Новости

2019.05.07 23:01

Молчание ягнят (комментарий)

Телевизионный обозреватель Александр Мельман - о популярном фильме Юрия Дудя.

«Колыма — родина нашего страха». Это Дудь, его документальный фильм. Одиннадцать миллионов просмотров на Ю-Тубе.

И вот уже коммунисты запаниковали, заорали: это заказуха, все подстроено. Он разоблачает нашего Сталина, чтобы не говорить о сегодняшнем дне. Испугались коммунисты.

Разве раньше, начиная еще с перестройки, нам не показывали фильмы на такую вот тему? «Холодного лета 53 года» не было? «Наследников Сталина» не было? Не было всех этих бесчисленных документалок? А «Штрафбат» забыли?

Все было, только сталинисты задрожали почему-то именно сейчас. И я даже знаю почему. Фильм Дудя про Колыму сделан просто и шикарно. Просто шикарно. Шикарно по-операторски, да. Там такая Колыма, пальчики оближешь. Если не замерзнут пальчики… Такая природа-красава, такое небо, такие ели, безумно опрокинутые ввысь.

И на этом фоне простота. Без гнева и крика от увиденного, услышанного, прочувствованного ужаса. Дудь никого не учит, не читает мораль, не грозит пальчиком. Он просто удивляется — тупой жестокости власти и нашему молчанию ягнят. Нас режут, забивают, ведут на убой, а мы лишь благодарим: и спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!

Молодой человек Юра Дудь и массовые расстрелы по ночам. Неземная красота Колымского края и обыденность смертоубийства. Вот этот нереальный, невозможный контраст и бьет по мозгам и по нервам, разлагает душу, стреляет в самое сердце.

Это очень современный фильм, вот еще что важно. И такие же молодые люди, ровесники Дудя, рассказывают нам о своей жизни, здесь и сейчас. И дочь репрессированного космического гения Королева рассказывает, и Ефим Шифрин, родившийся там, на Колыме, сын своего арестованного и посаженного отца. Арестованного и посаженного ни за что.

Очень много людей, и с ними Дудь один на один, с каждым. Очень много простых людей, которых не бывает. И эти «простые» так сами по себе интересны, необычайны…

А еще Дудь умеет вычленять главное, самое главное. И писать, отмечать это битым словом, черным по белому на экране. Чтобы втемяшилось в головушку, да и не выветрилось больше.

Но ведь выветрится, зуб даю, руку на отсечение. Тогда, в перестройку, тоже казалось — никогда больше. Казалось… Но чем дальше, тем больше: молимся на Сталина, будто на бога живого. Ждем этого Воланда, как мессию, который, наконец, восстановит порядок и справедливость.

История, массовые убийства ничему не учат. Мы ходим по кругу, по замкнутому безнадежному кругу, как прокаженные, у которых отшибло память. И каждый раз так и будем наступать на эти колымские грабли, что в лоб, что по лбу. И радоваться, и удивляться. Сталина на нас нет!

Эхо Москвы