Новости

2019.12.31 15:12

Слова и события, герои и антигерои, страхи и надежды уходящего десятилетия

Почти 10 лет назад, в 2010 году произошло два события, во многом определившие характер уходящего десятилетия.

Во-первых, социальные сети обзавелись кнопкой Like, с появлением которой сотни миллионов людей подсели на Facebook, Vkontakte и другие источники эндорфинов – оказалось, что ставить и получать "лайки" – это огромное, ни с чем несравнимое удовольствие; во-вторых, в телефонах появились мобильные приложения для соцсетей, сделавшие их поистине вездесущими.

Исторический результат не заставил себя ждать: уже в следующем году родился герой десятилетия – Бунтарь со смартфоном. Это оружие оказалось посильнее, чем знаменитый булыжник – орудие пролетариата. "Арабская весна", протестная зима в России, Майдан, "желтые жилеты", Гонконг – все крупные акции гражданского неповиновения стали возможны благодаря новым технологиям быстрой организации горизонтальных связей между людьми. Образ бунтаря со смартфоном ярок и романтичен. Он (или она) кидается на полицейские щиты, в полете успевая сделать и запостить селфи, которое вирусно распространяется по миру в считаные минуты и вызывает сильнейшие эмоции.

Для авторитарных режимов, вроде российского, этот персонаж оказался крайне неприятен. Поэтому буквально через пару лет власть при помощи современных технологий нанесла ответный удар. Появился антигерой десятилетия: интернет-тролль – безликая фигура, сидящая в офисе среди десятков таких же, которые ежедневно поднимают в сети волны постов и комментариев с единственной целью – запудрить всем мозги, нагнать мутной конспирологии, отбить желание выяснять, что случилось на самом деле. И на этом поле они оказались весьма успешны: в США до сих пор спорят о российском вмешательстве в президентские выборы.

Троллинг и "затроллить" – это новые слова десятилетия, главное значение которых: провокация. Тролль говорит/пишет не то, что думает, а то, что вызывает максимально острую реакцию участников дискуссии, приводит к "холивару" (от holy war – священная война) и взаимным оскорблениям. Главная задача тролля – превратить любое обсуждение проблемы в некрасивый скандал и уничтожить саму возможность диалога. "Ватники" и "укропы", либералы и патриоты, атеисты и православные начинают ненавидеть друг друга от всей души.

Именно в это время (середина 10-х годов) на историческую сцену выходят новые герои: женщины и дети.

В 2016 году украинская феминистка Анастасия Мельниченко начала флешмоб #небоюсьсказать, посвященный проблеме гендерно-обусловленного насилия. Акция захватила украинский и русский сегменты фейсбука: тысячи женщин рассказали о том, как подверглись сексуальному домогательству или насилию со стороны мужчин. В 2017 году в Голливуде был запущен похожий хештег #metoo, который мгновенно распространился по социальным сетям, а значит, и по всему миру. С этого момента быть сексистом становится не только неприлично, но и опасно – многомиллионные иски и громкие скандалы губят репутации солидных влиятельных мужчин на Западе. Российское телевидение осуждает "разгул феминизма" и сочувственно рассказывает о расторжении контрактов с актерами и режиссерами, обвиненными в домогательствах. "Наступил сексуальный тридцать седьмой год!" – восклицает ведущий федерального канала.

Дети, родившиеся "около ноля", ровесники века и тысячелетия, заявили о себе решительно и внезапно. Никто не ожидал, что они так рано захотят участвовать в общественной жизни и потянутся к штурвалу. "Навальнята", залезшие на фонарь на Пушкинской площади в Москве, школьник, выступавший с речью на митинге протеста в Томске, и Грета Тунберг, с трибуны ООН, обвиняющая мировых политиков во лжи, – это всё одно поколение. Социологи называют его "поколение Z", и в следующие десять лет нам предстоит узнать, что скрывается за этой переменной? Каких сюрпризов ждать от лидеров племени молодого незнакомого? Но уже сейчас можно с достаточной уверенностью сказать, что им многое здесь, в нашем мире, не нравится, и они не особенно похожи на конформистов, которые будут терпеливо ждать мудрых решений сверху.

"Наверху", однако, тоже не дремлют и осваивают новейшие методы контроля за людьми, их мыслями и эмоциями. "1984" Джорджа Оруэлла – больше не антиутопия, а суровая реальность наших дней. Отследить перемещения человека со смартфоном (не обязательно бунтаря) чрезвычайно легко. А в сочетании с повсеместной системой видеонаблюдения это становится рутинной задачей для полицейского алгоритма.

