Новости

2019.12.17 08:36

Театр четырёх актёров

Андрей Пионтковский – о "нормандском формате"
Андрей Пионтковский, Радио «Cвобода»2019.12.17 08:36

Правду говорить легко и приятно. Вот я и повторяю правду о Минских соглашениях уже почти 5 лет подряд, начиная с 14 февраля 2015 года. Сначала несколько слов о предыстории этого документа, фейкового от рождения.

На прямой линии с согражданами 17 апреля 2014 года Владимир Путин воодушевил страну, сообщив, что все мы являемся носителями духовности, возвышающей нас над иными народами и государствами. И поставил ближайшую духоподъёмную цель – Новороссия: 10–12 русских областей, незаконно переданных Украине не то жидобандеровцами, не то жидобольшевиками. Но затем выяснилось, что в десяти из этих двенадцати зачисленных в Новороссию регионах не нашлось даже достаточного количества выживших из ума бабулек для организации регулярных массовок с хоругвями и путинскими иконами. В двух областях в нескольких городах удалось закрепиться вооруженной до зубов разношерстной компании профессиональных диверсантов, офицеров ФСБ и ГРУ, фашистов РНЕ, уголовников, ряженых казаков, ветеранов афгано-кавказской колониальной войны. Лучезарная Новороссия скукожилась до огрызка ОРДЛО. Для того чтобы их оттуда не вышибли, необходимой оказалось поддержка подразделений отпускников российской армии с купленными в военторгах танками, бэтээрами, установками "Град", "Ураган", "Торнадо", ЗРК "Бук".

Фундаментальной политической слабостью движения "доведенных до отчаяния коренных жителей Новороссии", отличавшей его от любого другого сепаратистского проекта в мире, было отсутствие в нём органики, его неспособность внятно артикулировать ни причин своего "отчаяния", ни целей своего "протеста". За них это пытались делать военные преступники с российского телевидения. Они посылали на убой и на убийства молодых людей, чтобы те остановили, наконец, жидобандеровцев, систематически распинающих на досках объявлений трехлетних русских мальчиков. И только один из московско-донецких идеологов Александр Бородай впервые, артикулировал – наконец, логично и последовательно – философию путинской авантюры, диалектически вывернув наизнанку тему сепаратизма: "Границы "Русского мира" значительно шире границ Российской Федерации. Я выполняю историческую миссию во имя русской нации, суперэтноса, скрепленного православным христианством. Так же как на Кавказе, я борюсь на Украине против сепаратистов, на этот раз не чеченских, а украинских. Потому что есть Россия, великая Россия, Российская империя. И теперь украинские сепаратисты, которые находятся в Киеве, борются против Российской империи".

Умри, а лучше не скажешь! Программа построения русского рейха сформулирована с запредельной откровенностью. Но, так или иначе, на полномасштабную войну против киевских и львовских сепаратистов Путин, в отличие от Бородая, не решился, однако и от выстраданных планов подчинения всей Украины категорически не желал отказываться. Он оборотился в горячего сторонника "территориальной целостности" Украины. В интерпретации Кремля Минские соглашения – это проект расползания созданной оккупантами раковой опухоли на территорию всей Украины. Двухтактная спецоперация уничтожения веками ненавистного Москве украинского государства: сначала захват части его территории, затем неограниченное расширение зоны оккупации под иезуитским предлогом "восстановления территориальной целостности".

Путин стремится втолкнуть полностью контролируемую им раковую опухоль ДНР/ЛНР в политическое тело Украины. Символично, что за несколько месяцев до смерти товарищ Сталин точно так же пытался соблазнить ФРГ объединением с ГДР, при сохранении в последней СЕПГ, Штази и контингента Советской армии. ФРГ действительно объединилась с ГДР, но несколько позже и на других условиях. Вот так же и Украина вернет себе и Крым, и Донбасс после исторически неизбежного краха путинской империи.

