Новости

2020.01.04 11:26

Скромный миф свободы на улицах Минска (комментарий)

Гинтаутас Мажейкис, Университет им. Витаутаса Великого (Каунас)2020.01.04 11:26

Миф – способ мышления народа на собственном языке. Насколько важен миф свободы жителям Минска?

Живой миф выходит за пределы разума и критического опыта, поэтому его нельзя до конца определить – ни негативно, ни позитивно. Он состоит из множества легенд, слухов, поэтических и сказочных элементов и позволяет народу понять действительность. Из его сказаний происходят такие неопределенности, как свобода, любовь, смерть, истина, жизнь, мир, Бог. Последующий акт их определения является коммуникативным и институциональным ограничением и только после этого поддается анализу, критике, творчеству и манипуляции.

Исторически политическая независимость является производной от свободы, ограничением свободы рамками государства, подчинением себя идеалу общего устройства жизни. Однако образ и понятие суверенитета происходят от ограничения слова Бога. Парадоксально, но независимость и суверенитет противоречат друг другу. Самоуправление – один из способов решения этого противоречия, когда мы сами, а не кто-то другой, выступаем сувереном и ограничиваем наши свободы. Худшей формулой обмана является утверждение, что свобода – это лишь осознанная необходимость. Каждый восставший знает, что это ложь. Свобода является преодолением необходимости подчиняться суверену, не только внешнему, но и внутреннему, преодолением не только внешнего, но и внутреннего рабства. Свобода негативна по отношению к действиям суверена. В то же время суверен, суверенитет – это сила, запрягающая коней свободы, это приказ, закон, государство, но это и узурпатор. Вывести людей против узурпатора – значит пробудить ценность, сущность свободы, позволить мифу свободы раскрыть свои крылья.

Почему оппозиции не удается вывести народ в Минске? И почему россияне не протестуют против возрождения тоталитаризма через воскрешение империи, начинающегося с присоединения Беларуси? Какие мифические архетипы сковывают: страх империи, власть суверена и его законов? Выход на улицу убеждает в присутствии мифа свободы в народе, а значит – и в его способности творить, созидать, отстаивать свою волю и только потом суверенитет. Если наоборот – то тогда весь пафос, вся сила сопротивления теряют энергию и превращаются в убеждение подчиниться «законным действиям властей». Риторика порядка и дисциплины – рациональна и не допускает протеста и сопротивления. Но, как рассуждают Ю. Хабермас, А. Хоннет, без борьбы нет признания Лица, а есть лишь признание функции, которую вы выполняете. Без борьбы значима только ваша полезность организации суверена. Протест, а не подчинение законным действиям властей, творит Лицо народа. Из свободы вырастает душа, и только потом она принимает ту или иную политическую форму.

Выход на площадь показывает количество стойких и их решительность отстоять свою свободу и независимость. Никакие социальные сети с их резкими комментариями не свидетельствуют о достаточной решительности, ни одна электронная петиция не стоит минут публичного митинга. Да, речи на митингах чаще всего пусты и отрывисты, как порывы ветра. Но умных аналитиков надо читать в книгах и слушать на конференциях. Митинг – не место для размышлений, а событие репрезентации публичной воли. Протесты против процесса присоединения Беларуси к России 29 декабря собрали только чуть больше 100 человек. За последние дни протестов в 2019 году, начиная с 7 декабря, количество участников плавно уменьшалось от двух тысяч до ста. Для Минска это ноль: это знак отсутствия достаточной решительности гражданского общества. Скромность белорусской свободы на руку идеологии власти Кремля. Партия возрождения империи может утверждать: независимость в Беларуси важна только маленькой кучке националистов, массам же нужен Вождь, Рубль, Газ. Даже церковь массам нужна постольку, поскольку она – праздничное украшение Вождя. Не менее удивительно отсутствие протестов против ползучего созидания Союзного государства среди российской оппозиции. Разве они не понимают, что присоединение Беларуси путем «углубленной интеграции» и «дорожных карт» ведет к закручиванию политических свобод и усилению «вертикали власти»? Основой демократии является разделение «вертикали власти» на минимум три равноправные и соревнующиеся ветви: законодательную, исполнительную и судебную, а в лучшем случае еще и информационную.

