Новости

2020.02.03 10:53

Foreign Policy: Рождение белорусского национализма

Foreign Policy, InoPressa2020.02.03 10:53

"Вы спрашиваете, почему я против интеграции? Просто взгляните на Россию. Коррупция повсеместна. Ничего невозможно сделать без взятки или без хорошей "крыши". Мария, которая предпочитает использовать псевдоним, упомянула русское слово, которое в прямом смысле означает "крышу", но широко используется в постсоветских государствах для описания незаконной защиты или покровительства. Она сидит со своими друзьями на уютной кухне в многоквартирном доме в белорусском городе Брест. Хозяин квартиры, Яуген Скрабутан, является заявленным противником президента Александра Лукашенко, которого называют "последним диктатором Европы", и сторонником продемократического движения в стране", - пишет Foreign Policy.

"Мария признается, что, в отличие от Скрабутана, политика для нее не играет ключевой роли. Она предпочитает концентрироваться на проблемах повседневной жизни, таких как избегание любой еды из России, особенно мясных и молочных продуктов, из-за их низкого качества. По ее мнению, все, что приходит из России, хуже своего белорусского или европейского аналога. "Дороги там ужасно разбиты, еда ужасная, везде грязь, коррупция повсеместна. Россия - это не та страна, где я хочу жить и воспитывать своих детей в будущем", - твердо заключает Мария.

"Это не единичное мнение, даже в Белоруссии, которая обычно считается самым ностальгирующим по советским временам и пророссийским обществом в Европе, - отмечает автор публикации Томаш Грзывачевский. - (Как сказала мне этой осенью Агнешка Ромашевская-Гузы, директор независимого телеканала "Белсат ТВ", вещающего из Польши на Белоруссию, "белорусы интенсивно русифицировались в течение большей части двух десятилетий правления Лукашенко. Например, есть всего 7 белорусскоязычных школ, 6 из которых находятся в Минске, столице Белоруссии, и только 2 из них являются средними школами"). Тем не менее, согласно данным опроса Института социологии Национальной академии наук Беларуси, только 7,7% респондентов поддержали бы вхождение своей страны в состав России - такая перспектива, как представляется, рассматривается все активнее, учитывая частные встречи Лукашенко и президента России Владимира Путина для обсуждения более глубокой интеграции".

(...)

"Когда два лидера вели свои дискуссии, около 1000 протестующих маршировали в Минске, скандируя "Да здравствует Беларусь" и "Независимость" (...). Некоторые из них срывали портреты российского президента со стен в городе. "В Белоруссии мы наблюдаем смену поколений, - сказал мне в декабре председатель базирующейся в Польше НПО "Белорусский дом" Алесь Зарембюк. - Половина белорусов уже не помнят Советский Союз, и по этой причине ностальгии нет. У молодежи есть айфоны, доступ в интернет, путешествия на запад... Они хотят жить так, как их европейские сверстники".

"Это не обязательно означает, что они хотят быть и частью Европы. "Поразительным аспектом белорусского общественного мнения является то, что оно исключительно нестабильно с точки зрения геополитической ориентации, - отметила Ромашевская-Гузы. - Результаты опросов могут отличаться на несколько процентов от месяца к месяцу". (...) "Основная цель - адаптироваться к меняющимся политическим условиям и каким-то образом выжить".

"Действительно, добавляет Петр Рудковский, директор Белорусского института стратегических исследований. "Подавляющее большинство белорусов придерживаются идеи независимости, но, учитывая слабую национальную идентичность, это отношение может легко измениться. Общественное мнение в Белоруссии более пророссийское, ортодоксальное и антизападное". Некую белорусскую идентичность, помимо этих факторов, найти относительно сложно". Но это может измениться. (...)"

"(...) Что касается роста национализма, то складывается впечатление, что Лукашенко может понимать, что русификация в течение последних нескольких десятилетий была ошибкой. В конце 1990-х годов он, возможно, мечтал стать главой совместного российско-белорусского государства, но теперь он пытается выжить в качестве независимого лидера. В этой борьбе он должен видеть потенциал для превращения белорусов снова в его союзников, играя на национальной идентичности и отличии от россиян", - говорится в статье.

