Новости

2015.12.13 21:04

"Кремлевская" нравственность для латвийских детей

Борьба за "консервативные ценности" объединила русских и латышских националистов.

Латвийская журналистка Инга Сприньге, сооснователь фонда "Балтийский центр расследовательской журналистики Re:Baltica", выяснила, кто, зачем и с чьей подачи защищает в Латвии традиционные семейные ценности. В публикации "Дети Путина" она подчеркивает: новое движение, объединившее латышских и русских националистов, уже "продавило" в парламенте поправки к Закону о защите детей, согласно которым в образовательных учреждениях запрещено использовать материалы, способные "отрицательно повлиять на нравственное развитие учащихся". А вдохновение поборники нравственности черпают в идеологической продукции Кремля.

Инга Сприньге отвечает на вопросы Радио Свобода:

– Почему вы решили исследовать тему борьбы за нравственность? На первый взгляд, она достаточно аполитична, почему вы ее связали с Путиным?

– Эту тему мы начали исследовать по рекомендации эстонских коллег. Мы сотрудничали в рамках трех балтийских государств, и они сочли, что семейные ценности поднимаются в наших странах как новая тема. В Эстонии люди, которые выступают с такими лозунгами, уже учредили не только организации, но и новые партии. У нас в Латвии на тот момент тоже были приняты законодательные поправки о нравственности. Связь с Путиным выявилась в ходе расследования. Изначально мы хотели понять, что это за люди такие – поборники строгой нравственности. Конечно, мы ставили перед собой цель выяснить, есть там какое-то российское влияние или нет. И пришли к выводу, что, по крайней мере, некоторые распространявшиеся ими мифы происходят из России.

– Только мифы? Или организации тоже управляются или финансируются из России?

– У меня нет прямых доказательств, что в Латвии эти организации получают деньги из России, их лидеры это отрицают. Но есть много взаимосвязей, которые показывают: люди, до сих пор получавшие российское финансирование, принимают на вооружение новую тему, сотрудничают с новоучрежденными организациями и, возможно, консультируют их. Один из примеров – Александр Гапоненко, которому органы безопасности Эстонии закрыли въезд в страну. У нас есть информация полиции безопасности о том, что он получил деньги из России, 15 тысяч евро, на съемки фильма о ювенальной юстиции в Латвии, что является частью этой темы. Я получила приглашение на премьеру этого фильма от организации Dzimta, или РОД ("Родительское общественное движение"). Можно заключить, что они сотрудничают друг с другом. Гапоненко также участвовал в шествии в поддержку традиционной семьи, организованном обществом "Наши дети", Mūsu bērni). Еще один факт: минувшим летом в Таллине клуб "Импрессум" провел круглый стол, участвовать в котором были приглашены и латвийские родители, и члены новой эстонской организации, занимающейся этой темой. Руководитель клуба Галина Сапожникова упоминается в сообщениях эстонской службы безопасности как агент российского влияния.

– Расскажите, пожалуйста, историю развития этого движения.

​​– Эти организации зародились в 2013 году. Первой была "Защитим наших детей", Sargāsim mūsu bērnus, которой руководит национал-большевик Владимир Линдерман, также откровенно пророссийский активист. Она начала собирать подписи за проведение референдума о запрете пропаганды гомосексуализма в школах. В тот же период была основана организация РОД, активно включившаяся в защиту нравственности, ее члены ездили по Латвии и читали лекции о ювенальной юстиции и гендерной политике, как они это называют. Немного позже к ним присоединилось движение "Наши дети". Их особенно занимает тема детей, изъятых из семей наших соотечественников органами опеки за рубежом.

​​​​Новые организации активно взаимодействуют со старыми объединениями родителей, которыми руководят латышскоязычные люди. Это христиане-консерваторы, в Латвии они функционируют давно, но раньше не имели большого влияния. Они ходили в сейм, пытались что-то лоббировать в связи с запретом на аборты, но ничего не добились, однако вместе с активистами новых организаций пытаются оказывать давление на политиков. "Семейные ценности" отлично объединяют людей, по другим вопросам придерживающихся противоположных взглядов. До сих пор у латышей и русских не было никакой совместной деятельности, и тема нравственности их тесно связала. Даже в сейме по этим вопросам совпадают позиции абсолютных идеологических противников: "Согласия" и Национального объединения.

– Кремль сможет использовать это для насаждения своей политики в латышских консервативных кругах?

