Новости

2015.11.15 12:29

"Чувствую, что Путин доиграется"

Марк Крутов, Радио Свобода2015.11.15 12:29

Интервью с украинским художником, который стал невольным соавтором ответа сенатора Валентины Петренко Charlie Hebdo.

Украинский художник и музыкант Юрий Журавель стал известен задолго до того, как его карикатуру на Виктора Януковича с соратниками позаимствовала для своего "художественного ответа" журналу Charlie Hebdo российский сенатор Валентина Петренко. Он стал одним из самых известных художников Майдана, выставку его карикатур 24 февраля, в один из самых страшных дней украинской "революции достоинства", разгромил и сжег "Беркут". Своими рисунками Журавель реагирует не только на украинские, но и на российские события: у него есть карикатуры и рисунки, посвященные рейтингу Владимира Путина, убийству Бориса Немцова и акции Петра Павленского у здания ФСБ на Лубянке. В интервью Радио Свобода Юрий Журавель рассказал о своем отношении к французским карикатурам, посвященным катастрофе российского самолета над Синаем, кого бы он сейчас поместил в котел ада и почему Украина должна игнорировать Россию, как разведчик из фильма Леонида Гайдая.

– Как вы вообще узнали, что ваша карикатура получила такую своеобразную "вторую жизнь"? Какой была ваша первая реакция?

​​​​– Честно говоря, реакции не было никакой. СМИ ждали, что у меня будет какая-то истерика, что я как-то бурно отреагирую на это все. Я привык, что мои работы иногда используются без разрешения, поэтому я уже защитил авторское право на все свои работы. Сейчас я могу отстаивать свои права и ждать каких-то компенсаций. Все нормально, сейчас я жду каких-то публичных извинений от госпожи Петренко, а потом продолжим дело в суде. Пускай этим занимаются профессионалы, я в этом совершенно не разбираюсь.​​

– Как вы относитесь к карикатурам Charlie Hebdo, на которые хотела ответить Валентина Петренко?

​​​​– Скажу честно: так получается, что для того, чтобы как-то расшевелить общество, приходится делать удары ниже пояса, то есть немного опошлять свои работы и делать их более жесткими, потому что раскачать общество сейчас очень тяжело. Поэтому иногда я понимаю ходы журнала Charlie Hebdo, они порой действительно специально опошляют свои работы и намеренно делают их заведомо сенсационными. Идея госпожи Петренко, на самом деле, была довольно неплохой. Она не ответила на работы художников убийствами, как это было в прошлый раз, а решила ответить своей творческой работой. Низкий ей за это поклон. Единственное, что сделано это было глупо, даже можно сказать тупо. Было бы неплохо, если бы она, пускай и примитивно, но нарисовала что-то сама и сама подписала. А так – это чистый плагиат.

​​Почему-то мне кажется, ее помощники, которые, скорее всего, делали это, выбрали ваш рисунок не случайно.

​​– Честно скажу, да. Я, честно говоря, как увидел сюжет о ее пресс-конференции, у меня возникло ощущение, что в этом есть какой-то подвох, что кто-то хочет опять расшатать ситуацию в Украине, опять приплести сюда Майдан. Потому что мы сейчас успокоились. У меня в подъезде живут на одной площадке бывший бандеровец, участник УПА (Украинской повстанческой армии. – РС), и бывший энкавэдэшник. Они вместе выходят и пьют пиво, и все нормально. Государство живет мирной жизнью. Понятно, на востоке у нас творится бардак, мы чувствуем вторжение со стороны России, но люди уже научились жить по-новому и прислушиваться к мыслям и мнениям друг друга.

– Если бы вы рисовали этот котел сейчас, кого бы вы в него поместили?

– Сейчас, честно говоря, я бы с удовольствием в этот котел поместил представителей нынешней власти, потому что на костях Майдана во власть влезли люди, которые не заслуживают там находиться. Обещания Порошенко не выполняются, люди недовольны и политикой Яценюка, то, что делает в Киеве Кличко, тоже нас не устраивает. В любом случае, слава богу, есть возможности бороться с этим, и я чувствую, что мы… опять вот приходит конец осени, возьмемся за дело.

