Новости

2019.08.07 11:52

Коломойский дал первое за пять лет интервью российскому СМИ

Радио «Cвобода»2019.08.07 11:52

Украинский бизнесмен и долларовый миллиардер Игорь Коломойский, которого в СМИ называют спонсором Владимира Зеленского на последних президентских выборах на Украине, дал первое после аннексии Крыма и начала вооружённого конфликта в Донбассе большое интервью российскому изданию.

В беседе с РБК Коломойский, вернувшийся на родину после ухода с поста президента Украины Петра Порошенко, рассказал о своём отношении к России, Путину и минским соглашениям.

Радио Свобода приводит основные фрагменты из интервью.

Об отношениях с Владимиром Зеленским и о том, когда они впервые обсудили его участие в президентских выборах

"В 2017 году, когда вышел второй сезон сериала ("Слуга народа"), мы об этом вплотную говорили. Но он ещё не принял решения, потому что семья, жена, дети, родители – и всё не так просто. Для себя окончательное решение он, думаю, принял прошлым летом".

"Иногда переписываемся по WhatsApp: хиханьки да хаханьки, шутим. Вчера он мне прислал ссылку на свой пост в Facebook про генерала полиции…. Созваниваемся очень редко, потому что у него куча дел, человек попал с корабля на бал. Раньше мы общались по телефону раз в две недели, очно – раз в два месяца".

"Пока не прошло сто дней с инаугурации, никаких советов (Зеленскому) я не стал бы давать. Хотя, может быть, не совет, а пожелание… Если выбирать, кого назначать – тех, кому доверяешь, или профессионалов своего дела – я бы пожелал ему назначать на первую позицию тех, кому доверяешь, а на позицию замов – профессионалов".

"Вкладывать в победу Зеленского не потребовалось. У него был контракт с каналом "1+1" (принадлежит Коломойскому), тем и помогал".

"Я кайфую" (от того, что Зеленский стал президентом).

О бывшем президенте Украины Петре Порошенко


"С основной задачей он справился – спас страну от вас (России). Он пришёл, Крыма уже не было, Донбасс уже был захвачен де-факто. Он остановил агрессию. Я могу критиковать его как хотите, но не перед вами. Мы внутри разберёмся сами".

"Мне казалось, он чересчур идёт на поводу у наших западных советников. Они всё время давили на него, чтобы он что-то решил с Приватбанком (крупнейший банк Украины, принадлежавший Коломойскому и национализированный при Порошенко). МВФ, финансовые организации всё время на него оказывали давление".
О словах Путина "Коломойский – уникальный проходимец", который "кинул нашего Абрамовича"

"Это была ответная реакция на мои слова. Я высказался о нём на первой пресс-конференции, которую давал на посту главы Днепропетровской обладминистрации (весной 2014 года Коломойский назвал Путина "полностью неадекватным шизофреником"). Такая была обстановка напряжённая… По форме, будучи губернатором, может быть, я и не имел права так высказываться, но по сути всё так… Ввергнуть наши народы в такое противостояние… Там была аудитория, люди, которые совершили революцию на Майдане, – и тут приехал дядя из Женевы, у него всё в порядке, и он решил стать губернатором. Их надо было на свою сторону поставить, показать, что у нас есть внешний враг. История вокруг словесного конфликта с Путиным дала им понять, что я тоже сжёг мосты и мы находимся в одной лодке. Я не думал в тот момент, сколько у меня кредитов в России и какую собственность у меня отберут".

О Крыме

"Хотелось бы, чтобы вернули, но надежды мало… Честно говоря, я не верю в смену власти у вас. Во всяком случае в обозримом будущем. Все говорят, что при жизни нынешнего президента это (возврат Крыма) невозможно, а я думаю, что при жизни следующего президента это еще менее возможно. Должна быть ситуация а-ля 1991 год, когда СССР распался. Никто не ожидал, но он распался. Не стоит брать какие-то вещи, если ты заранее не продумал, как их отдать обратно".

О Донбассе

"Я и сейчас называю (войну там) гражданским конфликтом. Но он перерос в горячую форму только благодаря Российской Федерации. Она является одним из основных спонсоров и источником этого гражданского конфликта. Если бы не было России и она убралась восвояси, то мы бы закончили все эти вопросы мирным путем ко всеобщему удовлетворению максимум за две недели".

"Восстановление Донбасса может быть только после того, как ваши дорогие вооруженные силы покинут нашу территорию и свалят. Там война идёт, как мы можем туда что-то инвестировать. У меня там есть завод. Я его не могу запустить, он не может там работать, потому что вы там есть".