– Если мы действительно имеем дело с проявлением российского влияния, то здесь я вижу две цели. Во-первых, Россия получает новых симпатизантов за границей, консервативно и радикально настроенных граждан. Второе, чего Москва добивается, – радикализация общества. До сих пор люди не задумывались, говорят о сексе в школах или нет, сейчас же взгляды поляризовались, происходят жесткие столкновения мнений, проявляется нетерпимость, сплошь и рядом вспыхивают споры.

– Линдерману не удалось собрать подписи, чтобы провести "антигейские" поправки посредством референдума. Как же случилось, что сейм все же одобрил "закон о нравственности"? Директор самой престижной школы в городе запретил преподавателю литературы показывать ученикам фильм про французского поэта Артюра Рембо, потому что он был "педерастом и наркоманом", как выразился один из родителей

​​– В кампании группы "Защитим наших детей" по сбору подписей приняли участие многие христианские организации. Они собрали довольно много подписей. Но затем была обнародована информация о том, что настоящим организатором акции является Линдерман, и латышские христиане отстранились. В сейм поправки вносила депутат от "Согласия" Ирина Цветкова (социал-демократическая партия, считающаяся пророссийской. – РС). Как она мне сама рассказывала, лекции общества РОД раскрыли ей глаза на то, что за геями кроются силы зла, которые добиваются уменьшения численности населения на Земле и создания бесполых существ. Это испугало Цветкову, и она поняла, что нужно менять законы. Сейм проголосовал за передачу поправок комиссиям, но затем закончились полномочия парламента, начались выборы, и Цветкову не переизбрали.

Спустя примерно полгода эстафету переняла другой депутат от "Согласия" – Юлия Степаненко, мать четырех детей. Она стала продвигать поправки о нравственности дальше, сейм одобрил их, и в июне этого года они вступили в силу. Если поначалу все это воспринималось как забавная шутка, то после начала учебного года мы увидели результат. В одной рижской школе учительница изъяла из учебного материала стихотворение современного латышского автора, содержащее одно грубое слово. Директор самой престижной школы в городе запретил преподавателю литературы показывать ученикам фильм про французского поэта Артюра Рембо, потому что он был "педерастом и наркоманом", как выразился один из родителей.

– Это фильм Агнешки Холланд "Полное затмение", снятый в середине 1990-х?

– Да. Учительница показывала фильм ученикам 12-го класса. Перед этим она беседовала с детьми, не о гомосексуализме и наркомании, конечно, а о гении и гениальности. У детей в классе проблем не возникло, но одна девочка рассказала отцу, баптистскому священнику, и тот написал гневное письмо учительнице и директору. Но даже он не просил запретить показывать фильм.

– Это не результат применения закона, а самоцензура?

– Не согласна. Отец девочки ссылался именно на этот закон.

– Как агитировали за референдум?

– Очень широко. Люди ходили по школам, собирали подписи в церквях. Один бывший политик "Единства", которое у нас сейчас у власти, – а это очень латышская партия, – рассказывал мне, что принял христианство и отправился в провинцию, в Талсинский район, повез с собой в приход нотариуса и собрал 500 заверенных подписей. 

– Вы писали также о военизированных детских лагерях, которые организовали поборники нравственности.

​​– Организацией РОД руководит семейная пара: учительница английского языка Елена Корнетова и тренер по восточным единоборствам и кикбоксингу Саулюс Шейкис. Как он сам утверждает, он поддерживает здоровый образ жизни и воспитывает в этом духе детей, организуя лазерные бои. Бластеры выглядят как настоящее оружие, каждому ребенку выдают автомат, на голову надевают обруч, на который реагирует лазер, стрелять нужно сопернику в голову. Устраиваются соревнования в лесу под Ригой, летом в Латгалии действует лагерь, в программу которого входит лазертаг. Судя по записям в фейсбуке, в предыдущие годы детей обучали стрельбе из пневматического оружия. Организаторы не усматривают в этом никакого милитаризма – они якобы просто хотят, чтобы мальчики не сидели у компьютера, а бегали по лесу. Я говорила с Шейкисом по телефону, он отказался со мной встречаться, но утверждал, что никакой агрессии в стрельбе по товарищам нет.

– Эти люди декларирую аполитичность?

-– Да, они говорят: не нужно к нам приплетать Россию, у нас нет с ней никакой связи. Когда я расспрашивала о российском аспекте одну из руководителей "Наши дети" Аллу Спришевскую, она ответила: "Ну какая рука Москвы, мы же о России совсем ничего не пишем, мы только показываем, что происходит на Западе, мы вне политики!" Насколько эти люди наивны! Они думают, что если не говорят о России, то с этой страной никак не связаны! Однако мое исследование показывает, что, говоря о загнивающем Западе, они используют факты, которые имеют российское происхождение.