Впрочем, "Большой брат", который следит за нами – это не только (и не всегда) спецслужбы. Есть еще рекламодатели: не успели мы подумать о покупке новой машины, как они уже знают об этом, и реклама автосалона выскакивает в ленте между хештегом #metoo и новостями из Гонконга. При этом наши персональные данные, полученные разными способами, позволяют им вычислить размер кредита, на который они могут нас подсадить.

Поскольку в России большинство граждан ностальгирует по сильной руке, наш Большой брат, разумеется, носит погоны и составляет длинные списки мыслепреступлений, которые, будучи явлены в виде поста, лайка или даже репоста, приводят граждан на скамью подсудимых, а сервильное правосудие мигом оформляет им статью за "разжигание", "возбуждение" или "оскорбление". Иногда такое поведение российского ББ выглядит комично, как в случае с блокировкой Telegram, когда разбушевавшийся Роскомнадзор громил серверы и запрещал миллионы ip-адресов; но чаще всего не до смеха.

К концу десятилетия выяснилось, что мы живем в строго охраняемой цифровой тюрьме, стены которой мы сами любовно украсили котиками из фейсбука. И особых перемен в следующем десятилетии, кажется, не приходится ждать. Потому что большинство обывателей чувствуют себя в этой тюрьме уютно, а молодые пассионарии, вроде Греты, рвутся в лидеры мнений с помощью соцсетей. Так что всё под контролем. Не Путина, так Цукерберга, и можно уже оставить надежду. Разве что случится что-то совсем неожиданное. Или шаман все-таки дойдет до Москвы из Якутии.

Редакция сайта Сибирь.Реалии попросила наших колумнистов и экспертов назвать самые на их взгляд значимые слово, страхи и мифы, героев и антигероев, надежды и разочарования уходящего десятилетия. А также назвать одного того, кто стал в этом десятилетии властителем дум большинства.

Андрей Тесля, философ:

Слово 10-летия – популизм

Собственно, само слово ворвалось в политическую реальность с середины десятилетия, но обозначило – благодаря в том числе своей размытости – уже довольно давно нарастающую волну: приход не представленных, кризис традиционных размежеваний.

Страх 10-летия – неустойчивость, неопределенность

Страх стал тревогой – фоновой, нарастающей: он не конкретен и потому неустраним, тревога пронизывает все – оказываясь уже не механизмом снижения угроз, повышения возможностей их преодоления, а тем, что побуждает принимать перемены независимо от желательности, во избежание худшего, которое всегда готово предоставить тревожное воображение.

Миф 10-летия – "русский след"

"Русский след" оказывается вариантом мифа о заговоре – и, обратившись в таковой, становится везде находимым: следы и улики говорят о его реальности, их отсутствие лишь подтверждает уровень угрозы, ведь это значит, что следы удалось хорошо замести и т. д. – и он удобен тем, что позволяет и верить, что все плохое (на взгляд рассуждающего) происходит не в силу собственных ошибок или просто по природе вещей, но обусловлено чей-то злой волей, при этом внешней – тем самым мир остается рациональным, а то, что определяется как "свое" и "свои" – благим.

Антигерои/герои 10-летия – "коллективный Мутко"/Дамир Юсупов

"Коллективный Мутко" – это и о стиле действия, и о готовности пожертвовать стратегическим ради тактического успеха – поскольку в силу изменчивости и неопределенности об отдаленных последствиях нет смысла думать тебе конкретно, а ответственности за "общее" нет – оно фантомно.

А Дамир Юсупов – вновь про конкретное, только уже именно про конкретного человека, который осуществил собственную мечту, учился быть пилотом потому, что ему это было важно, для себя – за пределами того, что требовали схемы, протоколы и инструкции, и благодаря этому – и везению, разумеется – спасшему и свою жизнь, и еще жизни 232 человек – тоже совершенно конкретно.

Разочарование/надежда 10-летия – кризис либеральной демократии/возвращение "народа" в политику

Собственно, и разочарование, и надежда – ровно об одном, о феномене "популизма", демонстрирующем и глубину кризиса, и вместе с тем возможность позитивного исхода.

