Новости

2020.01.14 08:29

Судьба провокатора

Зачем России бывший украинский неонацист?
Марк Крутов, Радио «Cвобода»2020.01.14 08:29

Среди участников предновогоднего обмена пленными и заключенными между Украиной и представителями самопровозглашенных "народных республик" Донбасса оказался бывший руководитель партии "Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона" (УНА-УНСО) Эдуард Коваленко. Вот только обменяли его не пророссийские сепаратисты на кого-то из своих арестованных в Украине сторонников, а наоборот: Коваленко отправился из Киева в Луганск.

Российские СМИ после обмена писали о Коваленко как об "организаторе митингов против мобилизации в украинскую армию" в 2015 году в украинском городе Геническ. Коваленко действительно организовывал антивоенные акции в разгар войны на востоке Украины, в том числе призывал своих сторонников блокировать военкомат Геническа и украинские войсковые части, за что и был приговорен судом к 5 годам лишения свободы. Тем не менее многие украинцы помнят его в другом качестве: как лидера украинской радикальной националистической партии УНА-УНСО, ходившего в окружении своих сторонников под неонацистскими флагами по Киеву и агитировавшего голосовать на выборах 2004 года за кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко. В ноябре 2014 года Верховный суд России признал УНА-УНСО экстремистской организацией и запретил ее деятельность, как и деятельность преемника этой партии, движения "Правый сектор".

Обмен Коваленко, который сейчас находится в "ЛНР", но заявляет о своем желании вернуться в Киев, может удивить лишь тех, кто не следил за украинской политикой в начале 2000-х годов: уже тогда его открыто называли прокремлевским провокатором, призванным бросить тень как лично на Ющенко, так и на всех сторонников "оранжевой революции".

Помимо этого Эдуард Коваленко был активным участником раскола УНА-УНСО, произошедшего в 2002 году. В 2001 году партия организовывала акции "Украина без Кучмы", одна из которых закончилась столкновениями с милицией около здания администрации президента. Лидером партии на тот момент был Николай Карпюк – спустя 13 лет его арестуют во время поездки в Россию, приговорят к 20 годам тюрьмы за участие в первой чеченской войне на стороне чеченских сепаратистов и освободят в рамках первого "большого обмена" заключенными между Москвой и Киевом в сентябре 2019 года. А тогда, в 2001-м, Карпюк сел на три года в украинскую тюрьму, и, воспользовавшись этим обстоятельством, группа членов УНА-УНСО избрала своим главой малоизвестного Эдуарда Коваленко.

На имя Эдуарда Коваленко в числе участников предновогоднего обмена заключенными обратил внимание украинский журналист и блогер Денис Казанский, покинувший родной для него Донецк в 2014 году после начала боевых действий на востоке Украины. В интервью Радио Свобода Казанский напоминает о подзабытых деталях биографии Эдуарда Коваленко и обращает внимание на нескольких его "коллег", также обменянных Киевом в "ЛНР" и "ДНР" – например, "харьковских террористов", устроивших взрыв во время "Марша достоинства" в феврале 2015 года, или российского криминального авторитета Артура Денисултанова по кличке Динго, пытавшегося летом 2017-го убить командира украинского "Добровольческого батальона имени Джохара Дудаева" Адама Осмаева.

– Что известно об Эдуарде Коваленко и чем интересен тот факт, что он был включен в списки на обмен с украинской стороны?

– Это человек, который еще с 2004 года занимался провокациями. Он состоял в УНА-УНСО, эта националистическая организация была очень популярна в 90-х, являясь своего рода аналогом современного "Правого сектора". Эта организация была довольно влиятельна, в ней был ряд харизматичных лидеров, которые потом стали политиками и народными депутатами. Но в начале 2000-х она распалась, часть ее лидеров была арестована, в основном те, которые действительно занимали непримиримую позицию по отношению к властям. Часть, которая избежала ареста, стала после этого сотрудничать с властями и работать в их интересах.

Эдуард Коваленко возглавил один из осколков организации – УНА, "Украинскую национальную ассамблею". Это была националистическая организация, которая занимала активную позицию во время выборов 2004 года, она поддерживала Ющенко, но специально поддерживала в провокативной манере, чтобы его дискредитировать. Они использовали символику нацистов, символику СС, специально делали заявления явно ксенофобского и антисемитского характера. Эдуард Коваленко салютовал нацистскими приветствиями и водил марши по центру Киева.