– Вы упоминали в своей статье авторитетного в Латвии детского реаниматолога Петериса Кляву. Интервью с ним одной русской латвийской газете "Демократия с запахом педофилии" обошло весь Рунет. Клява тоже связан с движением в защиту детей?

– Нет, думаю, он даже не осознает, что использует какие-то российские мотивы. Петериса Кляву я упомянула, чтобы показать, что даже образованные и умные люди неосознанно становятся разносчиками мифов. Я звонила и ему, и журналисту, спрашивала, откуда они взяли, будто норвежский министр по делам детей заявила, что инцест у них – социальная традиция. Они отвечали, что, мол, в интернете, но конкретно вспомнить не могли. Я загрузила это в поиск, по-латышски ничего не нашла, но зато, когда я загрузила по-русски "Норвегия инцест", поисковик выдал десятки статей о том, что в норвежских школах детей учат инцесту. При этом источник нигде не упоминался. Я связалась и с норвежским министром, и она мне призналась, что сама в шоке от этих статей. Наконец я выяснила, что источник этой информации – организация "Русские матери", которой руководит Ирина Бергсет. Цитатами из нее полон Рунет. Получается, что Петерис Клява все это читал.

– Расскажите, как латвийские борцы с ювенальной юстицией дошли до Европарламента?

​​– Организация "Наши дети" активно включилась в дело бывшей латвийской журналистки Лайлы Брице, у которой британские органы опеки отобрали ребенка. Они организовывали кампании, говорили с европарламентариями, обращались повсюду, куда только возможно, чтобы Брице вернули дочь. Латвийские издания не уделили внимания причинам, по которым британский суд решил передать девочку на принудительную адоптацию. Сама Брице утверждает, что всего-навсего оставила двухлетнюю в тот момент девочку на два часа без присмотра, поскольку, поехав на работу, попала в пробку. Однако из материалов дела ясно, что полиция обнаружила девочку в очень запущеном состоянии, со следами падения с высоты, плюс за год до этого мать была задержана ночью на улице с коляской в состоянии алкогольного опьянения. Мы обычно слышим только родителей, из семей которых в Англии и Норвегии изымают детей, но не знаем обстоятельств изъятия, поскольку социальные службы не могут распространять эту информацию в интересах ребенка.

– Движение "Наши дети" выступало в принципе против любого сексуального просвещения в школах. Возымела ли последствия их кампания? 

– Поборники нравственности хотят добиться, чтобы в школы не пускали такие движения, как "Цветок папоротника", Papardes zieds. Члены этой организации, молодые люди, ходят по классам и рассказывают сверстникам, что такое презерватив и как предохраняться от беременности. Многие директора работают в школах с советских времен и склонны к самоцензуре. Директора назначает самоуправление, кто же захочет рисковать местом? А для его увольнения достаточно, если один родитель устроит скандал по поводу буклета "Цветка папоротника".

– Вы упоминали также латышского парламентария Ингу Бите.

– Инга Бите – христианка, активно выступает за семейные ценности. Вместе с Цветковой продвигала первые поправки о нравственности, согласно которым в школах следовало вообще запретить говорить о сексе, ездила с ней в латгальский город Резекне и рассказывала классический миф о том, что Всемирная организация здравоохранения учит детей мастурбировать. Бите представляла Партию реформ, сейчас она член Латвийского объединения регионов. Именно она недавно провела поправки к гражданскому кодексу, затрудняющие адопцию детей в Латвии. Сейм проголосовал за них совершенно неожиданно.

– Инга Бите не принадлежит к национал-консерваторам, обе партии очень умеренные. Во всех парламентских партиях присутствуют такие настроения?

– Да, в каждой партии есть хоть один человек, продвигающий эти взгляды. И я думаю, что они приобретают влияние, не проповедуя с трибуны сейма о силах зла, желающих сократить население Земли, а говорят о семейных ценностях и приличиях. А в сейме сидят люди советским прошлым, у которых, я полагаю, само слово "секс" вызывает некоторый ужас, поэтому борцы за нравственность и смогли приобрести такое влияние, – рассказала в интервью Радио Свобода Инга Сприньге, сооснователь фонда “Балтийский центр расследовательской журналистики Re:Baltica”.

Радио Свобода

BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА