Новости

2020.08.12 17:17

Белорусы ищут в СИЗО и больницах близких, задержанных в ходе протестов

Deutsche Welle2020.08.12 17:17

В ходе вспыхнувших после президентских выборов в Беларуси акций протеста уже задержано несколько тысяч человек. О судьбе многих из них ничего не известно. Людей ищут в тюрьмах и СИЗО по всей стране.

"Целый день стою на Окрестина (на этой улице находится Центр изоляции правонарушителей (ЦИП) минского ГУВД. - Ред.), нам не дали списки. Люди просто подходят к окошку, выкрикивают фамилию, а им говорят, есть ли такой человек", - рассказывает Ольга. Она разыскивает сына, которого задержали в столице Беларуси в ночь на 11 августа. Весь следующий день женщина пыталась выяснить, где он находится.

Этим же занимаются родственники и друзья тысяч белорусов, которых задержали во время массовых акций протеста против фальсификации итогов президентских выборов, начавшихся вечером 9 августа после обнародования первых официальных результатов голосования. Люди сутками стоят возле изоляторов и РУВД, обзванивают больницы и тюрьмы по всей стране. Три типичные истории - у DW.

Редактор газеты "Наша ніва" Егор Мартинович

"Пошли вторые сутки с того момента, как ничего не известно о Егоре Мартиновиче", - написала в Facebook его жена, журналист Дарья Гуштын. Главного редактора газеты "Наша ніва" Егора Мартиновича задержали в Минске во вторник, 11 августа, когда он после работы возвращался домой.

"Вначале пресс-секретарь МВД сказала, что он на Окрестина, потом - что его нет ни в Минске, ни в Жодино, потом - что он в Жодино, потом - неизвестно где", - говорит Дарья. Семья не знает ни того, за что Мартиновича задержали, ни в каком он состоянии - супруге писали, что ее мужа так сильно избили, что боятся показывать близким. "Я подняла всех, кого могла поднять, но вторые сутки не могу узнать, ни где он, ни где машина. Люди мне пишут и спрашивают, но я не знаю, что ответить", - делится Гуштын.

Айтишник Павел

"Целый день стою на Окрестина. Люди подходят к окошку, выкрикивают фамилию, а им говорят, есть ли такой человек", - рассказывает Ольга. Она пытается найти сына Павла, которого задержали в Минске в ночь на 11 августа: "Во дворах была "зачистка", подошли омоновцы и схватили его. Я просила не трогать. Они меня обматерили, толкнули, сказали уходить". По словам Ольги, у ее сына, айтишника по профессии, длинные волосы, за которые его держали и били дубинками по ногам. Куда потом увезли, женщина не знает.

Весь следующий день она провела у ЦИП, как и сотни других людей, которые пытаются хоть что-то выяснить о своих близких. В списке, составленном правозащитниками, - более 300 фамилий. По словам Ольги, для задержанных не принимают передачи, даже лекарства, необходимые для постоянного приема. Женщина разговаривала с несколькими парнями, которых выпустили из изолятора. Они рассказали, что в четырехместных камерах там сидят по сорок человек. Их периодически избивают, не оказывают медицинскую помощь.

Режиссер Максим Швед

Режиссера Максима Шведа задержали в Минске также в ночь на 11 августа, предположительно, во время съемок документального фильма. "Максим работал над новым проектом - водители и пассажиры такси рассказывают, что думают о выборах", - поясняет его подруга Татьяна. Во вторник Швед снимал в эпицентре протестов - на улице Кальварийской: "В 01:15 раздался звонок. Максим включил громкую связь, из услышанного я поняла, что его задержали". Где находится режиссер сейчас, неизвестно.

"Вроде, Максим был в списке задержанных журналистов, кто-то слышал его фамилию на Окрестина. Мы ездили туда, но там его нет", - продолжает Татьяна. Друзья Шведа связались с правозащитной организацией "Весна", звонили по номеру 103 (к счастью, вызовов врачей на такую фамилию не было).

Есть предположение, что режиссера, как и многих других задержанных в столице, отправили в Жодино. "Пытаемся понять, где он, куда привезти передачу, когда будет суд. Нам, например, сообщили, что если Максим в Жодино, то суд может быть и в Червене, и в Смолевичах, и в любом другом райцентре", - говорит его подруга.

Deutsche Welle

Популярно