Новости

2020.05.16 09:23

Россия: в жизни все не так, как по телевизору

Юрий Богомолов, "Эхо Москвы"2020.05.16 09:23

Если борьба с пандемией – все-таки война, то она особенная. По крайней мере, не такая, к какой готовились и продолжают готовиться президент, министр обороны и медийные начальники.

Война, в которой без надобности гусеничные танки, могучие бронетранспортеры, сигарообразные ракеты, непотопляемые крейсеры и еще нечто сверхзвуковое. Не пригодилось все то, что президент готовился предъявить миру на праздничном параде.

В войне с террористом-невидимкой COVID-19 нужно было другое: нужно было вкачивать ресурсы в медицинское образование, в медицинскую науку, в медицинские препараты. Наконец, в качественную медицинскую аппаратуру, чтобы она не вспыхивала синим пламенем у постели пациента. Как это уже дважды случилось.

Коллега рассказала о предсмертном звонке брата с больничной койки: «В больнице все не так, как по телевизору».

По телевизору доктора, сестры и санитары обеспечены средствами защиты и щедрыми зарплатами при работе с больными, а в сети то и дело слышны призывы о помощи.

Давно ли член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич громогласно уверял: «Сегодня армия – самое безопасное место. Только там знают, что такое заражение, как с ним бороться. И бойцов этому специально учат».

А тут сообщения (не по телевизору) о массовых заражениях то в одном, то в другом вузах Минобороны. От Юстаса – сенатору Клинцевичу: более трехсот воспитанников нахимовского училища, участвовавших в репетициях парада, заразилось COVID-19.

К слову, самые великие советские фильмы о войне – не про войну, не про баталии и сражения, а про тыл, что за спиной солдата.

Одна из них была показана на «Культуре» – «Летят журавли». Другая, задвинутая за полночь, на Первом – «Белорусский вокзал». Еще можно вспомнить то, что наше ТВ обошло вниманием – «Балладу о солдате», «Дом, в котором я живу» и самый примечательный в этом отношении фильм «Жди меня», где герой живет ожиданием встречи с той, что осталась далеко, в мирной жизни, на Малой Бронной. И живым остался после всех переделок и переплетов потому, что на Малой Бронной она его ждала.

Где тыл не территория, не класс, не этнос, не партия, а образ былой и будущей мирной жизни.

Войны без чувства тыла за спиной солдата стали не редкостью в новейшие времена, начиная с «братской помощи» Чехословакии и Афганистану.

Войны эти бесславные и тому есть убедительные художественные свидетельства – фильмы Алексея Балабанова «Брат» и «Брат-2», «Война». И, может быть, самое горестное чистосердечное признание нашего поколения – «Груз 200».

Что называется, почувствуйте эмоциональную разницу послевкусия Отечественной войны и локальных боестолкновений, осуществленных под флагом исполнения интернационального долга.

Ее чувствует и власть. Для нее Победа в 45-ом – своего рода краеугольный камень своей нынешней легитимности. Потому так и озаботилась высоким юбилейным пьедесталом для празднования 75-ой годовщины Победы. Она, по идее, должна была бы списать не только вчерашние, но сегодняшние грехи. И по возможности – завтрашние, когда подступит к горлу страны экономический кризис.

Эхо Москвы