"(...) В целом Лукашенко любит хвастаться экономическими успехами своей страны, развитием ее инфраструктуры и повышением уровня жизни граждан. В 2019 году Белоруссия заняла 49-е место (38 в 2018 году) в рейтинге Легкости ведения бизнеса, составляемом Всемирным банком. Она показывает даже лучшие результаты, чем некоторые страны Европейского Союза, в том числе, например, Греция (79)", - подчеркивается в статье. - (...) Однако страна все еще находится в экономической зависимости от России благодаря российским энергетическим субсидиям и неограниченному доступу на свой рынок. Москва может запугивать Минск, ограничивая свои покупки белорусских товаров, повышая цену на природный газ и тому подобное. Хотя Лукашенко желает этих денег, очевидно, что он не хочет становиться просто очередным губернатором российской провинции".

"С этой целью, по мнению некоторых наблюдателей, он может попытаться воспользоваться формирующейся национальной идентичностью страны. Во-первых, примечательно, что белорусские власти в целом воздерживались от применения силы и насильственного разгона демонстрантов. Это резко контрастирует с реакциями на предыдущие вспышки протестов, в том числе в 2006, 2011 и 2017 годах, когда протестующих в различной степени избивали, задерживали и некоторых случаях убивали", - передает Foreign Policy.

"В настоящее время Лукашенко допускает протесты как инструмент торга на переговорах с Путиным. Это должен быть предупреждающий сигнал: "Посмотрите, что здесь происходит. Нам не нужен второй Киев в Минске, верно?" В противном случае я и другие организаторы демонстраций были бы уже арестованы", - заявил Павел Северинец, один из лидеров партии Белорусская христианская демократия, в середине декабря (две недели спустя он был приговорен к 45 дням тюремного заключения).

"(...) По мнению Рудковского, "Кремль в конечном итоге не настроен на аннексию Белоруссии, как постепенную, так и мгновенную. В кремлевском истеблишменте немногие мечтают о новых аннексиях. Экономическим технократам, например, сильно не нравится эта идея". Между тем общественное мнение также не в пользу этой идеи, согласно опросу, проведенному Российским центром изучения общественного мнения в январе 2019 года: только 17% россиян хотели бы, чтобы Белоруссия присоединилась к их стране. Путин, утверждает Руковский, "осознает затраты, которые наверняка повлечет за собой насильственная аннексия. Приобретение еще одной области с высоким потенциалом сепаратизма было бы слишком иррациональным шагом для достаточно прагматического истеблишмента".

"Ромашевская-Гузы не так уверена в этом. Она считает, что цели Путина носят исключительно политический, а не экономический характер. "Ему срочно нужен новый международный успех". Победа в Крыму уже в прошлом, а более масштабная война на Украине оказалась катастрофой. "Тогда представьте, что российские пограничники наступают на белорусско-европейскую границу в Бресте! Это было бы что-то впечатляющее".

"В то время как цель Лукашенко в удержании власти ясна, конечные цели Путина не столь очевидны, - пишет издание. - Он вряд ли захочет попытаться полностью инкорпорировать Белоруссию в состав России, как это было с планами насчет Крыма, но, возможно, хочет превратить ее в марионеточное государство, полностью подчиненное кремлевскому правлению. В свою очередь, фактический статус Белоруссии станет похожим на Абхазию или Южную Осетию, хотя она и останется формально независимым образованием. Кроме того, Москва полна решимости достичь этой цели с минимальными экономическими затратами и, таким образом, вынудить Белоруссию меньше полагаться на российскую экономическую помощь".

(...)

"Украинская революция стала большим уроком для нашего общества, - говорит Севериенец. - После 2014 года многие начали осознавать ценность независимости - от футбольных фанатов ... до домохозяек, посещающих курсы белорусского языка. Лукашенко... пытается обмануть и лавировать между Востоком и Западом, но впервые за многие десятилетия он должен брать нас во внимание".

InoPressa