Карикатуры Юрия Журавля актуальны до сих пор. Его рисунком "Небесная сотня" активисты "опечатали" вход в кафе, открывшееся недавно в центре Киева рядом с Домом профсоюзов – это событие вызвало протесты среди тех, кто считает открытие злачного заведения по соседству с местом трагической гибели активистов Майдана недопустимым:

​​​​– В России много шума наделала акция Петра Павленского у дверей ФСБ, ее называют чуть ли не лучшим образцом политического акционизма в истории России. Вы нарисовали карикатуру по ее мотивам. Эта акция вам понравилась, она не пошлая, как карикатуры "Шарли", притом что общество она явно расшевелила не хуже французских рисунков?

– Согласен. Вы наверняка тоже как журналист чувствуете, что есть цензура, есть ущемление прав людей. Здорово, в принципе, что кагэбэшная система, как у нас в Украине, так и у вас в России, вообще во всех странах СНГ рушится, что все старое отходит. Не обязательно людей убивать, уничтожать. Мне нравятся слова из гимна Украины: "Згинуть наші воріженьки, як роса на сонці". Они, как роса на солнце, сами отойдут, сами высохнут, потому что они старые, они сгниют сами по себе. А новое, прогрессивное, оно прогрессирует, оно живет, оно находит в себе силы даже не бороться, а не обращать внимания на все это старье.

​​Я вспомнил, что Лубянка и лубяная избушка несчастного зайчика из русской сказки чем-то идентичны. Если Лубянка не может себя защитить от какого-то художника, который хочет устроить перформанс, – это забавно.

– У вас много карикатур на Путина, некоторые из них стали очень известными, например та, где российский президент предстает в роли обиженного мальчика, с которым не хотят играть в войнушку другие дети. Можно ли этого мальчика перевоспитать, или уже нет, остается только ждать, когда, как вы говорите, он "отпадет" сам?

– Вы знаете, скорее всего, это все отойдет в прошлое. Люди сейчас общаются, у меня очень много друзей в России, мы общаемся в фейсбуке. Есть очень много цивилизованных людей, которые не смотрят телевизор и не зазомбированы. Они понимают и отдают себе отчет в том, что творится и у них, в России, и в том, что делается на Украине, какова международная обстановка, принимают несколько источников информации и сами готовы делать выводы. В любом случае, эти друзья живут в России, в Москве, они никогда не возьмут оружие в руки и не пойдут на мою землю отстаивать какие-то чужие интересы. Сейчас мы живем в эпоху лучшей информированности и нас уже так просто не зазомбировать.

​​– Вы вообще охотно реагируете на события в России, хотя и живете в Украине. Например, у вас есть рисунок, где Путин вручает медаль собаке, загрызшей лежащего рядом человека, – в образе животного считывается Рамзан Кадыров. Вы считаете, что именно Путин и глава Чечни стоят за убийством Бориса Немцова?

– Ну конечно. И вы наверняка об этом знаете, откуда ноги растут и откуда идут все приказания. У нас часто были концерты в Москве, я помню "концерт оптимизма" после "Норд-оста" и смерть многих известных журналистов, в том числе тех, кто расследовал те события. Недаром эти журналисты были убиты, мы об этом знаем в Украине, об этом, я уверен, знают и многие в России, просто иногда боятся говорить. Рано или поздно правда всплывет. Сейчас, слава богу, на Украине открываются архивы СБУ, бывшего НКВД. Мы ждем правду, она всплывает наружу, и мы можем с большей полнотой анализировать ситуацию, которая происходит сейчас. Зная историю, ты уже не будешь повторять ее ошибок в будущем.

​​– У вас есть карикатура на Путина, посвященная запредельному рейтингу, который его и губит. Вы и правда считаете, что 90% народной поддержки – это и есть его "кащеева игла"?

