Новости

2015.10.01 13:11

Суд над Савченко: показания потерпевших — «под копирку»

Среда в Донецком городском суде, где судят Надежду Савченко, прошла заметно более скучно, чем вторник, когда выступала сама украинская лётчица: адвокаты допрашивали потерпевших и ходатайствовали об их исключении из дела, суд предсказуемо ходатайства отклонял.

Ходатайство о «вынесении определения об ошибочном признании потерпевшим» адвокаты Надежды Савченко заявили в этот раз в отношении Ивана Чумакова. Он — беженец из поселка Металлист под Луганском и гражданин Украины. Савченко — тоже гражданка Украины, события, которые обвинение называет её преступлением, произошли на территории Украины — следовательно, объясняли адвокаты, не подпадают под юрисдикцию России по российскому же Уголовному кодексу.

Председательствующий в суде Леонид Степаненко поинтересовался у Чумакова, дававшего показания по видеосвязи из Басманного районного суда Москвы: «Вы согласны?»

«Нет», — твёрдо ответил Чумаков.

«Почему, можете объяснить?» — осведомился судья.

После долгой паузы Иван Чумаков выдал тираду, из которой из-за качества связи были понятны лишь обрывки: «Потому что — ну а кто я?.. Мы шли по дороге… Они начали обстрел… И что я, не потерпевший?!»

Ходатайство об исключении Чумакова, как и два аналогичных предыдущих, суд предсказуемо отклонил — точнее, не стал рассматривать, назвав «преждевременными».

Иван Чумаков — внук и сын допрошенных накануне Галины Дмитриевой и Эллы Бурыки. Эти трое жителей Металлиста, а также их сосед Геннадий Талалаев с женой и дочкой 17 июня прошлого года бежали из своего посёлка от надвигавшегося боя и на блокпосту сепаратистов попали под обстрел. Под этим самым обстрелом украинской артиллерии погибли и сотрудники ВГТРК Антон Волошин и Игорь Корнелюк. Савченко же, по версии обвинения, которую она решительно отвергает, корректировала этот огонь и тем самым соучаствовала в убийстве сотрудников государственного телевидения.

Согласно обвинительному заключению, Савченко намеренно вызвала огонь гаубиц по этой самой группе мирных жителей — и только по ним.

Савченко отрицает, что вообще корректировала огонь, но кроме того, из видеозаписи и показаний самих потерпевших следует, что в данном случае огонь вёлся по посту вооружённых сторонников ЛНР на южной окраине Металлиста, где оказались и мирные жители посёлка.

Дмитриева и Бурыка говорили лишь о двух ополченцах, которых они встретили на дороге, Чумаков вспомнил ещё о нескольких «военных людях» на том коротком участке дороги, где погибли журналисты, а выступавший вслед за ним (также по видеосвязи, из Петербурга) Геннадий Талалаев упомянул уже о 20-25 вооружённых бойцах «Луганской народной республики».

«По фабуле обвинения речь идёт о группе мирных жителей, а здесь у нас вырисовывается группа немирных жителей. Это важно», — заметил в суде адвокат Савченко Николай Полозов, объясняя коллегии из трёх судей необходимость дополнительных вопросов потерпевшим.

«Сами потерпевшие рушат версию следствия о том, что артиллерийский удар был нанесён намеренно по мирным жителям — и вы впоследствии увидите: в вещественных доказательствах есть видео, которое указывает, что там были люди в форме — и, по всей видимости, артиллерийский удар наносился по позициям боевиков», — сказал адвокат Полозов после заседания журналистам.

Адвокаты Полозов и Илья Новиков долго мучили потерпевших вопросами о разных важных и внешне незначительных деталях.

«Да был уже этот вопрос!» — в какой-то момент возмутился прокурор.

«Не было такого вопроса!» — возразил Полозов.

«Ну вот только что же был!»

«Ваша честь, я прошу вынести прокурору замечание, потому что он не даёт мне работать, — дежурно отреагировал Полозов. — Я его не перебиваю, мы всё-таки проявляем уважение к участниками процесса, а тут я вижу явное неуважение».

«Прокурор, вам замечание, — согласился судья. — И вам, адвокат, тоже замечание, потому что вы повторяете вопросы».

Особое внимание адвокаты Надежды Савченко обращают на то, что запротоколированные следствием показания всех потерпевших совпадают дословно. Причем не только в части рассказа о событиях утра 17 июня 2014 года — это как раз естественно: вместе жили, вместе бежали, вместе попали под обстрел, видели одно и то же. Однако дословно совпадает у них и пафосная «общеполитическая преамбула», где говорится, что в Киеве пришли к власти националистические силы и затем развязали войну против русскоязычного населения Донбасса.

Иван Чумаков объяснил это тем, что обсуждал политические вопросы с бабушкой и матерью, и об этом «говорили по радио и телевизору».

«А с остальными людьми, с соседями, которые с вами были, вы обсуждали эти вопросы? — поинтересовался адвокат Илья Новиков. — Нет? А можете объяснить, почему они выражают те же мысли теми же словами?»

«Потому что следователь так написал!» — выкрикнула Савченко.

«Подсудимая, выношу вам замечание!» — сообщил судья Степаненко и снял вопрос.

«Зрозуміла, ваша честь», — перешла обратно на украинский Савченко.

Это распространенная практика российских следователей — писать показания за свидетелей или потерпевших, у которых часто нет времени, желания или литературных способностей. Адвокаты Савченко полагают, что следователь Дмитрий Маньшин сделал именно это.

Потерпевшие, впрочем, совершенно не против.

«Да, я в своих убеждениях согласен. В Киеве сместили легитимного президента и к власти пришли националисты. У них свои взгляды на жизнь, что русский язык — это не язык, население Донбасса — это не люди, и так далее. И по телевизору об этом говорили», — объяснял Иван Чумаков.

Что говорил Геннадий Талалаев, журналистам, смотревшим этот видеомост с Петербургом по видеотрансляции в соседнем зале в городском суде Донецка, из-за качества звука было совершенно непонятно.

Перед Чумаковым и Талалаевым в суде огласили письменные показания матери погибшего звукорежиссёра «Вестей» Антона Волошина Ирины. Сама она, как объяснил прокурор, лежит в больнице.

Родственники погибших Волошина и Корнелюка по определению ничего не могут знать о роли Надежды Савченко в событиях 17 июня 2014 года в Металлисте, поэтому их присутствие в процессе неизбежно, но ничего не добавляет содержательной стороне дела.

Суд над Надеждой Савченко продолжится 1 октября.