Новости

2020.02.25 15:13

"Нам просто затыкают рот"

В Калининграде в десятый раз закрывают газету
Юлия Парамонова, Радио «Cвобода»2020.02.25 15:13

Центральный районный суд Калининграда закрыл газету "Новые колеса Еженедельник" по иску Роскомнадзора. Основание – газета не выходила более года с момента регистрации. Суд не принял в расчет, что все это время счета издания были заморожены, техника изъята, а главный редактор и учредитель Игорь Рудников находился в СИЗО. Корреспондент Север.Реалии разбирался чем "Новые колеса" не угодили губернатору области Антону Алиханову и остались ли в регионе независимые СМИ.

– В суде мы излагали свои доводы: выходу газеты препятствовали не финансовые сложности или хозяйственные споры, а органы власти, Следственный комитет, – говорит Игорь Рудников. – Выпускать газету с главным редактором, который находится за решеткой, трудно. Как только нам удалось добиться возврата техники, денег, мы тут же перешли к изданию газеты.

Газета "Новые колеса" в Калининграде существует 25 лет, и это уже десятая попытка ее закрытия, отмечает Рудников. Каждый раз издание немного меняло название, не изменяя бренду, и вновь начинало работу. 11 февраля суд аннулировал лицензию у газеты "Новые колеса Еженедельник", а годом ранее – у "Новых колес Игоря Рудникова".

Генерал против журналиста

Игорь Рудников публикует материалы, компрометирующие чиновников и силовиков, рассказывает о громких преступлениях. Сам он с 2011 по 2017 год был депутатом Калининградской областной думы (после ареста его лишили мандата).

Герои материалов сотни раз подавали в суд на газету. На Рудникова не раз нападали, в 2016 году двое неизвестных пырнули его ножом. Причиной нападения журналист тогда назвал публикацию о застройке в курортном Светлогорске. Тогда суд наказал только исполнителя.

Материал, из-за которого Рудникова арестовали, вышел летом 2017 года. В статье "Райская жизнь генерала Леденева" рассказывалось о незадекларированной элитной недвижимости главы регионального следственного комитета. Издание опубликовало фото дома Виктора Леденёва на Верхнем озере, в одном из самых дорогих районов Калининграда. По данным журналистов "Новых колес", особняк стоил 80 млн рублей, тогда как совокупный доход Леденёва и его супруги за 2015 год составил лишь около 6 млн рублей.

1 ноября 2017 года Рудников был задержан по обвинению в вымогательстве взятки у Леденёва. По версии следствия, издатель требовал у генерала 50 тысяч долларов, за что обещал прекратить писать о нем компрометирующие статьи. Вторым обвиняемым по делу проходил бывший заместитель полпреда президента в СЗФО Александр Дацышин, который частично признал вину и был помещен под домашний арест.

В общей сложности в СИЗО Рудников провел 592 дня. За это время в его поддержку прошли десятки пикетов. Освободить Рудникова призывал нью-йорский Комитет по защите журналистов, правозащитный центр "Мемориал" назвал его политзаключённым. Рудникова наградили орденом А. Д. Сахарова "За журналистику как поступок". К его защите сразу после задержания подключился Центр защиты прав СМИ.

В своем последнем слове на суде Рудников заявил, что уголовное дело против него было сфабриковано "генералом СК вместе с ФСБ": "Арест, тюрьма, насилие, пытки – это тоже публичная, демонстративная расправа, – говорил Рудников. – Это еще и акция устрашения, направленная против всех российских журналистов, чтобы заткнуть им рот, чтобы никто не посмел разоблачать коррумпированных генералов-силовиков".

После полутора лет следствия 17 июня 2019 года Московский районный суд Санкт-Петербурга вынес неожиданно мягкий приговор – он переквалифицировал статью обвинения с "вымогательства" на "покушение на самоуправство", что не предусматривает заключения под стражу. Журналист был освобожден в зале суда. Иск генерала на три миллиона рублей остался без удовлетворения. А спустя несколько месяцев, в октябре 2019 года, Леденёв был уволен из Следственного комитета.

– Я рассматриваю это как победу, – комментирует журналист.

Защита Рудникова подала пять жалоб в Европейский суд по правам человека из-за необоснованно долгого его содержания под стражей и избиений.

"Решили заткнуть нам рот?"

Пока главред был в СИЗО, журналисты продолжали выпускать "Новые колеса Игоря Рудникова". В каждом номере подробно описывалось, как идет следствие. Но скоро начались проблемы. В феврале 2018 года издание получило сразу два предупреждения от Роскомнадзора. Первое было связано со статьей про местного предпринимателя, который судился с ФСБ. Второе – со статьями об уголовном деле Рудникова.

– Я уверен, что это была согласованная акция, чтобы добиться вынесения двух предупреждений и закрыть газету, – говорит Рудников. – Я находился тогда в "Лефортово", мне было сложно противодействовать выпадам Роскомнадзора. Аргументы были надуманными, абсурдными.