Что такое «вертикаль власти»? Это произвол суверена подчинить себе все ветви власти под лозунгами порядка, единства и силы. Современная российская вертикаль власти создает тип силовых номенклатур вместо слабых бюрократов советского пошива. Тем не менее, и тут остается скрытая неравномерность вертикали – ей противостоят интересы семей и, шире, кланов. В Беларуси, как и в Казахстане, сила семьи равна силе вертикали власти и поэтому устранение семьи почти означает изменение суверенитета. В России же вертикаль власти более автономна от семьи и поэтому труднее устранима. Российская вертикаль власти имеет тенденцию к постоянному росту путем захвата новых территорий и подключения новых силовых элит к «вибрации» власти. Поэтому легче всего захватить те политические образования, в которых власть строится на основании семейного или кланового сплочения, а не соревнования ветвей власти, страны, в которых миф свободы и образы независимости слабы.

А. Навальный и П. Северинец – два трибуна, борцы, арестанты, разоблачители и интеллигенты. Как они непохожи на польского Л. Валенсу или на литовского В. Ландсбергиса. Валенса восьмидесятых (1980-1981 и 1988-1989) – труженик, электрик судоверфи, свой в профсоюзе, но он далек от понимания проблем писателей и художников. Судостроителям «Солидарности» был нужен Валенса, а не писатель и диссидент А. Михник. У революции свое лицо, мифологическое, а не просветленное. Навальный и Северинец – просветленные разночинцы, борются за свободу, за справедливость, против вертикали, семьи и кланов, но далеки от народа, в отличие от Валенсы. Ландсбергис, лидер литовского Саюдиса (1988-1991), – не столь герой площади, сколь хитрый игрок многоходовок, напоминает З. Бжезинского. Ландсбергис играл в стратегию и тактику, а вовсе не в народного исполина и мученика, был не вождем масс, а скорее руководителем элит и не собирался быть арестантом. Российским его аналогом мог быть Е. Примаков, но никак не А. Сахаров.

Кроме того, в Польше, в Литве, как потом и на Киевском Майдане, лидеров сопротивления просто так не отдавали силовым структурам. Нельзя позволить своих лидеров арестовывать. Мать Северинца рассказывает: «Свои 29, 30, 34, 35, 36, 43 сын встретил за решеткой», герой, разночинец-интеллигент. Еще большее количество арестов у Навального. Оба – герцены и огарёвы – звонят в колокола, мучаются, а народу выходит – капля в море. Когда я смотрел, как Северинец выводил все меньше людей на улицы и площади Минска 2019 года, как поэт Вл. Некляев не в состоянии кого-то пробудить своими стихами и речами, создавалось впечатление, что они копируют московские протесты, но не Киевский Майдан, с его десятилетием развития (2004-2014), не историю становления «Солидарности» в Польше в 1980-1989 гг. и не возникновение и развитие Саюдиса в Литве в 1987-1991 гг. Что за тридцать лет независимости Беларуси было сделано для сопротивления скатыванию в тотальность вертикали и иррационализма семьи?

Вертикаль власти обосновывает и строит свои рассказы линейно исторически, бинарно: с выдумкой главного врага, с подделкой всего – от выборов до денег и образов величия. Бинарность выгодна вертикали: власть и «неформатная» оппозиция, собиратели земель и проповедники хаоса, Россия – Америка. Бинарность суживает политическое пространство до невозможности действовать самому, а только через единство власти. Освободиться от тенденций режимов в России и Беларуси – это не поменять головы, а преодолеть «вертикаль власти», суверена, которая включена всюду – в любую речь, учебник, книгу, информационный поток. Важно деконструировать линейность, раскрывая силу религиозных, культурных, гендерных, профсоюзных, демократических альтернатив. Поэтому независимость прессы, профсоюзные движения в Беларуси, религиозное сопротивление, альтернативные музыкальные и другие культурные проекты, расширение присутствия белорусского языка в политическом пространстве, экологические движения и активное участие в них лидеров сопротивления являются шагами по разрушению и вертикали, и присутствия семьи.

Mums svarbus tikslumas ir sklandi tekstų kalba. Jei pastebėjote klaidų, praneškite portalas@lrt.lt