"Ничего там не надо реинтегрировать. Вам надо свалить просто, и все реинтегрируется автоматически за одну неделю".

О минских соглашениях

"Они не работают, потому что там есть пункт об изменении конституции Украины. Этого не будет. Порошенко не сильно это проталкивал, даже если бы проталкивал, у него бы не получилось, и он это понимал. И Зеленскому не удастся. Украина – единое неделимое унитарное государство. Если начать федерализацию, завтра начнется парад суверенитетов. Есть закон об особом статусе, он согласован минскими соглашениями, и его каждый год продлевают. Нужно убрать изменение конституции, заменить пятилетним переходным периодом особого статуса Донбасса, провести выборы на этой территории под надзором ОБСЕ. Пусть Россия тоже сидит смотрит, но не вмешивается. Избрали всех, кого надо, через 30 дней собрали манатки – и валите к себе".

О том, можно ли было как-то повлиять на ситуацию весной 2014 года

"Я лично никаких сомнений не испытывал. Единственная наша возможность на тот момент был Медведчук (украинский политик из команды Януковича, кум Владимира Путина), который морочил всем голову – и мне, и исполняющему обязанности президента Украины Александру Турчинову – и рассказывал, что всё будет в порядке. Потом, уже после референдума (в Крыму), я понял, что либо Медведчука вслепую использовали, либо это было по согласованию с ним".

О недавней поездке в Москву Виктора Медведчука и Юрия Бойко и их заявлении, что дешевле покупать российский газ напрямую у России без посредников


"Меня вообще не интересует, что говорят Бойко и Медведчук. Я считаю, что они коллаборанты и предатели. Ещё просто их предательство не вырисовалось в статью Уголовного кодекса. Что касается российского газа – нам до задницы ваш газ. Это моё личное мнение. Вы нанесли нам уже столько вреда и ущерба, что еще на 3 миллиарда вреда – надо сжать зубы и пережить. Я считаю, что трубу вообще можно было бы закрыть и забыть. Вы лишили нас половины ВВП военными действиями, вы закрыли для нас инвестиции от цивилизованных стран, потому что инвесторы не хотят вкладывать туда, где может быть война. Российский газ Украине никогда не был нужен. Это фетиш, который придумали такие, как Фирташ, Левочкин, Бойко и Медведчук, чтобы грабить Украину и иногда Россию. Чем газ отличается от любого другого энергетического продукта? Ничем. Не можешь у России брать, бери у Европы".

О предложении российскому телеведущему Владимиру Соловьёву вести авторскую программу на украинском канале "1+1"

"Он в одно время переехал в Израиль, в 2011 или 2012 году, когда у него были какие-то неприятности в России. И он достаточно серьёзно об этом думал. У нас с ним готовилось даже подписание контракта и уже даже обсуждали финансовые вопросы… Если оценивать с точки зрения пропагандиста, то он – номер один".


​О том, в каких он отношениях с Романом Абрамовичем

"Ни в каких. У нас был судебный арбитражный процесс. Он начался в конце 2009-го и закончился в феврале 2013 года мировым соглашением. У нас были определенные споры по одному из активов. "Евраз" купил у "Привата" пять с половиной предприятий. Они отдали часть деньгами и часть акциями. Когда передавали дела, они посчитали, что что-то им недодали. Но это конфиденциальная история. Они были истцом… Сейчас уже нет смысла иметь акции в "Евразе", потому что мало ли что".

Об отношениях с российскими бизнесменами в целом

"Они есть, но это для бизнесменов опасно, поэтому я их не назову. Зачем людям неприятности. Но я ни с кем не поссорился".

"Бизнеса в России у меня нет. Это из принципиальных соображений. Если до конца моей жизни Крым не вернут, то сто процентов Россия для меня закрыта".

"Я думаю, что русские сами не захотят здесь (на Украине) чем-то заниматься, пока эта ситуация будет продолжаться. Потому что их инвестиции всегда будут под ударом. Вы же понимаете, что это всё не хиханьки-хаханьки. По разным оценкам, до 30 тысяч с двух сторон убитых только".

О своих активах, оцениваемых в 7,5 миллиардов долларов, и вероятности победы в судебных спорах по Приватбанку

"Всё заморожено. И ограничение на расходы – 20 тысяч фунтов в неделю. Мне достаточно, даже остается чуть-чуть".

"Суд – это соревнование. Это ж не ваш Басманный суд, где всё предрешено. У нас тут ничего заранее не предрешено".

Радио «Cвобода»