В марте 2018 года весь тираж газеты был изъят из торговых сетей и киосков. Причина изъятия не называлась. После этого журналисты выпустили последний бумажный номер газеты "Новых колес", а потом материалы появлялись на сайте издания, которое не имело регистрации СМИ.

На основе двух предупреждений 1 февраля 2019 года "Новые колеса Игоря Рудникова" были закрыты по решению суда. Но еще за полгода до этого, в мае 2018-го, журналист Алексей Малиновский оформил свидетельство о регистрации издания "Новые колеса Еженедельник". Прошла неделя, и в редакцию ворвались судебные приставы, которые без протоколов и постановлений изъяли всю оргтехнику. Вернуть ее удалось только когда Рудников отпустили на свободу.

Практически сразу после освобождения, летом 2019 года Игорь Рудников вернулся к работе. "Новые колеса Еженедельник" наконец начал выходить на бумаге, но теперь раз в месяц. С сентября вышло три бумажных выпуска. Последний – на днях.

Рекламодатели ушли, и чтобы выпускать газету Рудников, по его словам, продал квартиру. Печатать ее приходится в Москве – из-за проблем с типографиями в Калининграде. В ноябре 2019 года на конференции ОБСЕ, посвященной свободе СМИ и безопасности журналистов, издатель пожаловался на давление со стороны губернатора главе российского МИД Сергею Лаврову. Якобы Антон Алиханов требует согласования с ним "редакционной политики", утверждал журналист.

– Какая-то реакция на вашу жалобу была?

– Если вы обратили внимание, в декабре Алиханов провел пресс-конференцию, которая, по сути, была посвящена его объяснению с газетой. Первое, о чем он стал говорить – о том, что никакого отношения к тому, что мешает нам работать, он не имеет, что это спор бизнес-субъектов. Но Алиханов просто врет, он боится честно сказать, что ему не нравится газета "Новые колеса". Он напрямую оказывает давление на типографии, чтобы они не печатали нашу газету, на распространителей, чтобы она не появлялась ни в торговых сетях, ни киосках. Это факт, об этом мне говорили руководители холдинга "Западная пресса", конкретно: "Иди к Алиханову, договаривайся с ним ". Хотя прежде, 13-14 лет, наша газета печаталась в типографии этого холдинга и им же распространялась.

Однако соучредитель медиахолдинга "Западная пресса" Марина Васильева опровергла заявление Рудникова.

"Я заявляю в ответ на обвинения со стороны Рудникова, что я никогда не обсуждала с губернатором вопрос печати и распространения "Новых колес". В Калининграде находится еще две типографии, кроме нашей, которые могут печатать "Новые Колеса". По моим данным, ни в одну из них с запросами о печати Рудников не обращался", – заявила Васильева на своей странице в Фейсбуке.

Рудников пошел ва-банк – он увеличил тираж в десять раз и стал распространять газету бесплатно.

– На момент моего ареста тираж газеты был 10-12 тысяч экземпляров. Газета стоила 26-30 рублей. И продажа в рознице давала примерно 70% всех наших доходов. А когда нам отказали в печати, я сказал: "Хорошо. Если Алиханову не нравилась газета с тиражом 12 тысяч экземпляров, мы будем делать газету с тиражом 100 тысяч и распространять ее бесплатно, – говорит главред. – Печать в Москве выходит дешевле, чем в Калининграде. Но мы платим за доставку 55 тысяч рублей и за распространение газеты, это мой ответ административному произволу. Решили заткнуть нам рот? Хорошо, мы будем делать 100 тысяч.

Аудиторию можно смело умножать на два, уверен журналист – каждая газета попадает в семью, то есть прочитают 200-250 тысяч человек.

О том, что и эту версию газеты могут закрыть, Рудников догадывался.

– После своего освобождения я был в Роскомнадзоре, объяснил ситуацию руководителю, почему газета не выходила в течение года. И мне он сказал: да, мы понимаем, возобновляйте выпуск, проблем нет. Но как только мы перешли к конкретным шагам, появился иск, – говорит Рудников. – Я считаю, что иск инициирован с подачи губернатора Антона Алиханова. У меня в этом никаких сомнений нет. Власти используют все административные ресурсы, чтобы лишить нас возможности работать в регионе и рассказывать читателям, что на самом деле происходит, почему мы сталкиваемся с проблемами, в медицине, социальной сфере. Нам просто затыкают рот.

В трех выпусках газеты вышло несколько материалов о работе калининградского губернатора. В частности, о сложностях со строительством онкоцентра – в остановке стройки Рудников прямо обвиняет калиниградского губернатора.

На страницах второго номера издания редакция опубликовала открытое письмо президенту, где прямо пожаловалась на уничтожение властями независимых СМИ в регионе.

"Образец обличительной журналистики"

В региональном правительстве обвинения в давлении на газету отрицают. Руководитель пресс-службы Дмитрий Лысков уверяет, что от губернатора никогда не исходило требований согласовывать редакционную политику газеты. Во-первых, это незаконно, к тому же запретить распространять или печатать газету может только суд, говорит Лысков.