Властитель дум 10-летия – мне кажется, по счастью, это ушедший персонаж. Отдать свою совесть на аутсорсинг – или выбрать кого-то как "общественную совесть" – уходящий, надеюсь, вариант: важнее оказываются голоса кого-то по какому-то конкретному поводу, теме, чем попытка найти кого-то, чей голос будет определять для тебя, что думать и как судить "вообще".

Любовь Барабашова, журналист:

Для меня слово десятилетия – волонтерство. За это десятилетие оно стало силой, во многом подменяющей собой гражданские институты. Причем подменяющей эффективнее, гуманнее, умнее. "Лиза Алерт", "Дети БЭЛА" и бесплатные адвокаты "Руси Сидящей" обычно гораздо надежнее МЧС, районной поликлиники и адвоката по назначению. Волонтеры – это альтернатива некомпетентности и бесчеловечности власти.

Антигерои десятилетия – эксперты по вызову. Такие незаметные, что называется, обычные люди. Не злодеи, на их руках нет крови, но они пугают меня до ужаса. Они легитимизируют мерзость и подлость. Любую. Всегда. Когда специалисты по косаткам требую прекратить ловить этих животных, находится "эксперт" (пусть и тема его диссертации – "пауки Хабаровского края"), который подпишет заключение, что косаток много и можно ловить. Всегда найдется кто-то, кто скажет, что снимки дочери Юрия Дмитриева – порнография, высказывания Егора Жукова – экстремизм, а песни Крида – "антиценности сатанизма".

Разочарование десятилетия, а скорее, даже отчаяние – это судебная система России. Умные, справедливые, грамотные судьи ( особенно часто они мне встречались почему-то в арбитражном суде), скорее, исключения, которые только подчеркивают катастрофу всей системы правосудия. Полная зависимость судей, адвокаты, многие из которых превратились в "решал", выторговывающих срок в обмен на признание, и профанация вместо следствия, а зачем напрягаться – приговор все равно будет обвинительным.

Моя надежда сегодня – это молодость. Это те подростки, которые организовывают штабы Навального и выходят на митинги. Те, которые не могут пройти мимо, когда росгвардейцы избивают лежащих, даже понимая, что брошенный бумажный стаканчик обернется для них сроком. С ними ничего не сделают ни силовики, ни "пропагандоны". Киселев с Соловьевым могут сколько угодно вопить про Украину, но моя 13-летняя дочь, обсуждая новости, рассказывает о нехватке в стране препаратов для лечения муковисцидоза и избиение девчонок в Питере, которых гопники приняли за лесбиянок. Это ее беспокоит, а Украина – нет.

Евгений Симонов, эколог:

Слово 10-летия – "виртуальный" полностью материализовалось именно в эти 10 лет: "мы живем в виртуальной реальности" (при развитом социализме мы слов таких не знали).

Властитель дум 10-летия – Интернет – и другого кажется уже не будет, ибо "суверенный интернет" тоже интернет. Оксюморон эпохи: "Вшейте мне чип и отстаньте…"

Событие 10-летия в России – реинкарнация опричнины, в виде программы развития Дальнего Востока, с присовокуплением все новых земель, где в интересах быстрейшего разграбления отменено действие части российского законодательства.

В мире: глобальная оруэллизация реальности. "И ты, Трамп…!!!"

Страх 10-летия – что в условиях нагнетания кризисов авторитарные режимы адекватнее отвечают на вызовы времени, чем демократические (эмпирически пока не подтверждено, но активно насаждается в умах).

Миф 10-летия – "Новый Шелковый путь", он же "Пояс и путь", он же ПиП – потрясающе инновационная гибридная стратегия усиления влияния Китая во всем мире: 100+ стран радостно подписались под химерой, не имеющей ни четкого плана, ни обязательств со стороны инициаторов, ни каких-либо коллективных механизмов контроля или международного управления.

Антигерой 10-летия – Председатель Си – опять начал строить госкапитализм и общество тотального контроля.

Герой 10-летия: Председатель Си – окончательно провозгласил курс на создание "Экологической цивилизации" в одной отдельно взятой стране и решительно предпринял дюжину серьёзных шагов по охране природы.

Разочарование 10-летия – ЦК КПК – отказался от главного урока – отменил требование регулярной сменяемости партийно-государственного руководства.

