Новости

2015.06.22 14:03

Глава литовской разведки: мы наблюдаем за действиями частных российских военизированных структур

Намерения Пентагона дислоцировать в странах Балтии тяжелое вооружение, а еще в четырех странах ЕС – по батальону, конечно, вызвали реакцию российских политиков и военных. Это назвали самым агрессивным шагом НАТО и Пентагона со времен Холодной войны, а потом последовали угрозы, что Россия ответит укреплением вооруженных сил вдоль всей западной границы страны, в том числе – формированием танковых, артиллерийских и авиационных частей.

Между тем, литовские военные утверждают, что военные мощности в западном стратегическом направлении не только не сокращаются, но укрепляются уже сейчас. Россия повышает военную активность вооруженных сил в западном направлении, активность в Балтийском регионе также возросла. В студии передачи «Неделя» глава Второго департамента оперативных служб Минобороны Литвы, полковник Альвидас Шюпарис.

– Действительно ли повышается военная активность России в западном направлении, это можно констатировать?

– Да, мы оцениваем, что активность повышается, как в количественных, так и в качественных параметрах. Кроме плановых учений, с 2013 года проводятся и так называемые неожиданные проверки боевой готовности. Я могу упомянуть несколько фактов, например, в 2014 году, в декабре, неожиданная проверка боевой готовности была проведена в Калининградском районе. В Балтийском море также были такие проверки в конце февраля и начале марта 2014 года, когда часть российских военных сил была передислоцирована у границы с Украиной.

– Можно ли утверждать, что Россия укрепляет свое вооружение в северном направлении, что ранее не наблюдалось?

– Россия концентрировала свое внимание в этом направлении уже не раз. И конечно, у России большие стратегические интересы в Арктическом регионе. В северном направлении изменения были зафиксированы в 2014 г., когда было создано так называемое Северное объединенное стратегическое командование. Также укрепляются мощности сухопутных частей в северном направлении.

– Когда вы говорите о северном направлении, имеются в виду и страны Балтии?

– Когда мы говорим о странах Балтии, то говорим об укреплении в западном направлении, а северное направление – это больше Арктический регион. С точки зрения России, это – Баренцево море – северо-западное направление, направление Балтийского моря и направление Черного моря. Именно в этих направлениях Россия видит возможные действия НАТО, на них и ориентируется, развивая свои мощности. Если говорить более конкретно, то, например, Кольский полуостров – это направление Баренцева моря, Калининград – направление Балтийского моря, Крым, который очень необходим для доминирования и влияние – направление Черного моря.

– Могут ли остановить повышение военной активности России экономические трудности, могут ли они остановить инвестиции в военную промышленность?

– Пока мы видим, что в ближайшей или средней перспективе эти приоритеты не должны меняться. И Россия, скорее всего, будет стремиться инвестировать как можно больше. Конечно, экономические показатели могут подкорректировать, но даже в случае дальнейшего отрицательного развития, мы думаем, что военная активность будет продолжать расти, возможно, только снизится темп.

– Можно ли сказать, что эта военная реформа, которая началась в 2008 г., и должна быть закончена, кажется, в 2020 г. – не столько реформа военного комплекса, а стала практически государственной реформой, так как она охватывает не только систему обороны, но в нее вовлечена и система внутренних дел?

– Конечно, это комплексный процесс, который включает в себя не только связанные с военным делом мощности и органы, но также и мощности и органы, которые могут быть использованы в определенной ситуации.

– Скажите, что такое частные российские военные компании, действующие за пределами России. Хочу спросить, были ли попытки создать такие в Литве, или они действуют в Литве, возможно, вы наблюдаете за ними?

– Эти частные военные структуры и организации, которые являются наполовину военными, или военизированными – это такая довольно новая тема, которая все больше эксплуатируется в последние годы. Если говорить о присутствии таких организаций в Литве или соседних странах, да, видны определенные действия, с целью использовать такие организации. Как, например, клубы страйкбола, где используется определенная разрешенная экипировка и вооружение, а подготовка больше связана с военными условиями. Иметь такую мощность, которая отражает необходимость ее активизировать, и которую можно использовать для выполнения определенных задач – очень важно. И определенные действия в этом направлении наблюдаются.

– И в Литве вы это наблюдаете?

– Да, и в Литве.

– Россия в настоящее время может использовать неконвекционные средства, может ли она решиться начать с военных действий?

– Ничего нельзя исключать. В угрозе есть два основных компонента: желание, стремление, амбиции и возможности это осуществить. И, как видим, в случае с Украиной это было и желание, и возможности. И определенное решение удержать Украину в зоне своего влияния. Можно ли говорить о попытке тестировать, как говорилось в сообщениях раньше, какую-либо из стран – членов НАТО, это надо учитывать аспект издержек и выгоды. Россия, видимо, не очень хочет акцентировать конфликт с НАТО, но, возможно, может попытаться в определенном случае? Это сложно было бы отрицать.

– Вы говорили об активизации 5 статьи в этом случае, т.е., о том, что Россия может попытаться спровоцировать какой-либо конфликт с членом НАТО, я правильно понимаю? Такое не исключается?

– Правильно, нельзя исключить, но мы это расцениваем как не очень большую вероятность.