Сам Виктор Ющенко от этого, конечно, открещивался, он говорил, что это не члены его партии, не члены его организации, но на это Эдуард Коваленко говорил, что никто не имеет права им запретить поддерживать Ющенко, что они его сторонники. Естественно, все провластные СМИ, которые поддерживали в тот момент Януковича, потому что он был кандидатом от власти, показывали во всех красках эти марши Эдуарда Коваленко и его самого. Это была провокация с целью показать, что Ющенко – это такой вот фашист, радикал, человек, который исповедует какие-то совершенно дикие взгляды.

Они приезжали и в Донецк. У них было очень хорошее финансирование, тогда говорили, что это финансирование от Виктора Медведчука, он был главой администрации Кучмы. У них была символика, у них было очень много людей, которых они нанимали для массовки, это были в основном студенты. Естественно, вся их активность закончилась сразу же после выборов, когда Ющенко выиграл, и они сразу же полностью свернули свою деятельность, а про Эдуарда Коваленко все забыли.

Потом он уже всплыл спустя почти 10 лет после этого, незадолго перед войной, он прославился тем, что у него была организация "СПАС", тоже националистическая организация, но он себя уже позиционировал не как украинский, а как панславянский националист, рассказывал, что украинцы и русские – это братья, что они славяне, славяне – великий народ, исповедовал идею превосходства славянских народов над всеми. Когда началась война, он пытался устраивать беспорядки, организовывать в Херсонской области блокирование воинских частей, блокировать дороги, и именно за это его арестовали.

– В связях с Россией обвиняли и еще одного бывшего лидера УНА-УНСО – Дмитрия Корчинского. В то же время членом этой организации был первый погибший на Майдане, Михаил Жизневский. Николай Карпюк, предшественник Коваленко на посту партии, был задержан в России и обменян в сентябре 2019 года в Украину. Много ли вообще, на ваш взгляд, пророссийских провокаторов среди украинских националистов?

– Они, безусловно, есть. Я не готов делать какие-то конкретные заявления, потому что это очень щекотливая тема – тут нужно быть уверенным на сто процентов. А когда у тебя нет доказательств, сложно кого-то обвинять. В случае с Коваленко, по-моему, все очевидно, иначе бы его не обменяли. А что касается остальных – Корчинского обвиняли не столько в работе на Россию, сколько в том, что он выполняет разные политические заказы за деньги. Да, это было, я много раз такое слышал, но опять же за руку его никто не ловил. А то, что такие люди есть среди националистов, это однозначно, я в этом абсолютно уверен. Их используют, чтобы расшатать ситуацию. Когда со стороны каких-то пророссийских сил исходят какие-то заявления, какая-то информация, она всегда в Украине воспринимается очень критично, с недоверием, поэтому они какую-то часть нужной им информации будут всегда вбрасывать через тех людей, которые выглядят как украинские патриоты.

Зачастую украинские националисты, то, что они делают и говорят, выглядит как откровенное вредительство. И то, что они делают, часто бывает на руку и России, и российской пропаганде. Все российские Соловьевы-Киселевы подхватывают эти заявления наших националистов и начинают их преподносить как доказательства того, что в Украине действует какой-то фашистский режим, диктатура националистов и так далее, что является неправдой.

– Существует ли сейчас в каком-то виде УНА-УНСО или она полностью влилась в свое время в "Правый сектор"? Насколько сейчас велика популярность радикальных националистов в Украине?

– Эта организация по факту есть, потому что существует ее символика, есть люди, которые с ней выходят, но понятно, что она сейчас существует на очень маргинальном уровне. Что касается популярности националистов, я думаю, это показали последние выборы. Пик популярности этих партий пришелся на период правления Януковича, это была реакция общества на то, что делала тогдашняя абсолютно пророссийская власть. Сейчас, после изгнания Януковича, мы видим, что ни одна из партий, которая позиционирует себя как ультраправая или националистическая, не прошла электоральный барьер и не попала в украинский парламент.

– Интересны ли чем-то особенным другие участники обмена, отданные Украиной в ДНР и ЛНР?

– Да, там много людей, которых, скажем так, вообще сложно связать с событиями на Донбассе. Это даже не обмен пленными или людьми, которые связаны с этим конфликтом. Просто Россия, грубо говоря, попросила выдать всех своих людей, причем среди них, например, есть два киллера, то есть люди, которые вообще ни к каким боевым действиям, ни к какой политике не имеют отношения, они просто обвинялись в заказных убийствах. Один из них – Артур Денисултанов, который пытался убить Амину Окуеву и ее мужа, ими же был задержан и обезврежен, получил ранение. То есть этот человек был просто наемным убийцей.