До недавнего времени Украина уверенно парировала замысел Кремля собственной трактовкой Минских соглашений – не может быть и речи о переходе к политической повестке дня без выполнения Россией базовых требований: прекращения огня, вывода российских военнослужащих и вооружений из зоны конфликта, передача Украине контроля над границей. Эта украинская позиция пользовалась поддержкой международного сообщества. Кремлевская аргументация "ихтамнет" категорически не принималась. Российская агрессия резко осуждалась ведущими странами Запада. Против Кремля действовали достаточно серьёзные политические и экономические санкции. Украина выигрывала процессы против России в международном морском трибунале, Гаагском трибунале, арбитражных судах. Никому и в голову не приходило шпынять Украину как нерадивого школьника какими-то невыполненными домашними заданиями, ставить в угол, заставлять её оправдываться и покорно докладывать об исполнении очередных российских хотелок.

Всем было ясно, что Путин никогда не уйдет из Донбасса, а украинское руководство никогда не разрушит собственное государство ради фальшивого "восстановления территориальной целостности" и, следовательно, Минские соглашения де-факто мертвы. Оставалось только выполнить первое и единственное реалистическое положение этих соглашений (прекращение огня на линии разделения сторон) и зафиксировать появление на постсоветском пространстве ещё одного замороженного конфликта.

Надежды на воскрешение минского проекта пробудились в Кремле с приходом в Киеве новой власти. Грандиозная ложь команды Зеленского, нанесшая огромный вред Украине, – это её пропагандистский мем "партия войны", с которой она якобы боролась и продолжает бороться. Если в Украине пять лет у власти была "партия войны" во главе с "кровавым барыгой" Порошенко, то тогда правы кремлевские пропагандисты, утверждающие, что агрессором является не Россия, а Украина. Представляете, какое воздействие эта идеологема оказала на международное восприятие Украины и на уровень поддержки Западом её сопротивления российской агрессии? Эммануэль Макрон и Ангела Меркель мгновенно с облегчением сползли с позиции союзников украинского президента в "нормандском формате" на роль подручных Путина. Действительно, не могут же они быть более проукраинскими, чем само украинское руководство. Тем более что и немецкий, и французский бизнес уже давно развращены аппетитными сделками с путинской клептократией и требуют продолжения банкета.

Что касается подписания итогового документа парижского саммита, то Макрону и Меркель не пришлось уж слишком усердствовать в выкручивании рук молодому президенту. Всю грязную работу за них уже сделал главный переговорщик Зеленского Андрей Ермак, 14 ноября в Москве согласовавший капитулянтский текст со злейшим врагом Украины Владиславом Сурковым. Ещё 12 июля они же подписали протокол советников "нормандской четвёрки", который впервые накладывал на Украину односторонние обязательства, поставив Киев в унизительную позу вечно виноватого "украинского эксперта" на российском телевидении.

Но премьера в Париже не могла быть настолько банальной. Театр требует драмы. Финальный монолог героя не читки требует от актера, а полной гибели всерьез. И герой его произнес, заслужив от взыскательных ценителей в далекой заснеженной Москве восторженные возгласы. Всё сказанное Зеленским на заключительной пресс-конференции полностью противоречило тому, что он только что подписал. Он не признает выборы, проводимые оккупантом в оккупированном ОРДЛО. Он не позволит диктовать извне изменения в украинскую Конституцию. Да, и еще он требует возвращения Крыма. Не правда ли, напоминает финальную сцену из набоковского "Приглашения на казнь", когда приговоренный запросто уходит с эшафота, спокойно перешагивая через картонных палачей. Надолго ли уходит? Далеко ли? И не понарошку ли?

Я не знаю ответов на эти вопросы. Но я знаю другое. Если уж Зеленский, не самый великий патриот своей страны (он как бы больше при Игоре Валерьевиче), да ещё и плотно окружённый откровенными предателями и агентами Кремля, счёл необходимым хеджировать персональные риски и огласить urbi et orbi ключевые позиции движения "Ні капітуляції!", то это говорит многое о настроениях в его стране. И я просто не вижу механизмов, при помощи которых через четыре месяца Москва сможет заставить Украину присоединиться к ОРДЛ’у. Этого просто не может быть и не будет никогда.

Радио Свобода

Популярно