Надежда 10-летия – "Восстание вымирания" (Extinction Rebellion) – дети, кажется, начинают думать по-новому, учитесь с ними дружить…

Наталья Непомнящих, филолог:

Слово 10-летия – Феминизм, феминистка. Благодаря феминисткам в обществе стали актуальными вопросы о домашнем насилии (проект закона в Думе), случился так еще и не утихший спор о феминитивах, вошли в обиход слова "харассмент", "абьюз", возникла сетевая акция metoo, были и вспышки помельче вроде нескольких скандалов с рекламой, рассматриваемой через феминистический фильтр как недопустимый теперь дискурс по отношению к женщине.

Событие 10-летия для России – украинский Майдан. Дело в том, что именно с украинского Майдана начался отсчет новой реальности для обеих стран. Да, были уже Чечня, Грузия, но они – далекие в сознании обычного человека от его жизни. Украина всегда воспринималась как "ближняя". Принципиальное расхождение в политическом сценарии и начавшийся вооруженный конфликт стали трещиной, разросшейся и разрастающейся между Россией и миром. Плюс острый раскол внутри российского общества. Внутренняя политика после Майдана резко и круто пошла на завинчивание гаек.

Герой 10-летия – Сергей Сотников из Ижмы, который по собственной инициативе чистил закрытую взлетно-посадочную полосу 12 лет и на которую так удачно сел в сентябре 2010-го аварийный Ту-154.

Герой и антигерой одновременно – Алексей Навальный.

Миф 10-летия – стабильность российской экономики.

Константин Голодяев, историк:

Слово 10-летия – "лишь бы не было войны". Можно было бы бесконечно перечислять, что пережила Россия в последнее десятилетие. Но я уловил в настроении наших граждан и граждан соседних братских республик, где успел побывать, следующую мысль: "всё переживём, лишь бы войны не было". И это возрождение слов из далеких 70–80-х, кажется мне очень важным и пугающим аспектом нашей сегодняшней и завтрашней жизни. Особенно беспокоит милитаризация детей в детсадах, школах, вырывавшееся наружу, и становящееся модным движение АУЕшников. Да, патриотизм воспитывать необходимо, но он заключается не в парадах, не в переодевании детей, не в бряцании оружием, не в установке всюду памятников военной технике, не в "правильных понятиях", а просто в прививании уважения и любви к своему отечеству.

Светлана Прокопьева, журналист:

Слово 10-летия – силовики. Я, наверное, очень политизированный человек, хотя для журналиста это не удивительно. Именно слово "силовики" обобщает для меня годы 2010–2020. Их роль в государстве, а потом и в обществе росла и ширилась все десятилетие, монструозно трансформируясь в нечто полностью противоположное идее правозащите.
Событие 10-летия – митинги на Болотной и Сахарова. Я помню, как в 2011 году спорила с подругой о том, когда же граждане России наконец опомнятся и поймут, что страна заруливает куда-то в тупик. Тогда любовь к Путину (и его аватару Медведеву) в народе казалось безграничной, а позиции "Единой России" – нерушимыми как арктический лед. Мы поспорили, что если внятные массовые протесты начнутся в ближайшие пять лет (или десять? Не помню уже глубины отчаяния), то она приедет ко мне в гости в Псков, а если это случится позже – придется мне ехать к ней в Саратов. Протесты начались буквально через пару месяцев. И какие! Те массовые митинги и последовавшее затем "Болотное дело" определили облик всего десятилетия и сильно изменили общество – как мне кажется, в лучшую сторону.

Страх 10-летия – не застать перемены. Точнее, не застать их в достаточно молодом и бодром возрасте. Уже до ужаса обидно, что последние десять лет жизни пришлись на эпоху застоя и деградации. Страшно, что можно растратить все силы, просто пытаясь выжить и сохранить себя в этом Мордоре.

Надежда 10-летия – наша способность к самоорганизации. Это очень приятное открытие – понять, как здорово люди умеют сегодня находить своих единомышленников, планировать и координировать действия, помогать друг другу и брать на себя ответственность за важные для всего общества задачи. Надеюсь, это то, что мы возьмем с собою в следующие десять лет.

Николай Федяев, художник (Новая Зеландия):

Слово десятилетия –​ вата.

Прошедшее десятилетие –​ это эра social media. Теперь я не представляю жизнь без Facebook, Instagram, Youtube.

Самым мощное потрясение –​ агрессия России в Украине –​ Крым, Донбасс, сбитый "Боинг". Как следствие –​ разрыв отношений с несколькими приятелями, чистка в фейсбуке, потеря интереса к России.

