Порой приходилось ждать приема до 16 часов.

Одежда, еда, одеяла и предметы первой необходимости поступали от благотворительных организаций. Берлинская социальная система - и без того слабая, недостаточно финансируемая и испытывающая недостаток персонала - в то время с трудом справлялась с дополнительной нагрузкой. "Это были ужасные дни", - говорит Самер о первой зиме в Берлине. На протяжении следующих нескольких лет они с женой жили в двух съемных квартирах: одна находилась за городом, другая - в берлинском районе Нойкёльн, в доме, выделенном под социальный проект Refugio.

Увидеть Берлин глазами мигранта

В мае 2016 года Самер стал участником одной из инициатив организации Querstadtein - "Взгляни на район глазами мигранта". Такая прогулка по Нойкёльну позволяла берлинцам увидеть свой район так, как его видят недавно прибывшие беженцы. В то время присутствие сирийцев в столице Германии давало о себе знать: открылись новые арабские супермаркеты и рестораны национальной кухни, на витринах многих магазинов на оживленных улицах Нойкельна появилась арабская вязь.

Тогда у всех на устах вдруг снова возникло слово "интеграция": о ней писали в СМИ, этой теме были посвящены политические ток-шоу на телевидении, об интеграции спорили политики. Жители Германии беспокоились о том, как сирийцы и афганцы впишутся в немецкое общество.

У Самера свой взгляд на интеграцию. "Долгое время это подразумевало, что мигранты должны жить как немцы. Но это не интеграция, а ассимиляция. Интеграция означает, что мы живем вместе, но находим что-то общее, какие-то точки соприкосновения", - рассуждает он.

Ресторан как способ интеграции

Прогулки с берлинцами по Нойкёльну стали отправной точкой в поисках мигрантами общности с жителями Германии. "Мы встречались с людьми, показывали им разные места, а потом я подумал: надо с ними не просто гулять, надо, чтобы была возможность где-то посидеть и поговорить", - продолжает Самер.

После этого Самер и Арийя начали устраивать в Refugio семинары, участники которых могли познакомиться друг с другом поближе и поговорить. А также попробовать блюда сирийской кухни, которые готовили организаторы семинаров. "Когда я приехал сюда, многие организации работали с сирийцами, - вспоминает Самер. - Но я делал нечто противоположное - я работал с европейцами, с американцами, с людьми, которые жили в этом районе".

Из всех участников его семинаров менее десяти процентов когда-либо общались с мигрантами, усмехается Самер: "Люди задавали много вопросов, мы обсуждали, что представляет собой процесс миграции, что они думают о мигрантах, какой была жизнь до нашего появления здесь и после".

Идея открыть ресторан у Самера родилась в 2019 году. Летом 2020 года "Аромат Дамаска" возобновил работу, с трудом пережив локдаун, введенный в процессе борьбы с пандемией коронавируса. "Это не просто бизнес, - подчеркивает Самер. - Люди остаются здесь клиентами первые пять минут. После этого они становятся нашими друзьями. И чувствуют себя так, как будто они у нас в гостях".

Популярно