Другой участник обмена, харьковчанин, обвинялся в двух заказных убийствах, он убил несколько человек, и это еще было даже до событий в Донбассе, в 2013 году (речь идет о Максиме Мисяке. – РС). Это вообще никак невозможно объяснить какими-то политическими, скажем так, моментами. А в остальном, да, были выданы обычные, так скажем, террористы, преступники, которых мы выдаем в каждом обмене: те же "харьковские террористы", которые нигде не воевали, совершили теракт в мирном городе и убили четырех человек, среди которых был подросток.

– Как вы в целом оцениваете состоявшиеся за последний год обмены заключенными между Украиной и самопровозглашенными "народными республиками" Донбасса?

– Это можно расценивать исключительно как шантаж. Россия берет в заложники украинских граждан, которым приписывают некие мнимые преступления, и потом их обменивают на реальных преступников, которые работали на Россию. Кого забирает Украина? Журналист Станислав Асеев, вся его вина в том, что он писал материалы, он не комбатант, он не воевал, ни одного дня не держал оружие в руках, а занимался исключительно тем, что писал статьи. Его назвали там шпионом, и вот мы забрали его, а отдали двух киллеров, трех террористов, то есть людей, которые обвиняются в реальных преступлениях, которые даже не связаны с войной в Донбассе.

С другой стороны, какой выход у Украины, если наши люди там в заложниках? То же самое было с моряками, например, которые тоже очевидно не совершали никаких преступлений, они просто выполняли приказ, следовали из одного украинского порта в другой. И за что их задержали – понятно, что ни за что. А в обмен на них отдавали людей, которые действительно убивали, которые действительно были реальными преступниками. Но на этот шантаж Украина вынуждена поддаваться, потому что выбор простой: либо оставить наших людей, просто бросить, и они останутся в плену, либо как-то их выменять. Меняют на того, на кого возможно менять, – говорит Денис Казанский.

Уже после своего освобождения и обмена, а также после того, как Денис Казанский обратил внимание на его личность в своем фейсбуке, Эдуард Коваленко подтвердил, что его участие в деятельности УНА-УНСО было "операцией внедрения" с целью развалить партию, а неонацистское шествие в поддержку Ющенко – провокацией: "Я провёл ряд акций, компрометирующих кандидата в президенты Виктора Ющенко. Среди них – известный марш по улицам Киева, в котором сейчас меня пытаются обличить, назвав “фашистищем”. Четко спланированный политтехнологический ход отобрал у Ющенко достаточное количество голосов, а после завершения “оранжевой революции” я организовал возле мэрии Киева разгон остатков "оранжевых активистов", – сказал Коваленко в интервью луганскому сайту "Дикое поле" (за нападение на палаточный лагерь сторонников первого Майдана Коваленко отсидел в украинском СИЗО 6 месяцев. – РС).

История Эдуарда Коваленко – не первый случай, когда Россия пытается дискредитировать Украину, используя образ праворадикальных движений. В марте 2019 года в Польше начался суд над поджигателями Венгерского культурного центра в Ужгороде. Этот поджог, произошедший годом ранее, должен был бросить тень на представителей украинских националистических движений, однако правоохранительным органам удалось установить настоящих поджигателей – ими оказались не украинские, а польские националисты, действовавшие, предположительно, по заказу из России.

Очередной обмен удерживаемыми лицами, о котором договорились на переговорах "нормандской четверки" в Париже лидеры Украины, Франции, Германии и России, состоялся 29 декабря в Донецкой области. В результате обмена на подконтрольную Украине территорию из отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) вернулись 12 военнослужащих, в том числе разведчики, участвовавшие в боях под Иловайском и Дебальцевом, и 64 гражданских лица, включая журналистов Станислава Асеева и Олега Галазюка. Украина передала в "ЛНР" и "ДНР" 127 человек.

7 сентября 2019 года Украина и Россия обменялись заключенными по формуле "35 на 35", тогда в Украину вернулись 24 военных моряка, захваченных российскими пограничниками вблизи Керченского пролива осенью 2018 года, и еще 11 узников, включая режиссёра Олега Сенцова. Владимир Зеленский говорит, что будет вести переговоры о дальнейших обменах в рамках формулы "всех на всех": по данным президента Украины, в "ЛНР" и "ДНР" находятся в заключении еще около 300 человек, причем власти самопровозглашенных республик официально признают нахождение в тюрьмах и СИЗО лишь 100 из них.

Радио Свобода