В профессиональном сообществе региона отношение к истории Игоря Рудникова и его газете неоднозначное. Заместитель главного редактора новостного портала "Новый Калининград" Вадим Хлебников считает, что газету закрыли по формальным основаниям, и вряд ли это было сделано под давлением властей.

– Она действительно долгое время не печаталась и возобновила выход совсем недавно. Поэтому, видимо, уже запущенный процесс об аннулировании лицензии не успели отменить, – говорит Хлебников. – Я не думаю, что кто-то в коридорах власти даже на региональном уровне аж спать не может как хочет закрыть эту газету.

С ним согласен и главный редактор делового издания "Rugrad" Никита Кузьмин.

– Второе закрытие газеты – техническое, а не политическое, как это пытаются представить Игорь Рудников сотоварищи. Есть законодательство, в нем четко зафиксировано, что печатное издание должно выпустить минимум один выпуск в год. Если этого не произошло, вне зависимости от обстоятельств, таких как изъятие техники и (или) содержание в СИЗО, органы Роскомнадзора обязаны подать иск в суд о прекращении деятельности СМИ. Иначе прокуратура привлечет сами органы Роскомнадзора. Рудникову эти механизмы прекрасно известны, он с коллегами издавал еженедельное печатное СМИ много лет.

Образцом свободной журналистики газету "Новые Колеса" Хлебников не считает.

– Это такая гремучая смесь таблоида и текстов, напоминающих политическое мочилово, – говорит он. – К тому же известно, что газета Рудникова прямо брала деньги из областного бюджета. Как можно брать деньги у областных властей и быть "независимой газетой", мне лично совершенно непонятно.

– "Новые колеса", безусловно, можно считать образцом яркой обличительной журналистики: во многих статьях издания присутствует позиция только одной стороны. Игорь Рудников и сотрудники издания не скрывали, что в некоторых публикациях пользовались напрямую переданной информацией из правоохранительных органов, – говорит Никита Кузьмин.

"Новые колеса" просто работают в сложившемся тренде, считает главный редактор калининградского портала "Русский Запад" Алексей Шабунин:

– У нас сложно найти "образцы журналистики". Потому что журналистика существует только как часть гражданского общества, которое в России отсутствует как класс, есть только отдельные начинания. Ждать, что "Новые колёса" в этом пространстве будут работать в белых перчатках, наивно. Это всё равно, что ходить в туалет и думать, что можно не мыть руки, справив нужду, потому что они "и так чистые".

По мнению Шабунина, Рудников действительно был политическим заключенным:

– Его уголовное преследование изначально было связано только с его общественной ролью как журналиста и депутата облдумы. И то, как легко рассыпалось это дело, только подтверждает это.

Вадим Хлебников, наоборот, уверен, что узником режима Рудникова назвать нельзя.

– Его арестовывали по подозрению в вымогательстве взятки. На записях, которые были озвучены в ходе процесса, слышно, как Рудников отсылает предполагаемую жертву – главу управления СК – к Дацышину. На записях также слышно, что Дацышин предлагает генералу заплатить Рудникову. К образцовому такое поведение точно не относится. Я полагаю, что Рудников избежал тюрьмы только из-за того, что ключевым персонажем в его деле был Дацышин – один из богатейших и влиятельнейших людей области. Без него дело бы развалилось, потому что прямого предложения заплатить от Рудникова главе управления СК не было предъявлено. Так и получился удивительный по своей гуманности приговор против пары Дацышин-Рудников, а последнего чуть ли не начали представлять как калининградского Ивана Голунова.

Сам Рудников утверждает, что все дело в цензуре, которой не было 20 лет назад:

– Если вытащить из подшивки газету 2000 года, отпечатать – тут же пересажают всю редакцию. Сроки будут от 10 до 20 лет. То, что тогда публиковалось, считалось нормальным. Сейчас де-факто в стране жесткая цензура, мы не все можем написать, не обо всем можем сказать. Но сейчас мы выпустили газету – и по ее материалам можно полтора десятка уголовных дел возбудить. Я вам ответственно говорю.

Решение суда о закрытии издания он собирается оспаривать. Но параллельно планирует зарегистрировать очередные "Новые колеса".

– Закрытие газеты, с одной стороны, – произвол и попрание элементарных норм, связанных с исполнением статьи Конституции о свободе слова, праве на распространение и получение информации, закона о СМИ. А с другой стороны, это абсолютно формальная, бесполезная процедура, ведь даже если нам не удастся оспорить решение суда, ничто не мешает нам в течение месяца зарегистрировать издание со схожим названием, например, "Новые Колеса Калининград", и продолжить работу. Читатель ничего не заметит, – говорит журналист.

– Что будет, когда ваши личные средства закончатся? На что будете выпускать газету?

– Я всем сказал, что у нас год. За этот год либо у нас изменится позиция губернатора, либо сменится губернатор.

Радио Свобода