Новости

2015.09.06 16:43

"Русский" Бисмарк - действительный и мнимый

Главным героем выходящих в России книг о Германии и из Германии стал в этом году Отто фон Бисмарк. О "железном канцлере" пишут очень много - в том числе и неправды.

Обзор немецкой литературы, переведенной на русский язык, мы делаем не в первый раз. И с каждым годом замечаем, что ее, к сожалению, выходит в России все меньше и меньше. Особенно это касается новых имен.

Правда, российские издательства продолжают издавать, скажем, Ремарка (Erich Maria Remarque) и Гессе (Hermann Hesse), которые по-прежнему остаются самыми востребованными немецкими писателями. В области психологии по-прежнему самые тиражные - Фрейд (Sigmund Freud) и Юнг (Carl Jung), но это почти всегда переиздания.

Выручают юбилеи. В прошлом году "повезло" Фридриху Ницше (Friedrich Nietzsche) в связи с его 170-летием, в этом - австрийскому композитору и дирижеру Иоганну Штраусу-сыну (Johann Strauss), которому в октябре исполняется 190 лет. Но главный юбилей года для российских издателей немецкой литературы - 200-летие Отто фон Бисмарка (Otto von Bismarck). В России по этому поводу уже вышло более десятка книг как самого "железного канцлера", так и книг о нем. Это больше, чем за все советские и постсоветские годы. Перечислим лишь некоторые: "Мемуары железного канцлера" ("Эксмо"), "Мир на грани войны. Что ждет Европу и Россию" ("Алгоритм"), "С русскими не играют" ("АСТ"), "Политика есть искусство возможного" ("Центрполиграф"). В последней, составленной из афоризмов Бисмарка, есть много высказываний германского канцлера о России и русских, которые часто цитируют российские СМИ.

Украины канцлер не знал

Парадокс в том, что ни в воспоминаниях Бисмарка, ни в опубликованных текстах его писем и выступлений многих из этих высказываний нет. Их просто приписывают Бисмарку, чаще всего преследуя пропагандистские цели. Особенно актуальны псевдоцитаты, якобы "доказывающие" историческое стремление Запада раздробить и тем самым ослабить Россию: "Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины... Для огромного тела Российской империи смертельна лишь одна операция - ампутация Украины… Необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата".

Ничего подобного Бисмарк никогда не писал и не говорил. Это фальсификация - хотя бы потому, что он просто не знал слова "Украина". В политическом европейском лексиконе его тогда еще не было. Кроме того, Отто фон Бисмарк был убежденным "державником". Сторонник создания единой Германской империи, он и Российскую империю иначе как единую державу не воспринимал. Достаточно вспомнить его записку 1888 года послу в Вене, в которой он подчеркивает: "Даже самый благополучный исход войны никогда не приведет к распаду России... Это неразрушимое государство русской нации сильно своим климатом, своими пространствами и своей неприхотливостью..."

Лучше всего раскрывают взгляды Бисмарка его мемуары. Это прежде всего политическое завещание выдающегося государственного деятеля. Бисмарк, среди прочего, хотел на основе собственного политического опыта предостеречь своих преемников от возможных ошибок. А опыт этот был колоссальным.

Санкт-Петербург, императрица-землячка

Политическая карьера Бисмарка началась в середине XIX века, а мемуары он начал писать уже после ухода в отставку. Видное место в них занимает петербургский период. Посланником в Санкт-Петербург будущий "собиратель немецких земель" был назначен в 1859 году, уже накопив определенный опыт дипломатической службы. Назначению этому он, кстати, не слишком радовался, воспринимая его как ссылку подальше от Пруссии, где шли тогда судьбоносные споры о том, в частности, с кем воевать, а кого считать союзником. У Бисмарка было на этот счет свое мнение. Во время Крымской войны, например, он противился мобилизации германских армий для войны с Россией.

Это была одна из причин, почему его хорошо приняли в России. Другая: земляку покровительствовала вдовствующая императрица, урожденная принцесса Шарлотта Прусская, вдова Николая Первого и мать Александра Второго. В российских книгах о Бисмарке называют и третью причину, которая способствовала тому, что Бисмарк стал "своим" при дворе. Мол, "молодому дипломату" протежировал министр иностранных дел России и будущий ее канцлер Горчаков, который оказал огромное влияние на формирование политических взглядов Бисмарка и был чуть ли не его учителем. Но вспомним: Бисмарк приехал в Россию, когда ему было 44 года. Какой уж тут "молодой дипломат"! К тому времени он давно сформировался и как человек, и как политик.

Кроме того, дипломатический стиль Горчакова был чужд Бисмарку, и он часто писал об этом, отзываясь о Горчакове очень отрицательно, даже пренебрежительно. Судя по его мемуарам и другим документам, с большим уважением Отто фон Бисмарк относился к другому своему русскому коллеге - Петру Шувалову, послу в Великобритании. Между прочим, и Горчаков, сначала симпатизировавший Бисмарку, впоследствии его невзлюбил. "Пока он претендовал на участие в моем политическом воспитании, - пишет Отто фон Бисмарк о Горчакове, - благоволение его было безгранично... Подобные отношения стали уже немыслимыми, едва я в качестве прусского министра принужден был рассеять иллюзии, которые он питал насчет своего личного и политического превосходства. Отсюда гнев. Как только я как немец, или как пруссак, или как соперник, начал выдвигаться на самостоятельное место в признании Европы <...>, его благоволение ко мне превратилось в неприязнь".

Любимое словцо

Нужно добавить, что неприязнь эта во многом объяснялась тем, что Бисмарк нанес Горчакову несколько чувствительных политических поражений. Но в целом политика "железного канцлера" вовсе не была антирусской. Он отстаивал интересы своей страны - Германии, которые, кстати, тогда нередко совпадали с российскими. Между прочим, будучи прусским посланником в Петербурге, Бисмарк изучил русский язык и изъяснялся на нем вполне сносно. Русские слова можно нередко встретить в его письмах. Особенно ему полюбилось словечко "ничего", которое восхищало его своей почти мистической многозначностью. Ему даже приписывают фразу: "В Германии только я один говорю "ничего", а в России - весь народ". Но, судя по всему, и это - псевдоцитата.

DW

Таллинн
BBC NEWS РУССКАЯ СЛУЖБА