Ольга Чупаченко, эколог​:

Слово 10-летия –​ иностранный агент: чтобы в основном самым деятельным и неравнодушным людям стали навешивать такой ярлык и просто карать... думала, до такого не доживу, никогда не повторится.

Разочарование и страх 10-летия – разрыв с Украиной. Нежелание налаживать отношения с братским народом, неумение разруливать конфликты. Но страшно и в своей стране, убивающей и мучающей достойных людей, а просто всех – обкрадывающей (пример с пенсиями) и делающей заложниками жадного и тупого руководства. Очень показательным для меня стал американский фильм "Марсианин" про то, как героя Мэтта Дэймона спасал, объединившись, весь мир. Но в этом мире не было России в принципе. В "Армагеддоне" мы еще были, пусть и в придурошном виде. А здесь нас просто нет. И я почувствовала, что мир готов обойтись без нас. А вот мы как без мира со своими-то "эффективными менеджерами"?

Раджана Дугарова, историк:

Слово десятилетия – #Meetoo. Феминизм становится все более влиятельной силой, меняющей облик современности, корректирующей политический и культурный дискурсы. Женщины больше не удовольствуются ролью "девицы в беде", они возглавляют правительства стран, становятся главными героинями героических саг. Эти изменения, позитивные большей частью, тем не менее несут в себе толику беспокойства. Главное – не упустить момент, когда гонимые превращаются в гонителей. Я помню советскую цензуру, не хотелось бы, чтобы феминизм выродился в такой подавляющий всякую свободу самовыражения идеологический каток.

Событие десятилетия – аннексия Крыма в 2014 и последующая война на Донбассе. Отношение к Крымнашу разделило Россию на два неравных лагеря. Пока больше тех, кто за, твердящих о восстановлении исторической справедливости, совсем как немцы в конце 1930-х о возвращении Судет. Простите за банальность, но история учит, что опьянение имперским величием ни одной нации впрок не идет. Как пела звезда русского шансона в песне "Русская водка": "Весело веселье, тяжело похмелье".

Страх десятилетия. Не совсем страх, скорее опасение, вызывает у меня грядущее поколение детей, воспитанных гаджетами. Они не играют во дворах, их везде сопровождают родители и воспитатели, вместо того, чтобы шляться с друзьями на улице, они играют в компьютерные игры с такими же виртуальными персонажами. Каким будет мир, когда они придут нам на смену?

Герой десятилетия – Алдар Цыденжапов, матрос Тихоокеанского флота, ценой своей жизни спасший от гибели корабль и 348 членов экипажа. Министерство обороны России посчитало, что Алдар Цыденжапов недостоин звания Героя России, представив его посмертно лишь к ордену Мужества. Однако после того, как петицию за присвоение ему звания Героя России поддержали тысячи человек, правительство подписало искомый указ. Так и просится на язык "вынуждено было подписать". К сожалению, значение звания Героя России несколько девальвировано именами братьев Ямадаевых и отца и сына Кадыровых.

Антигерои – с этим просто: Путин и Трамп.

Надежда и разочарование десятилетия – протесты в Москве с декабря 2011 до конца 2012 года. Революция не состоялась.

Игорь Куртуков, программист (США):

Герои десятилетия. Номинируются: пилот Тамми Шульц – за железные нервы, которые позволили ей успешно посадить Boeing-737 после взрыва двигателя.

Профессор психологии Джордан Питерсон – за плавание против течения и за то, что он не побоялся выступить против политкорректности.

Илон Маск – за создание нескольких новых течений.​

Событие –​ запуск "Тесла Родстер" к Марсу. Слияние космической индустрии и современного акционизма. Космос может быть стильным, а не вотчиной старых пердунов, как в прошлом веке.

Открытия – нейросети, которые из игрушки стали могучей, но непонятной силой.

Страхи – буржуазный страх грядущей великой рецессии. Боялся начиная с 2016-го, но пока не случилось. Буду продолжать бояться в следующем десятилетии.

Надежды – надеялся что к концу десятилетия уже будет самоуправляемый автомобиль. Я когда по горам хожу, приходится возвращаться на ту же парковку, с которой начал. Хочется, чтобы можно было бы перевалить через гору, выйти к другой парковке, а автомобиль бы сам туда подъехал тем временем. Надежда не сбылась.

Радио Свобода