– Конечно. Вы же наверняка слышали о Чаушеску, у которого за два дня до расстрела был очень высокий рейтинг. Вера и любовь очень сильно граничат с ненавистью. Человеку рано или поздно приходится отвечать за свои слова. Дай бог ему, конечно, дожить до старости, как Пиночету или еще кому-нибудь из диктаторов. Но я просто чувствую, да я просто знаю – он доиграется. И чем больше проходит времени, тем больше россиян это понимают.

​​– В свое время, в феврале 2014 года, вашу импровизированную выставку политической карикатуры на Крещатике сжег "Беркут". То, что происходит в украинской политике сейчас, тот факт, что до сих пор не найдены и не осуждены виновные в расстреле людей на Майдане, – какие чувства у вас это вызывает, вы настолько разочарованы итогами Майдана, что готовы, как вы намекнули, снова на него выйти, или пока все-таки об этом рано говорить?

– Революция не закончилась. В любом случае, революции проходят не за день, не за два, не за год и не за три. Общество должно воспитываться. Сейчас я общаюсь с молодыми людьми, с тем поколением, которое выросло на "оранжевой революции". Это действительно полные сил и веры настоящие патриоты, ребята, которые хорошо знают историю Украины и которые готовы отдать жизнь за независимость своего государства. Точно так же мы все уверены, что революция не окончена, что сейчас у власти находятся неправильные люди. Слава богу, мы знаем, что власть – это слуги. Это наши слуги, и мы вправе их менять. И мы будем их менять.

– В российских тюрьмах находится более 10 украинских граждан, которые признаны украинскими, российскими и международными правозащитными организациями политзаключенными. Одному из них, Надежде Савченко, вы даже посвятили рисунок. Верите ли вы, что их отпустят, обменяют, что Савченко, Сенцов и другие обретут физическую свободу?

​​​​– Конечно, я в этом просто уверен. Есть надежда. Дело в том, что время проходит и правда рано или поздно всплывает. Сейчас нет никаких веских причин, чтобы держать Надежду Савченко в тюрьме в России, то же самое и с Сенцовым, и со всеми остальными ребятами. Я уверен, что их рано или поздно отпустят. То есть получается, что время сейчас играет против тех, кто держит их в тюрьме. И чем дальше, тем будет хуже, то есть чем раньше они их отпустят, тем быстрее они реабилитируют себя.

– А они могут еще себя реабилитировать?

– Ну, думаю, у них еще есть шансы. В крайнем случае… Не знаю. Дело в том, что отвечать агрессией на агрессию уже не модно. Мы просто будем их игнорировать, как в фильме у Гайдая: "Разведчик должен красивую женщину игнорировать!"

​​​– Юрий, философский вопрос: что ждет Россию и Украину? Можно ли перешагнуть через прошлое, через войну? Как мы будем соседствовать, например, через 10 лет?

– Все империи отживают свое. Они разваливаются. Я с удовольствием, например, через 10 лет приехал бы в Екатеринбург. Мне очень нравится этот город, Урал. Я в детстве зачитывался сказками Бажова, поэтому мне нравится Урал, эти места. Я люблю город Тулу. Мы бы с удовольствием точно так же принимали бы гостей у себя в Карпатах, на Волыни. Единственная штука, в любом случае – равенство. У меня много русских друзей. Украинцы называют москалями нагло ведущих себя на территории Украины россиян. Поэтому научитесь просто быть действительно толерантными, равноправными, и рано или поздно вы будете чувствовать себя счастливыми.

Юрий Журавель – не только художник, но и музыкант. Шуточный клип его группы под названием "Накурила баба журавля" набрал на YouTube почти миллион просмотров. Кроме этого, Журавель участвует в общественной деятельности в родном Ровно, где он создал организацию "Дети подземелья", занимающуюся обустройством городского пространства.

Радио Свобода

Популярно