Новости

2015.10.04 19:55

Страна невыученных уроков

Первопричина современных проблем российского общества – это нежелание и неумение, извлечь уроки из собственного прошлого. Так считает кандидат исторических наук, докторант Санкт-Петербургского Института истории РАН, старший научный сотрудник по специальности "История России" Энциклопедического отдела Института филологических исследований Санкт-Петербургского государственного университета Кирилл Александров и приводит чудовищные цифры людских потерь за годы тоталитарного правления большевиков.

- У нас не произошло самого главного: мы не преодолели большевизм, мы не дали не политическую даже, а моральную оценку всему тому, что произошло с нашей страной. Потому что при всех спорах вокруг тех или иных исторических событий и разных точек зрения, есть вещи совершенно бесспорные – с конца 1917 года и до лета 1953-го, до смерти Сталина, на пространстве бывшей Российской империи, где была установлена советская власть, погибло более 50-ти миллионов человек.  Чуть больше половины, 26 миллионов 600 тысяч человек, - это жертвы Второй мировой войны, вернее, войны между Германией и Советским Союзом. Но все остальные жертвы – это гражданская война, красный террор, коллективизация, раскулачивание, три Голодомора, ГУЛАГ, НКВД, расстрелы контрреволюционеров подлинных и мнимых, жертвы при подавлении восстаний, внесудебных расстрелов, раскулаченные и погибшие на этапах депортации в спецпоселки для раскулаченных… Это не фантастическая цифра, она элементарно вычисляется путем сложения жертв по каждой категории. Это работа для третьеклассника с калькулятором. 

Такой демографической катастрофы ни один народ в жизни не переживал. Ни в каких учебниках истории не написано, сколько людей уничтожено за 35 лет! Достаточно было задаться вопросом, как это смогло произойти, почему и какие последствия это все имело. Но мы отказались от размышлений на эти темы, потому что они неудобны. Гораздо легче утешаться полетами в космос и использовать какие-то подобного рода достижения для исторической самоуспокоенности. Хотя все юридические основания для оценок и выводов существуют: постановление Конституционного суда РФ ноября 1992 года, где вещи названы своими именами, на самом деле никто не отменял. Оно действует, но нет политической воли, нет общественной воли.

Появление в России новых памятников и музеев Сталина, апология НКВД, потуги вернуть статую Дзержинского на прежнее место в центре Москвы – это, по словам историка, результат совершенно отшибленной у россиян исторической памяти и нежелания эту травму преодолевать.

- У многих народов в истории, особенно в ХХ веке, есть свое травматическое историческое прошлое, связанное с разными событиями. Но точно так же как человек, который пережил насилие в жизни или совершил какие-то преступления, нуждается в психотерапевте, психологе для того, чтобы он проговорил свои проблемы и выговорился, так же и общество нуждается в этом. Но мы от этого отказались и нас это тянет, безусловно, назад.

Игры с людоедами, со всеми этими Сталиными, совершенно не проходят бесследно. Отказ от размышлений о собственном прошлом – честных, искренних, не лицемерных, попытки примирить, например, генерала Врангеля и Дзержинского (мол, и то, и другое - наша история), абсолютно порочны. Говорят: «Не надо оплевывать собственное прошлое…» Подождите! Это ваше прошлое – Дзержинский, вы его не оплевывайте. Но не может в городе, который называется Санкт-Петербургом – городом святого апостола Петра, - существовать улица Белы Куна! Я это как пример беру, просто потому что рядом живу. Либо город святого апостола Петра, либо улица Беллы Куна – иначе шизофрения возникает в голове. И мне кажется, что первопричина, исток всех проблем наших современных – это нежелание, неумение найти правильную тональность в разговоре о собственном прошлом, извлечь из него уроки, назвать вещи своими именами: палачей – палачами, убийц – убийцами.

В России, полагает историк, каждый ребенок в школе должен знать, что такое коллективизация и Голодомор, во взгляде на причины которого Кирилл Александров расходится со своими украинскими коллегами.

- Голодомор, конечно, не был, как, к сожалению, многие коллеги из Киева говорят, террором Москвы против украинцев. Это чепуха, с моей точки зрения. Это было преступление по социальному признаку, а не по национальному. Речь шла о том, что без истребления значительной части крестьянства номенклатура всесоюзной коммунистической партии большевиков на рубеже 20-30-х годов просто не могла удержать политическую власть. И в этом главная причина коллективизации. Сталин решал конкретные тактические, которые потом могли стать стратегическими, задачи применительно к удержанию, сохранению своего режима. Это могло произойти и произошло только через создание колхозной системы и, соответственно, истребление лучшей части крестьянства в разных регионах страны, в том числе и на Украине.

Обо всем этом, по мнению историка, у людей должно быть представление и нужно об этом говорить. Но если человек ничего, кроме телевизора, не смотрит, то картинка, которая у него сформирована, может быть далека от реальности.

- Телевизор, конечно, это страшное на самом деле оружие. Рост агрессии немотивированной, злобности какой-то, абсолютно завораживает. Очень часто с этим сталкиваешься. Но телевидение было еще более тотальным и абсолютным в Советском Союзе. Мне кажется, что все это не очень убедительно, что достаточно сложиться обстоятельствам, при которых ветер опять подует, и люди начнут приходить в себя. Мне не кажется, что те потоки «информации», которые заставляют людей пребывать в таком агрессивном тяжелом состоянии, жить в плену каких-то фантомов, мифов, оказывают необратимое воздействие. Выключить это все на месяц или два, - и ситуация начнет меняться. Тем более, что эйфория-то проходит, потому что проблемы нарастают, как снежный ком, каждый день. И борьба телевизора с холодильником далеко не выиграна в пользу телевизора. То есть пока он побеждает, но здесь главное «пока», а не «побеждает».

Но у меня нет впечатления, что все то, что сейчас в России происходит, необратимо. Мне бы просто очень хотелось, чтобы ни в коем случае не было совершено необратимых поступков, действий. Вот в этом смысле, конечно, любые войны, попытки таких войн, силовых конфликтов, крайне опасны, и нужно делать все, чтобы этого избежать. Но это, конечно, очень сильно зависит от общества.

LRT Kultūra

"Привет русским дезертирам". Как в Грузии встречают новую волну россиян
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА
"Привет русским дезертирам". Как в Грузии встречают новую волну россиян
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА